Вена: История. Легенды. Предания / Глава шестая. Императрица Мария-Терезия — австрийская тёща всей Европы

Знаменитая императрица Мария-Терезия из дина­стии Габсбургов, правившая в 1740–1780 годах, была старшей дочерью императора Священной Римской им­перии Карла VI и Елизаветы-Христины Брауншвейг-Вольфенбюттельской.

Елизавета Кристина Брауншвейг-Вольфенбюттельская

Елизавета Кристина Брауншвейг-Вольфенбюттельская

Император Карл VI

Император Карл VI

Родилась она 13 мая 1717 года. Детство Марии-Терезии было бедно внешними событиями, принцесса целиком пребывала в тени своего отца. Вместе с императорской семьей она проводила зимнее время во дворце Хофбург в Вене, весну — в охотничьем замке Люксембург, а лето — во дворце Фаворит в венском предместье. Са­мыми яркими впечатлениями девочки была смена учи­телей. Воспитание Марии-Терезии было предоставлено иезуитам: ей преподавали Закон Божий, историю, гео­графию, искусства, музыку и танцы, несколько языков (среди них латынь). Талантливая принцесса бегло гово­рила по-итальянски, по-французски и по-немецки, а также достаточно прилично по-испански.

Она с раннего детства была очень красива и считалась одной из первых красавиц своего времени. Кроме того, она была очень трудолюбива и каждый день вставала в пять-шесть часов утра. Нрав у нее был пылкий, речь живая и быстрая. Она легко приходила в гнев, но при этом и быстро успокаивалась. Отличаясь фацией, царственным величием и природным даром слова, соединяя нежность и кротость с твердостью, она обладала всеми данными для того, чтобы снискать преданность и уважение подданных.

Получив воспитание, готовившее ее к управлению об­ширным государством, уже в четырнадцать лет Мария-Терезия присутствовала на заседаниях государственного совета.

Когда у ее отца уже не осталось надежды на появление наследника мужского пола, он попытался обеспечить меж­дународное признание прав Марии-Терезии на престол. Для этого он еще в 1724 году обнародовал под именем Праг­матической санкции (Die Pragmatische Sanktion) акт о пре­столонаследии, позволявший передачу власти по женской линии. В последующие годы Карл VI добился от всех евро­пейских держав и от большинства членов империи гаран­тии Прагматической санкции. Только баварский курфюрст Карл-Альбрехт (1697–1745) не согласился признать ее, по­скольку был женат на дочери Иосифа I Габсбурга, старшего брата Карла VI, и считал, что его жена имеет больше прав на Австрийское наследство. Но так как Марию-Терезию при­знали законной наследницей французский, английский и прусский короли, а также российская императрица, пре­тензии Баварии казались неопасными, и отец вполне мог считать судьбу своей дочери устроенной.

***

Молодая эрцгерцогина Мария Терезия фон Остеррайх

Молодая эрцгерцогина Мария Терезия фон Остеррайх

Принц Франсуа Этьен Лотарингский в возрасте 15 лет

Принц Франсуа Этьен Лотарингский в возрасте 15 лет

Красивая, здоровая и смышленая девушка была окру­жена претендентами на ее руку. Среди них были сын испанского короля Филиппа V дон Карлос, португаль­ский принц Мануэл (после отказа он стал монахом-доминиканцем).

Выбор венценосного отца остановился на сыне гер­цога Лотарингского Франце, мать которого была племянницей французского короля Людовика XV (дочерью его брата, герцога Орлеанского). С пятнадцати лет он жил в Вене при дворе Карла VI и успел покорить сердце маленькой принцессы. Франция соглашалась признать Прагматическую санкцию только в обмен на герцогство Лотарингское. Франца пришлось убеждать, чтобы ради женитьбы на Марии-Терезии он отказался от своих прав на Лотарингию. В конце концов, он обменял права на Лотарингию на право унаследовать великое герцогство Тосканское. 12 февраля 1736 года между Францем и Марией-Терезией был заключен брак.

При этом еще перед свадьбой молодожены были вынуждены обещать, что не будут претендовать на на­следство, если у императора Карла VI родится сын, и от­кажутся от наследства, если в их браке не родится сын, а мужской потомок родится у Марии-Анны, младшей сестры Марии-Терезии. Отдельно оговаривалось, что Франц не получит никаких прав наследования земель Габсбургов.

Первые годы замужества Марии-Терезии омрачи­лись дорогостоящей и неудачной войной против Турции (1737–1739), в которой ее муж потерпел поражение в качестве командующего войсками Габсбургов.

***

Император Карл VI умер 20 октября 1740 года, и Мария-Терезия взошла на трон в момент, когда в полной мере обнаружилась военная слабость ее владений.

Историк Альфред Мишьельс пишет:

«Когда Мария-Терезия вступила на холм присяги […], можно было подумать, что Австрия помолодеет и вступит в новую эру силы, славы и благоденствия. Вокруг холма толпилась венгерская аристократия в своих живописных нарядах и на великолепных своих конях. Прекрасная на­ружность императрицы, цвет лица, прелестные черты, одушевленные серые глаза напоминали благородный тип и красоту ее матери, Елизаветы Брауншвейгской и не имели ничего общего с Габсбургами […] Высокий рост, длинные белокурые волосы, спадающие золотистыми локонами на плечи, парчовое платье, красная бархатная мантия, подбитая горностаем, довершали ее величие».

Казалось бы, после смерти отца Мария-Терезия долж­на была без всяких проблем вступить во владение всей обширной Габсбургской державой. Но действительный ход событий оказался совсем иным. Как только в Вене стало известно о кончине императора Карла VI, бавар­ский посланник разослал всем предписание своего го­сударя принимать повеления только от него одного. Ему возвратили его письма нераспечатанными. После этого посол Баварии выехал из Вены. Ясно было, что курфюрст Баварский намерен с оружием в руках утверждать свои права. Стали готовиться к войне, но нападение произо­шло с той стороны, откуда его меньше всего ожидали.

Император Священной Римской империи Карл Альбрехт VII Виттельсбах

Император Священной Римской империи Карл Альбрехт VII Виттельсбах

Мария Терезия просит помощи у венгерского дворянства

Мария Терезия просит помощи у венгерского дворянства

В декабре 1740 года прусские войска без объявления войны ворвались в Силезию. Победа пруссаков над ав­стрийцами при Молвице 10 апреля 1741 года побудила и других властителей предъявить претензии на Габсбургcкое наследство: Карл-Альбрехт Баварский при поддерж­ке французов, с которыми он заключил союз, захватил Нижнюю Австрию и Чехию; испанские войска готови­лись к нападению на провинции Габсбургов в Италии.

Все эти страны гарантировали покойному импера­тору Прагматическую санкцию, но немедленно забыли о данных обещаниях. Английский король, напуганный угрозами Франции и Пруссии, объявил о своем нейтралитете. Только русская императрица не отреклась от заключенного раньше договора, но не торопилась с от­правкой вспомогательной армии.

Положение Марии-Терезии было столь стесненным, что она писала своей свекрови:

«Я не знаю места, в котором могла бы спокойно до­ждаться времени своих родов».

В 1740 году эрцгерцогине было двадцать три года. Она вступила на престол, приняв главные из своих ти­тулов — королевы Венгрии и Чехии, и сразу же должна была вступить в борьбу почти против всей Европы. В эту затруднительную минуту у нее не оказалось ни денег, ни войска, ни дельных помощников. Впоследствии она горько сетовала на то, что отец оставил ее в полном не­веденье относительно государственных дел.

Однако Мария-Терезия была далеко не обыкновенной женщиной: она имела сильный ум, живое воображение, способность к неутомимой деятельности и непоколеби­мую твердость духа.

— Я бедная королева, — говорила она, — но у меня сердце короля.

Коронация Марии Терезии венгерским королем в Прессбурге (теперь Братислава) в 1741 г.

Коронация Марии Терезии венгерским королем в Прессбурге (теперь Братислава) в 1741 г.

Коронация Марии Терезии королевой Богемии в Праге в 1741 г.

Коронация Марии Терезии королевой Богемии в Праге в 1741 г.

И она была исполнена решимости отстаивать це­лостность своего наслед­ства. 11 сентября 1741 года она обратилась к депутатам венгерского сейма с трога­тельной речью и попроси­ла их о помощи. Вид юной прекрасной королевы с младенцем-наследником на руках поразил сердца венгров: они постановили дать Марии-Терезии вспо­могательное войско и охотно записывались в него. Всего, вместе с добровольцами, было выставлено до ста тысяч человек, и эта армия спасла Габсбургскую монархию.

Между тем Карл-Альбрехт Баварский вместо того, чтобы идти прямо на Вену, занял Прагу, короновался там чешским королем и вскоре после этого был избран в императоры под именем Карла VII. Избрание Карла-Альбрехта императором было воспринято Марией-Терезией как личное унижение, ведь эти титулы сохранялись в руках Габсбургов в течение более чем трех сто­летий. Но пока новоявленный император упивался этим мнимым торжеством, обстановка кардинально измени­лась. Венгерское войско очистило от врагов Австрию, затем двинулось в Баварию и в январе 1742 года заняло Мюнхен, так что новый император не мог даже поехать в собственную землю и остался жить во Франкфурте.

Ободренный этими успехами английский король всту­пил в войну на стороне Австрии и послал две армии: одну в Нидерланды, другую — в Германию. Но и тогда вести одновременно войну против Франции и Пруссии каза­лось очень затруднительно. В мае 1742 года австрийцы и пруссаки сразились при Чаславе. Победа опять осталась за Фридрихом. Мария-Терезия с сокрушенным сердцем убедилась, что надо уступить ненавистному сопернику. В июне в Берлине был подписан мирный трактат, по ко­торому прусский король получил в свою собственность Силезию.

Обеспечив себя со стороны Пруссии, Мария-Терезия выступила против баварцев и саксонцев. В сентябре сак­сонцы заключили мир. Французы, занимавшие Прагу, потерпели поражение и в декабре отступили. В июне 1743 года они во второй раз были разбиты англичанами у Деттингена. Таким образом, судьба вознаградила Марию-Терезию за проявленную твердость. Но до по­беды было еще далеко.

В 1744 году Фридрих II (1712–1786) коварно нарушил мир. Во главе стотысячной армии он вторгся в Чехию и занял Прагу. Диверсия эта, впрочем, не имела серьезных последствий — не принимая боя, пруссаки в том же году отступили перед австрийской армией.

Приглашение на коронацию Марии Терезии королем Венгрии (1741)

Приглашение на коронацию Марии Терезии королем Венгрии (1741)

Собственноручное послание Марии Терезии венегрскому дворянству с просьбой о помощи (11 сентября 1741 г.)

Собственноручное послание Марии Терезии венегрскому дворянству с просьбой о помощи (11 сентября 1741 г.)

20 января 1745 года Карл VII внезапно умер, и Мария-Терезия заключила мир с его сыном, вернув ему Бава­рию и позволив обосноваться в Мюнхене. Вслед за тем австрийское войско двинулось в Силезию, но в июне было разбито Фридрихом у Гогенфридберга, после чего Марии-Терезии пришлось уступить провинцию Фридри­ху II (Дрезденский договор, декабрь 1745 года).

13 октября 1745 года муж Марии-Терезии, герцог Франц Лотарингский (1708–1765), был избран новым императором Священной Римской империи, несмотря на сопротивление прусского короля.

Мир с Фридрихом позволил Марии-Терезии отпра­вить большую армию в Италию. К этому времени ис­панцы и французы уже овладели там большей частью Пьемонта, Миланом и Пармой. В 1746 году австрийцы и сардинцы разбили французов под Пьяченцей, но эта победа была больше в интересах сардинского короля, чем Марии-Терезии.

В 1747 году российская императрица Елизавета по­слала на помощь Австрии сорокатысячный корпус. Это принудило Францию к миру.

В октябре 1748 года был подписан Ахенский дого­вор, по которому Австрия потеряла Парму, Пьяченцу и Гуасталлу. Несмотря на эти утраты, Мария-Терезия могла считать исход войны успешным для себя, так как ей удалось сохранить под своей властью основные на­следственные владения Габсбургов.

***

Война 1740—1748 годов была для Австрии серьезным испытанием и обнажила многие недостатки государ­ственной системы. С самого начала оказалось, что у Ав­стрии нетдобротного войска. С середины XVI века армия формировалась на вербовочных пунктах, но доброволь­цев было мало — приходилось брать «под знамена» всякое отребье: нищих, бродяг, заключенных из тюрем. Дельных офицеров тоже было мало. Чтобы поправить положение, пришлось обратиться к рекрутской системе. В 1748 году Мария-Терезия издала указ о призыве на пожизненную военную службу. Страна была разделена на 37 округов, каждый из которых формировал свой полк. Призыву под­лежали крестьяне, не имевшие собственности, чернора­бочие, поденщики, мелкие мещане и дворянская челядь. Был увеличен более чем на 50% поземельный налог, и это позволило содержать постоянную армию, насчиты­вавшую более ста тысяч человек. Обратили внимание и на обучение офицеров — в 1749 году Марией-Терезией была основала военная академия «Терезианум», а также Инженерная и Артиллерийская академии.

Принц Йозеф Венцель Лихтенштейн

Принц Йозеф Венцель Лихтенштейн

Конная статуя имперского генералиссимуса Леопольда Йозефа фон Дауна на памятнике Марии Терезии в Вене

Конная статуя имперского генералиссимуса Леопольда Йозефа фон Дауна на памятнике Марии Терезии в Вене

Совершенствованием пехоты занялся подающий на­дежды генерал, граф Леопольд-Иосиф Даун, а артилле­рии — генерал Венцель Лихтенштейн, и она вскоре стала одной из лучших в Европе.

***

Мария-Терезия обладала подлинным талантом выби­рать себе советников и помощников. Нуждаясь в дельных людях, она постепенно избавилась от старых отцовских министров и открыла до­ступ к высшим должностям новому поколению госу­дарственных деятелей. Она лучше, чем Карл VI, разбиралась в людях, и многие ее назначения были очень удачны. В частности, она сместила канцлера двора, графа Фридриха Гарраха, препятствовавшего прове­дению реформ, и назначила на его место графа Анто­на Венцеля (1711–1794), впоследствии князя фон Кауниц-Ритберга, который затем в течение сорока лет возглавлял австрийский кабинет и имел решающее влия­ние на внешнюю и внутреннюю политику Австрии.

Главными помощниками Марии-Терезии в деле реорганизации страны, помимо Кауница, стали граф Фридрих-Вильгельм Гаугвиц и князь Хотэк. Кроме того, одним из ее главных советников стал человек буржуазно­го происхождения, что для того времени было большой редкостью: это был правовед и публицист Йозеф фон Зонненфельс, автор правовой реформы.

Граф Гаугвиц, занимавший пост министра внутренних дел, водворил в государстве, по словам Марии-Терезии, порядок, вместо хаоса. Все стало подчинено контролю федеральной власти. Он был человеком интеллигентным, хотя и довольно несносным. Окружающие, включая и его собственную семью, считали его чудаком, однако его неуважение к устарелым традициям, способность при­нимать новые решения и готовность рисковать, также как и почти неутолимое трудолюбие сделали из него че­ловека, о котором Мария-Терезия говорила, что он был ниспослан самим небом.

Граф Кристиан Август фон Хаугвиц

Граф Кристиан Август фон Хаугвиц

Князь Венцель Антон Доминик Кауниц-Ритберг

Князь Венцель Антон Доминик Кауниц-Ритберг

Прежде всего, Мария-Терезия и ее помощники-реформаторы позаботились о проведении финансовой и налоговой реформы (в области финансов реформы ве­лись в основном под руководством князя Хотэка). Был введен всеобщий подоходный налог, положивший конец привилегиям дворянства и духовенства, налог на наслед­ство и подушный налог, определяемый в зависимости от размеров имущества. Был также пущен в оборот новый золотой австрийский талер, сделавшийся на многие годы самой ходовой и популярной в Германии монетой.

Императрица старалась покровительствовать промыш­ленности. Это было нелегким делом, так как австрийцы не имели крупных капиталов. Государству приходилось брать на себя организацию фабрик и нанимать специалистов за границей. Император Франц создал на свои деньги не­сколько мануфактур, стараясь заразить своим примером дворянство. Почин его нашел отклик преимущественно среди чехов. С этого времени Чехия в промышленном отношении стала все больше обгонять Австрию. Так как цеховая организация мешала развитию промышленности, правительство стремилось ее разрушить. Так, в 1755 году было запрещено создание новых цехов.

Волновали Марию-Терезию и вопросы улучшения зем­леделия, введения новых сельскохозяйственных культур, например, картофеля. «Крестьяне должны быть способны прокормить себя и платить налоги», — писала она.

Для того чтобы осуществить все эти реформы, импе­ратрице и Кауницу пришлось провести реорганизацию государственного аппарата, упорядочить учет и контроль. Были проведены первая в истории Австрии всеобщая перепись земельных владений и перепись населения. Оформился целый ряд новых центральных учреждений: Придворная государственная канцелярия (министерство иностранных дел), Директорий (высший административ­ный финансовый орган), Высший орган правосудия (ему были отданы дела юстиции) и другие. Для координации всех этих органов в 1760 году был учрежден Государствен­ный совет, как главное орудие административной цен­трализации и административного контроля.

***

Серьезные изменения произошли и во внешней по­литике. Поскольку Кауниц был глубоко убежден, что главным врагом Австрии отныне и на многие годы будет Пруссия, а не Франция (с которой Габсбурги традиционно враждовали почти триста лет), он круто переменил внешнеполитические ориентиры. В 1750 году Мария-Терезия назначила Кауница послом во Францию, и он пробыл там три года, вплоть до своего назначения на пост государственного канцлера. В Париже Кауниц сумел увлечь Людовика XV, а главное — маркизу де Помпадур, выгодами союза с Австрией.

Королева Франции Мария Антуанетта

Королева Франции Мария Антуанетта

Король Франции Людовик XVI

Король Франции Людовик XVI

Французские министры неохотно шли на радикальные изменения в традиционной политике, но, когда Англия, начав в Америке войну с Францией, заключила в Европе оборонительный союз с Пруссией, Франция и Австрия в ответ подписали в мае Версальский договор о военном союзе. Он был закреплен браком французского дофина Луи с дочерью Марии-Терезии Марией-Антонией, боль­ше известной как Мария-Антуанетта.

По словам Эвелин Левер, «эта свадьба исполнила давнишнюю мечту императрицы». Это была поистине «дипломатическая революция», которая положила конец длительной вражде между Габсбургами и Бурбонами. Кауниц завершил формирование антипрусской коалиции наступательным союзом с Россией и Саксонией, после чего Фридрих II решил начать борьбу со своими врагами. Осенью 1756 года он вторгся в Саксонию, принудив ее всего через несколько недель капитулировать.

Так началась Семилетняя война. Австрийская армия пришла в начале октября на помощь саксонцам, но сра­жение с Фридрихом при Лобозице, на саксонской грани­це, окончилось безрезультатно. Вскоре саксонская армия капитулировала, и вся Саксония к концу года оказалась под властью пруссаков.

В декабре 1756 года к австро-французскому союзу присоединилась Россия, а в марте 1757 года — Швеция. Имперский рейхстаг также поддержал императрицу, но толку от этого было немного — имперские князья неохот­но отпускали своих людей, и Австрии потом пришлось в одиночку вести войну в Германии.

Генералиссимус Карл Александр Лотарингский

Генералиссимус Карл Александр Лотарингский

Весной 1757 года Фридрих вторгся в Чехию и подсту­пил к Праге. Стремясь дать своему любимому деверю Карлу Лотарингскому возможность стяжать военную славу, Мария-Терезия назначила его верховным глав­нокомандующим. Фридрих II в мае 1757 года разбил силы Карла близ Праги, но не смог предотвратить отступле­ния австрийских войск. Пруссаки приступили к осаде и сильно обстреливали город. Подоспевшая на помощь армия под командованием генерала Дауна — прекрасного тактика — нанесла поражение пруссакам в сражении под Колином (18 июня 1757 года) и вытеснила войска Фридриха из Чехии. Прус­ская армия понесла тяжелые потери.

В то же время французы теснили ганноверскую (ан­глийскую) армию, в Померании начали войну шведы, а русские напали на Восточную Пруссию. Казалось, Фридрих будет сломлен таким количеством врагов, но он упорно оборонялся. В ноябре французы и австрийцы были разбиты у Росбаха, а в декабре Карл Лотарингский потерпел поражение при Лейтене, что вынудило Марию-Терезию отозвать его и назначить верховным главноко­мандующим генерала Дауна.

Таким образом, к концу года Фридрих удержал в сво­их руках как Силезию, так и Саксонию. В 1758 году он вторгся в Моравию и осадил Ольмюц, но из-за недостатка продовольствия снял осаду и возвратился в свои владе­ния. Генерал Даун преследовал его и 14 октября нанес поражение при Гохкирхене.

1759 год был для союзников еше более успешным. В Восточной Пруссии Фридрих потерпел поражение от русских при Кунерсдорфе. Австрийцы в сентябре овладе­ли Дрезденом и в первый раз зимовали в Саксонии. В сле­дующем году Фридрих собрал новую армию. 15 августа он разбил австрийцев при Лигнице в Силезии, а 3 ноября в Саксонии при Торгау. Вся Саксония опять возвратилась под его власть. На этом обе стороны выдохлись и не мог­ли более продолжать решительных действий. Финансы и в Австрии, и в Пруссии из-за длительной войны были полностью расстроены.

К тому же союзники стали один за другим покидать Марию-Терезию. В 1762 году умерла русская царица Ели­завета, и ее наследник Петр III заключил мир с Фридри­хом. Затем вышла из войны Швеция. Людовик заключил перемирие с Англией, уступив ей Канаду, и больше не имел нужды воевать с Пруссией. В этой ситуации Мария-Терезия поневоле была вынуждена подписать с Пруссией Хубертсбургский мир, по которому Силезия окончатель­но переходила к Пруссии и который не принес Австрии никаких территориальных приобретений.

***

Мария-Терезия была набожной женщиной.

Альфред Мишьельс характеризует ее следующим об­разом:

«Она обыкновенно посвящала молитве часов пять в день и более. Как ни странно это могло бы показаться в государыне весьма деятельной и всегда очень занятой, но это не подлежит ни малейшему сомнению: факт доказан многочисленными свидетелями. Ее суеверная ревность усиливалась с годами. В марте 1778 года она простоя­ла три часа на коленах, всенародно, в венском соборе, умоляя Всевышнего отвратить грозившую ей войну за баварское наследство. Одна из дочерей ее, эрцгерцогиня Елизавета, сама признавалась одной даме, что когда она бывала с матерью в церкви, то они оставались там обык­новенно так долго, что под конец она уже не понимала ни того, что сама говорит, ни того, что слышит».

Своей искренней религиозностью и строгой моралью она отличалась практически от всех европейских прави­тельниц того времени.

Майкл Фарквар по этому поводу пишет:

«Мария-Терезия организовала полицию нравов, дабы искоренять пороки общества. Патрули стояли везде: в театрах, в общественных собраниях и даже в домах. Арестовать могли любого, иностранцев обвиняли в коррупции, а обычных граждан высылали из страны. Некоторые факты говорили о том, что сама императрица играла первую скрипку в этой полиции […] Всех осужденных за моральные и нравственные про­ступки обычно сурово наказывали в назидание осталь­ным. Их приковывали цепями к городским воротам. Там они сидели в грязи и собственных испражнениях неделя­ми и месяцами. Еду и воду им приносили сердобольные прохожие; вместо того, чтобы презирать и сторониться тех, кто оказывался прикованным к воротам, жители Вены считали их настоящими героями, заботились о них и жестоко смеялись вместе с ними над ханжеством императрицы и неверностью ее мужа».

Как видим, стремление Марии-Терезии зарегламен­тировать общественную нравственность вызывало лишь насмешки, а когда она для сближения с Францией зару­чилась поддержкой фаворитки Людовика XV маркизы де Помпадур, это вызвало и упреки в лицемерии. Иногда ее личное мнение не совпадало с государственными интере­сами Австрии: она отклонила попытки к личному сближе­нию со стороны Екатерины II, будучи самого невысокого мнения о нравственности русской императрицы.

Император Франц I Стефан Лотарингский

Император Франц I Стефан Лотарингский

Мария Кристина фон Остеррайх

Мария Кристина фон Остеррайх

Император Франц не был верным супругом.

Майкл Фарквар характеризует его следующим обра­зом:

«Император Франц слыл законченным прелюбодеем. Он крутил интрижки с танцовщицами и оперными ди­вами Венского театра, а с придворными дамами заводил настоящие романы. Но настоящей его любовью стала принцесса фон Ауэршперг, которая оказалась на целых тридцать лет младше него. «Император вовсе не скры­вает своей страсти», — писал гость австрийского двор­ца. Франц постоянно встречался со своей любовницей то в охотничьем домике, то в отдельной ложе Венской оперы или в уютном гнездышке, которое он свил спе­циально для нее. Даже его дети, от которых тщательно скрывали любовные связи отца, на этот раз прекрасно были осведомлены о том, что происходит. «Император очень хороший отец, — писала его дочь Кристина, — мы всегда доверяли ему как своему другу, но сейчас нам нуж­но сделать все возможное, чтобы избавить его от этой слабости. Я имею в виду отношения с принцессой фон Ауэршперг». Мать, как писала дальше Кристина, «очень ревнует его к этой страсти».

Несмотря на глубокое неудовольствие, императрица, которая фактически самостоятельно управляла Священной Римской империей, ничего не могла сделать, чтобы удержать своего беспутного мужа».

Несмотря ни на что, Мария-Терезия никогда не из­меняла своей беззаветной любви к Францу, в котором она видела смысл своей жизни. Эвелин Левер по этому поводу придерживается следующей точки зрения:

«Император с удовольствием выступал в роли супруга и отца большого семейства, что, впрочем, не мешало ему приятно проводить время с прекрасным полом. Всегда ве­личественная глава государства, но покорная жена, Мария-Терезия, казалось, не замечала этих измен и предпочитала полностью отдаваться государственным делам».

Семья Марии Терезии и Франца Стефана

Семья Марии Терезии и Франца Стефана

Внезапная смерть любимого мужа, последовавшая 18 августа 1765 года во время торжеств по поводу свадь­бы их сына Леопольда, стала для Марии-Терезии страш­ным ударом. Все произошло так неожиданно. Сначала заболел Леопольд, но 18-го ему стало лучше, и вся семья отправилась смотреть итальянскую комедию. Во время представления императору стало плохо, и он покинул ложу. По пути домой он умер.

Несмотря на присущую ей силу духа, Мария-Терезия несколько дней не могла прийти в себя.

Как пишет Альфред Мишьельс, «Мария-Терезия была неутешна, но имела дух сама сшить ему саван. Несколько дней она не хотела никого видеть». Она укрылась в своих покоях, много дней ни с кем не разговаривала и пере­стала интересоваться делами государства. Более того, в это время она собиралась отказаться от престола в пользу своего старшего сына и уйти в монастырь. Кауниц вы­нужден был использовать все свое красноречие, чтобы убедить ее изменить это решение.

Отметим, что их семейная жизнь, начавшаяся в 1736 го­ду, счастливо продлилась почти тридцать лет, и, когда он скончался, неутешная вдова точно знала, что про­жили они вместе 335 месяцев, 1540 недель, 10 781 день, 258 744 часа.

***

Наследник престола Иосиф II

Наследник престола Иосиф II

После смерти мужа Мария-Терезия назначила свое­го старшего сына Иосифа соправителем и передала в его ведение военные дела. Но по ряду вопросов, особенно во внешней политике, позиции матери и сына не совпадали. Иосиф настаивал на активной, даже агрессивной внешней политике с целью восстановить утраченное превосход­ство. Поэтому он принял план Фридриха II относительно раздела Польши. Мария-Терезия небезосновательно опа­салась последствий этой сделки, однако не препятствовала ей, в результате чего в 1772 году прибавила к владениям Габсбургов значительную часть Галиции.

Когда в 1777 году умер, не оставив наследника, пра­витель Баварии, Иосиф воспользовался возможностью оккупировать ее, чем спровоцировал еще одну войну с Пруссией (война за Баварское наследство). Перспектива новой войны по весьма сомнительному поводу настоль­ко ужаснула Марию-Терезию, что она без ведома сына провела переговоры с Фридрихом II и отказалась от при­тязаний на Баварию.

По словам Эвелин Левер, Иосиф «не хотел доволь­ствоваться той ролью, которую выполнял его отец; он жаждал власти в августейшей семье, и вскоре эта мечта стала причиной длительного противостояния между сы­ном и матерью, как между соперниками».

И все же, несмотря на достаточно сложные отношения императрицы с сыном, она неоднократно повторяла, что видела в Иосифе главную цель своей жизни.

Заметим, что молчаливый и вдумчивый Иосиф с самого детства страстно увлекался чтением. Чтобы иметь больше времени для чтения, он даже был способен перед своими репетиторами притворяться слабоумным. И читал он часто книги, которые его мать включила в список запрещенной литературы, прежде всего философские произведения французских энциклопедистов, а также книги английского экономиста Адама Смита. У же в возрасте восемнадцати лет молодой принц полностью проявил себя действительно прогрессивным человеком, когда высмеял австрийский совет министров, который был им открыто назван шайкой обскурантов и напуганных консерваторов.

Сам он в 1761 году подготовил первый набросок своего будущего правительственного плана, который старики-министры с презрением назвали «сновидением». Но бу­дущий император уже был готов привести его в действие. Главным пунктом он считал обязанность монархистского правительства отчитываться перед народом и воспитать своих граждан как свободно мыслящих людей. Всю свою жизнь Иосиф стремился этот план осуществить, несмотря на то что про него часто говорили, что он всегда соверша­ет сперва второй шаг, и только после этого первый.

***

После Семилетней войны реформы в Австрии были продолжены. В 1763 году образовали министерство фи­нансов и счетную палату. С 1771 по 1778 год был издан ряд указов, имевших целью смягчить крепостнические порядки. В частности, помещики утратили право суда над своими крестьянами. Были установлены определен­ные размеры крестьянских уделов, барщина ограничена тремя днями в неделю.

Статуя, изображающая Герарда ван Свитена на мемориале Марии Терезии (Площадь искусств, Вена)

Статуя, изображающая Герарда ван Свитена на мемориале Марии Терезии (Площадь искусств, Вена)

В ходе длительного периода реформ Марии-Терезии потребовался сильный государственной аппарат, под­готовку которого не могла обеспечить существовавшая система образования. Поэтому она лишила иезуитов, в руках которых находилось большинство школ, права на исключительный контроль над обучением и поручила голландцу Герхарду ван Свитену, своему лечащему вра­чу, провести модернизацию сферы образования. В уни­верситетах открылись новые кафедры, в том числе по естественному праву и политическим наукам. Когда в 1773 году Орден иезуитов был распущен, Мария-Терезия воспользовалась его огромными богатствами для финансирования национальной системы начального образо­вания. В 1774 году был принят очень важный закон о школьной реформе, в соответствии с которым во всех селах открывались начальные школы (с двухлетним сро­ком обучения), а во всех городах — средние (с пятилетним сроком обучения). Открывались также специальные училища и школы, в том числе Горная и Торговая академии. Обучение в них шло за государственный счет.

Всего Мария-Терезия довела общее число школ до шести тысяч, основала публичные библиотеки в Праге и Инсбруке, устроила превосходные обсерватории в Вене, Граце и т.д.

Таллер Марии Терезии

Таллер Марии Терезии

В 1775 году императрица отменила внутренние тамож­ни и границы. Вся страна, включая Венгрию и Тироль, объединилась в единый таможенный район. Был введен новый таможенный тариф, имевший целью поощрить национальную промышленность.

Религиозная политика императрицы оказалась менее последовательной. Еретики всех исповеданий всегда вну­шали ей сильнейшее отвращение, поэтому протестанты в ее царствование подвергались различным притеснениям. Религиозный гнет стал особенно заметен в последние годы царствования Марии-Терезии, когда, после кон­чины императора Франца, набожность императрицы приобрела особенно мрачный характер.

***

За годы совместной жизни Мария-Терезия родила от своего мужа шестнадцать детей (в том числе пять сыно­вей), десять из которых дожили до взрослого возраста. Она была любящей, но строгой матерью, с педантично­стью следившей за воспитанием и образованием своих детей. Постоянно занятая государственными делами, она могла не видеть своих чад по несколько дней, но при этом она неукоснительно требовала от нянь подробных отче­тов о здоровье и успехах детей. На все у нее имелись четко сформулированные указания, а няни могли не бояться беспокоить императирцу в любое время дня и ночи. Она всегда говорила себе: «Надо быть готовой ко всему».

Императрица Мария Терезия со своим сыном великим герцогом Тосканским, невесткой и их двумя старшими детьми (1798)

Императрица Мария Терезия со своим сыном великим герцогом Тосканским, невесткой и их двумя старшими детьми (1798)

Главным стремлением императрицы в последние годы правления стало обеспечение их браков, политически выгодных для Австрии. В частности, она убедила своего любимого Иосифа после смерти его первой жены же­ниться на сестре баварского наследника Марии-Иосефе, к которой он питал откровенную антипатию. Как го­ворится, антипатия — антипатией, но у наследника не было детей, и брак этот мог быть очень важным этапом на пути к Баварскому трону. Ее сын Леопольд женил­ся на Марии-Луизе, испанской принцессе из династии Бурбонов, и унаследовал корону Тосканы. Фердинанд стал правителем Ломбардии и женился на наследнице герцога Моденского. Из дочерей Марии-Терезии лишь Мария-Кристина вышла замуж по своему выбору за принца Альбрехта Саксонского, хотя у того не было ни достаточных средств, ни политического влияния. Три ее дочери вышли замуж за Бурбонов: Марию-Амалию взял в жены герцог Пармский, Марию-Каролину — король Фердинанд Неаполитанский (этот брак планировался с ее сестрой Иосефой, но та умерла накануне свадьбы), а Марию-Антонию — французский дофин, который в 1774 году стал королем Людовиком XVI.

Династические браки потомков габсбурго-лотарингского трона способствовали расширению его влияния и дали императрице гордый титул «тещи всей Европы». Безжалостный Майкл Фарквар констатирует: «Австрийскую императрицу Марию-Терезию не слишком строго судили за те несчастные браки, кото­рые она устраивала для целого выводка своих детей. По сложившейся традиции вопросы династии и дипломатии ставились намного выше возможной семейной идиллии. По ее представлениям, императоры не могли знать, что такое счастливый брак. Она сама была замужем за из­вестным развратником и волокитой, который постоянно унижал ее достоинство бесконечными интрижками и любовными связями».

***

Последние пятнадцать лет жизни Мария-Терезия не снимала траур по мужу и стригла себе волосы, как мо­нахиня; все ее веши, обои в комнатах и экипажи были черного цвета. В той же комнате, где умер император, переделанной в капеллу, до сих пор служится месса в день его смерти. Восемнадцатого числа каждого месяца она запиралась в своих комнатах и никого к себе не до­пускала, и точно так же она проводила в молитвах еже­годно весь август месяц.

Она больше не жила на первом этаже Венского двор­ца и переселилась на третий, где все стены были обиты черным бархатом. Когда старость и необыкновенная тучность не позволили уже Марии-Терезии выходить из комнаты, под ее покоями устроили церковь, и она могла следить за службой через особый люк, не вставая с крес­ла. Она заранее велела приготовить себе гробницу подле гробницы Франца и вырезать на ней надпись, в которой недоставало только даты смерти. Несколько раз импера­трицу опускали в креслах на веревках в подземелье, где покоился ее муж. В последний раз, когда хотели поднять ее, веревки лопнули.

Императрица закричала:

— Он хочет удержать меня! О, я скоро приду сюда!

И в самом деле, несколько дней спустя она заболела и умерла. Произошло это в Вене 29 ноября 1780 года.

Все современники с похвалой отзывались о ее вели­чии, о ее обаятельных манерах и красоте. В лучшие годы своей жизни Мария-Терезия была действительно вы­дающейся государыней, одной из ведущих фигур европейской политики XVIII века. Как правительница, она стремилась вызвать в подданных любовь и сознательно поддерживала образ «матери нации». Она не любила «чрезвычайных мер» и избегала резких конфликтов, но умелое сочетание «мужской» дипломатии с чисто жен­ским характером всегда являлось ее сильнейшим ору­жием. К старости, правда, она впала в ханжество, и это несколько подпортило ее посмертную славу. Но как бы то ни было, время ее правления можно считать «золотым веком» австрийской истории. Быть может, лучшим сви­детельством тому служат слова ее злого гения прусского короля. Узнав о кончине императрицы, Фридрих II на­писал д’Аламберу:

«Известие о ее смерти исторгло у меня искренние сле­зы. Она делала честь своему полу и короне. Я воевал с ней, но врагом ее не был».

***

При Марии-Терезии в Вене, столице многонациональ­ного государства Габсбургов, проживали 200 000 человек (включая пригород в пределах линии укрепленного вала).

Холгер де Оливариус приводит более точные цифры, но они относятся к чуть более позднему периоду. Он пи­шет:

«Вена, казалось, стремилась к тому, чтобы стать пер­вой из больших городов Европы […] К 1796 году в ней насчитывалось 1397 зданий непосредственно в городе и 5102 — в пригородах […] Общее население Вены выросло к 1796 году до 231 105 жителей, из которых 1231 были свя­щенниками, 3253 — дворянами, 4256 — общественными служащими или людьми, живущими с достоинством, и 7333 — буржуа».

Цифры, достойные уважения. Однако пока по коли­честву населения Вена занимала четвертое место среди европейских городов. Лишь в первой половине XIX века Вена сможет превзойти Неаполь и подняться на третье место после Лондона и Парижа. Для сравнения: в Па­риже 275 000 человек жило еще в середине XIV века, а к 1786 году численность населения выросла до 660 000 че­ловек.

В Вене бурно развивалась мануфактурная промыш­ленность (текстильное производство и производство предметов роскоши).

Реформы Марии-Терезии, и прежде всего патент ве­ротерпимости, который наделял гражданскими правами некатолических христиан, создали основы для возник­новения гражданского общества, в котором особую роль стали играть привилегированные крупные торговцы, промышленники, банкиры и зарубежные иммигранты.

Кристоф Виллибальд фон Глюк (Жозеф Деплюсси, 1775 г.)

Кристоф Виллибальд фон Глюк (Жозеф Деплюсси, 1775 г.)

Йозеф Гайдн (Томас Харди, 1792 г.)

Йозеф Гайдн (Томас Харди, 1792 г.)

Кроме того, Вена стала важным мировым культурным центром. Музыка, благодаря маэстро Глюку, Гайдну, Са­льери, Моцарту (об отношениях двух последних будет рассказано ниже) и другим, достигла апогея своего развития. Театру также придавалось все большее значение. В 1741 году, например, Марией-Терезией был основан «Театр у замка» (Theater an der Burg), который в 1776 году был объявлен Национальным театром.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 26 мая 2014
Рубрика: История, Книги, Общеисторические работы, Общие сведения
Метки: ,

Последние опубликование статьи