Украинцы в австро-венгерской армии. 1914–1918.

Дмитрий АДАМЕНКО

Не только в отечественной, но и вообще в мировой историографии уделено мало места, как австро-венгерской армии, так и империи вообще. К сожалению, это закономерно. Единственной по настоящему пострадавшей стороной в первой мировой войне стало государство Габсбургов. Держава перестала существовать, так как это было выгодно всем — и ее противникам, и населявшим ее нациям. Карта Восточной Европы покрылась национальными государствами. Закономерным итогом первой мировой войны стала вторая. Усугубившиеся противоречия между бывшими землями империи не способствовали изучению истории государства, которое когда-то объединяло их. С воцарением в Восточной Европе «социалистического лагеря» уже и не могло идти речи о собственных путях в истории, кроме как участников классовой борьбы. Развал Советского Союза привел к переориентации восточноевропейских государств на Запад. К концу ХХ века усилились тенденции к созданию единой Европы. Это вызвало всплеск интереса к европейской истории и, особенно к истории европейских империй, чтобы на их опыте изучить те процессы, которые объединяют или разъединяют людей.

Не осталась в стороне от общих процессов и Украина. Тем более, что с окончанием первой мировой войны у этой страны связана первая попытка обретения государственности. Однако по этой же причине современная украинская историческая наука незаслуженно мало внимания обращает на период военных действий, предпочитая изучение предвоенного периода и гражданской войны. Если вчитаться в произведения современных украинских историков (в том числе и маститых авторов), создается впечатление, что украинцы принимали участие в первой мировой войне только в составе Легиона Украинских Сечевых Стрельцов. Невольно возникает впечатление, что украинцы стояли в стороне от геополитических процессов, охвативших весь мир. Необходимость разрушить очередной стереотип вынуждает историков заняться всесторонним изучением роли украинцев в тот период.

Австро-венгерская армия комплектовалась по территориальной системе. Это позволяет гораздо легче установить степень участия украинцев в боевых действиях в этой армии, чем в российской. Ведь можно вплоть до батальона изучить боевой путь воинских частей с украинским контингентом.

Украинцы в империи Габсбургов

При Первом разделе Польши в 1772 году, мотивируя тем, что Габсбурги являлись венгерскими королями, Мария Терезия заявила свои права на земли бывшей Галицко-Волынской державы. Таким образом, к Австрии, среди прочего, были присоединены Руське воеводство и окраины Подольского и Волынского. Вместе с юго-восточными польскими территориями они составили Королевство Галиция и Лодомерия (Königreich Galizien und Lodomerian). В 1774 году, воспользовавшись русско-турецкой войной, австрийские войска оккупировали северо-западную часть Молдавии (населенную молдаванами (или согласно терминологии той эпохи — румынами) и украинцами) и присоединили эти земли к Галиции. С 1849 года они стали отдельной коронной землей под названием Герцогства Буковина (Herzogtum Bukowina). Закарпатье принадлежало Венгерскому королевству.

Накануне первой мировой войны на территории Австро-Венгерской империи проживало 3.991.000 украинцев (или в соответствии с имперской терминологией — русинов (Ruthenen)). Они составляли 8% населения. В Королевстве Галиция и Лодомерия украинцы составляли 43%, в Буковине — 42%. Вместе — 13% Австрийской империи. Коронная Земля Святого Иштвана (как еще называлось Венгерское королевство) было унитарным территориальным образованием и можно констатировать только то, что закарпатские украинцы жили на его восточной границе и составляли 2% от всего населения.

Степень «милитаризации» населения и его «приверженности престолу» легко определяются по количеству военизированных негосударственных организаций. Парамилитарные организации в Австро-Венгрии начинались с гимнастических групп, которые назывались «Соколами» («Сокалями»). Не остались в стороне и западные украинцы. В январе 1894 года в Галиции появляются первые украинские УсоколыФ. Эти организации существовали в империи легально и имели утвержденные центральной властью уставы. К 1914 году уже существовало около 900 украинских спортивно-гимнастических групп, имевших  в Львове единый центр «Сокол-Отец» (Сокіл-Батькo). После 1909 года при них появляются полувоенные группы — «Стрелковые батальоны» (Стрілецькі курені). К началу войны их было уже до 300.

С 1900 года появляется новое украинское парамилитарное объединение — «Сечь» (Січь). Заложенное программное название «пожарно-спортивные» позволяло производить занятия-тренировки с гуцульскими топориками и пиками. Первоначально «Сечи» развивались на Гуцульщине, в Буковине и в Покутье. В Галиции польская администрация долго и активно сопротивлялась этим украинским организациям. Особое неудовольствие вызывали упражнения с оружием (топориками), хотя подобные польские организации сами упражнялись с топориками, пиками и булавами. Положение исправилось только после убийства в мае 1908 года львовским студентом наместника графа Потоцкого. Новый наместник Бобжинский, известный польский историк, юрист и политик, избрал другую, прогрессивную политику.

В апреле 1908 года в Станиславе (теперь Ивано-Франковск) прошел съезд галицких делегатов «Сечей», который избрал центральный орган «Главный Сечевой комитет» (Головний Січовий комітет), который располагался в Коломые. В декабре 1912 года этот комитет был преобразован в «Украинский Сечевой Союз» во главе с «Генеральной старшиной», который был размещен уже в Львове. Он объединял все «Сечи» кроме буковинских. Там действовал свой «Сечевой союз». После балканской войны, в 1912 году, организация «Сечей» была упорядочена. Они были организованы по поветам, с советами (рада) во главе. Повітову Раду возглавлял кошевой атаман. Перед войной количество «сечевых» организаций в Австро-Венгрии доходило почти до тысячи.

«Пласт» — украинский аналог скаутского движения — появляется (первоначально — нелегально) среди учащейся школьной молодежи в Львове в 1911 году. Группы этих учащихся существуют при более взрослых украинских парамилитарных организациях.

Более военизированной была организация «Сечевые стрельцы». Упражнения производились уже не с топориками, а с огнестрельным оружием. Толчком к ее появлению послужила балканская война 1912 года и назревающий конфликт между Россией и Австрией.

Первые легальные украинские «Сечевые стрельцы»  создаются в марте 1912 года в Львове. Организация существует по уставу, аналогичному уже существовавших подобных польских полувоенных организаций «Стшелец». Довольно быстро организации стрельцов возникают в провинции. Формально  стрельцы были  самостоятельными объединениями, однако большинство из них возникало при «Сечах», а центральным органом была «Стрелецкая Секция» при «Украинском Сечевом Союзе». С 1913 года кружки стрельцов возникают и при сокальских организациях. Ввиду разногласий между рядом студенческих стрелецких кружков и «Украинским Сечевым союзом», в январе 1914 года  студент-философ Иван Чмола организовывает в Львове второе стрелецкое объединение — «Сечевые Стрельцы II». Однако в марте оно объединяется с «Украинским Сечевым Союзом».

Накануне войны в Галиции существовало около 50 стрелецких организаций.

Первый и последний объединенный праздник всех парамилитарных украинских организаций — «Сокалей», «Сичей», «Пласта», «Сечевых стрельцов» — прошел в Львове 27–28 июня 1914 года, в день сараевского убийства. Праздник был посвящен столетию со дня рождения Тараса Шевченко и собрал до 12.000 участников. Большинство их членов менее чем через месяц вызвались добровольцами в Легион Украинских Сечевых Стрельцов (УСС).

Комплектование австро-венгерской армии

Перед первой мировой войной армия Австро-Венгерской империи формировалась исходя из опыта австро-прусской войны 1866 года. Образцом для территориальной системы послужила немецкая армия. В соответствии с законом о вооруженных силах (Wehrgesetz), действовавшего с 1868 года и реформировавшегося вплоть до 1918, определялась структура вооруженных сил (Armee):

Термин «императорские и королевские» обозначал принадлежность к общей армии двуединой монархии, то есть такой, которая формировалась из населения обоих частей империи и на их деньги. Ландвер и гонвед, представленный точно такими же воинскими частями, официально принадлежали отдельно Австрии и Венгрии. Отличие венгерского гонведа от австрийского ландвера состояло не только в месте формирования и названии, но и в том, что гонвед предназначался для военных действий только на территории венгерского королевства, а на использование его за пределами страны требовалось согласие венгерского парламента.

Ополчение призывалось только в случае начала всем государством военных действий и использовалось, как правило, только для службы в тылу.

Австро-венгерская армия формировалась на основе территориальной системы. К 1914 году вся империя была разделена на 16 корпусных округов. В пределах одного такого округа дислоцировался один армейский корпус (высшее соединение австро-венгерской армии), включавший в себя все рода оружия. Номер армейского корпуса совпадал с номером корпусного округа. В пределах одного округа проводились наборы призывников для пополнения расквартированных там подразделений корпуса. Таким образом, какая либо воинская часть формировалась постоянно из одной местности. Следовательно, украинцы были представлены во всех родах оружия австро-венгерских сухопутных войск.

В довоенный период армейский корпус, в идеале, состоял из 2 пехотных дивизий общей армии, 1 пехотной дивизии территориальной обороны, кавалерийской дивизии, артиллерийской бригады, саперного батальона и обозного дивизиона. Однако на практике к разным корпусам было прикомандировано разное количество дополнительных частей. В частности распределение кавдивизий по корпусам отражало планы высшего военного командования империи на будущую войну. Предполагалось, что армия будет наступать на Балканах  и в Галиции, поэтому стратегически она была разделена на три группы: Группа Балканы (Minimal-Gruppe Balkan), Соединение «А» (A-Staffel) и Соединение «Б» (B-Staffel). Первая состояла из 12 дивизий, вторая, предполагавшаяся против России, из 30, и третья, остававшаяся в качестве стратегического резерва, еще из 12. Главной причиной отсутствия кавдивизий в северо-западных, западных и южных корпусах была гористая местность, не позволявшая оперировать большими массами кавалерии. Правда, это компенсировалось прикомандированными кавалерийскими бригадами. Таким образом, кавдивизий были лишены следующие корпуса: III (Восточные Альпы), VI (Северо-восточная Словакия), VIII (Западная и Южная Чехия), IX (Западная и Северная Чехия), XII (Трансильвания), XIII (Хорватия), XIV (Тироль), XV (Босния и Герцеговина) и XVI (Далмация). Дополнительно кавбригадой был усилен II корпус (Верхняя Австрия), а вот в XI корпусе (Восточная Галиция и Буковина), территория которого граничила с украинскими степями России, было целых две кавалерийских дивизии и прикомандированная бригада кавалерии ландвера. Не нашлось места кавалерийским соединениям только в боснийском и далматском корпусах.

Для пополнения пехотных полков общей армии территория империи перед войной была разделена на 109 округов пополнения. Для обеспечения нижними чинами пехотных полков территориальной обороны Австрия была поделена на 39 полковых округов (состояли из 117 батальонных участков), Венгрия — на 94 батальонных участка гонведа. Другие рода войск (кавалерия, артиллерия, инженерные войска и обоз) пополнялись из нескольких полковых округов сразу. Для пополнения флота имелись 3 специальных округа.

По существовавшим правилам полки должны были быть расквартированы в своих корпусных округах и, даже, в своих полковых округах. На практике же были часты смены гарнизонов не только полками, но и батальонами. В частности, после оккупации Боснии и Герцеговины четвертые батальоны многих полков были переведены туда. Единственное, что строго соблюдалось — это дислокация в своем полковом округе одного из батальонов вместе с полковым кадром. В последнем проходили первую подготовку призывники, находились полковые тыловые службы и склады имущества.

Украинские земли были разделены между следующими корпусными округами (обозначались римскими цифрами):

Кроме того, контингентом из украинцев (из-за передислокации полков) пополнялись воинские части в таких корпусных округах:

Служебным языком большей части многонациональных вооруженных сил был немецкий. Официально в венгерском ландвере и ландштурме использовали венгерский язык, а в хорватско-словенском — хорватский. Однако на самом деле многие части уставов, предписаний, регламентов и инструкций приходилось переводить на все языки империи. Это предопределило и систему комплектации воинских частей, где батальоны (а зачастую и роты) были различны по национальному составу.

Нижние чины армии пополнялись за счет призывников и добровольцев. Согласно уже упоминавшемуся закону о вооруженных силах, все мужское население страны было обязано отбыть службу в армии. По достижению 19 лет те юноши, которые были ростом не ниже 155 см и подходили для службы по состоянию здоровья, проходили жеребьевку. Отобранных призывали в 21 год. Не призывались кандидаты на получение духовного сана, преподаватели народных школ и официально откупались специальным налогом владельцы крупных сельских хозяйств. Сдавшим экзамен на аттестат зрелости предлагалась служба «годичниками».

В пехоте общей армии срок службы составлял 3 года (с 1912 — 2 года), после чего военнообязанный 7 лет числился в резерве первой очереди и еще 10 — в запасном резерве. В пехоте австрийского ландвера действительная служба продолжалась 1 год, в резерве 11 лет и 12 лет в запасе. В пехоте венгерского гонведа — 2 года, 10 лет и 12 лет соответственно. В кавалерии и артиллерии срок действительной службы оставался 3 года. Соответственно срок службы в резерве сокращался. Призыв осуществлялся сразу трех призывных возрастов с 1 марта по 30 апреля. Новобранцы были обязаны прибыть к месту службы до 1 октября.

Добровольцев принимали на службу вне зависимости от результатов жеребьевки. Достаточно было иметь отменное здоровье и, если еще не исполнилось 19 лет, согласие отца. Добровольцы были первыми кандидатами на получение унтер-офицерского чина.

Уже во время войны в начале 1915 года нижняя граница призыва была опущена до 18 лет, в январе 1916 года верхняя поднята до 50 лет, а в конце года — до 55.

По достижению 32 лет военнообязанный переходил в категорию ополченцев. К ней же принадлежали мужчины, достигшие 19 лет и не призванные по жеребьевке, не признанные годными к действительной службе и остальные категории, перечисленные выше. К ландштурму были приписаны до исполнения 42 лет рядовые и унтер-офицеры и до 60 лет офицеры и не призывавшиеся на действительную службу.

Офицерский состав армии комплектовался из двух источников: получивших военное образование и прошедших годичную службу в армии.

"Однолетний доброволец" в звании фельдфебеля, 1915 г. О его принадлежности к корпусу "однолетних добровольцев" говорит маленькая пуговица на петлице воротника. В 1915 году запасы отечественного красителя закончились и мундирное сукно начали окрашивать немецким красителем или вообще перестали красить. К этому же времени относится и появление первых мундиров со стояче-отложным воротником вместо просто стоячего.

«Однолетний доброволец» в звании фельдфебеля, 1915 г. О его принадлежности к корпусу «однолетних добровольцев» говорит маленькая пуговица на петлице воротника. В 1915 году запасы отечественного красителя закончились и мундирное сукно начали окрашивать немецким красителем или вообще перестали красить. К этому же времени относится и появление первых мундиров со стояче-отложным воротником вместо просто стоячего.

Призывниками с правом годичной службы автоматически становились юноши сдавшие экзамен на аттестат зрелости до исполнения им 21 года, то есть срока призыва на действительную военную службу. Путем жеребьевки они распределялись по воинским частям различных родов оружия, кроме кавалерии. Те, кто выбирал кавалерию, должны были не только покрыть расходы на службу, обмундирование и т.д., что требовалось от всех «годичников», но и содержать собственную лошадь, оплачивать седловку и тому подобное за свой счет. Зато они обладали правом проживания вне казармы, чего их коллеги в других родах войск были лишены. К концу службы «однолетние добровольцы» (Einjährig Freiwillige) могли выбирать между дальнейшим прохождением действительной воинской службы и зачислением в резерв. В любом случаи они должны были сдать специальный экзамен на временное звание кандидата в прапорщики (Probe-Fähnrich). Еще один экзамен приносил пожелавшим остаться на действительной службе звание фенриха (Faehnrich), хотя они считались и ниже фенрихов, выпущенных кадетскими школами. Это проявлялось в процессе продвижения по служебной лестнице и получении очередных званий (первое офицерское звание лейтенанта можно было получить не позднее чем через два года). Те  же, кто выбирал переход в резерв, позже получали звание фенриха резерва автоматически.

Но главным источником пополнения офицерского корпуса были кадетские школы и военные академии. Первые выпускали молодых людей в возрасте 18 лет в звании прапорщика, а вторые — в 20 лет в звании лейтенанта (исключение — «Людовика» (военная академия в Будапеште для гонведа, выпускавшая прапорщиков)).

В мирное время никаким другим способом, кроме прохождения однолетней службы или окончания среднего или высшего военного учебного заведения, нельзя было получить офицерское звание.

Итак, молодой человек, в конце концов, получал первое офицерское воинское звание лейтенанта (Leutnant), в котором должен был прослужить около 3–4 лет, командуя секцией. Следующей ступенью для него был чин оберлейтенанта (Oberleutnant), в котором он мог прослужить уже 6-7 лет и командовать взводом. Обязательным условием получения очередного звания в этой категории был экзамен на соответствие. Офицерам территориальной обороны достаточно было прослушать соответствующий подготовительный курс в Вене или Будапеште. А вот для получения высшего звания в категории обер-офицеров (в кавалерии это был ритмейстер (Rittmeister), а в пехоте гауптман (Hauptmann)) оберлейтенанту необходимо было успешно пройти курс специальной корпусной офицерской школы (Korpsoffiziersschule). В звании ритмейстера офицеры служили 12–13 лет и возглавляли эскадрон.

До этого, хотя монарх и подписывал документы о присвоении очередных званий, продвижение по службе было почти полностью прерогативой императорско-королевского военного министерства для общей армии и австрийского имперско-королевского министерства обороны и королевского венгерского министерства обороны для ландвера и гонведа соответственно. Но далее император уже лично отбирал кандидатуры. Получение очередного звания майора (Major), означало переход в новую категорию — штаб-офицеры. Звание майора предоставляло возможность командовать дивизионом. Преимуществом получения звания майора пользовались ритмейстеры служившие в корпусном штабе, так как их опыт был наиболее ценен для этой категории. Учитывая, что офицер к этому времени достиг высокого профессионализма и зрелого возраста (41–44 года), служба в чине майора ограничивалась 5 годами. Наиболее достойные, по инициативе командира полка, могли претендовать на чин подполковника (Oberstleutenant), который, как правило, исполнял функции заместителя полкового командира. Служба в этом звании ограничивалась 3 годами.

Присвоение звания полковника (Oberst) фактически (хотя и не юридически) означало переход в категорию генералов (Generalität), так как предполагало командование не только полком, но и бригадой и сулило возможность остаться в армии до старости – как и у генералов, срок службы в этом чине не устанавливался. Вообще же срок службы офицеров согласно уставам ограничен не был, но на практике увольнение в запас происходило или после 40 лет службы, или по достижению 60-летнего возраста. Генерал-майор (Generalmajor), как правило, командовал уже дивизией и, иногда, бригадой. Дальнейшие генеральские звания давали право на командование общевойсковыми соединениями.

Генерал по военно-судебному ведомству Павленко и контр-адмирал по медицинскому ведомству Окуневский в гостях у украинцев-военнопленных Российской Императорской армии, 1918 г. После "союзнической" оккупации Украины в 1918 году, правительства Германской и Австро-Венгерской империй подписали с Украинской Центральной Радой договор о формировании воинских частей из военнопленных-украинцев в обмен на продовольствие. В Германии были созданы две дивизии "синежупанников", а в Австро-Венгрии - одна "серожупанников".

Генерал по военно-судебному ведомству Павленко и контр-адмирал по медицинскому ведомству Окуневский в гостях у украинцев-военнопленных Российской Императорской армии, 1918 г. После «союзнической» оккупации Украины в 1918 году, правительства Германской и Австро-Венгерской империй подписали с Украинской Центральной Радой договор о формировании воинских частей из военнопленных-украинцев в обмен на продовольствие. В Германии были созданы две дивизии «синежупанников», а в Австро-Венгрии — одна «серожупанников».

В период затянувшейся первой мировой войны обычные источники пополнения офицерского корпуса уже не могли полностью удовлетворить потребности: неудачи вызвали перемены в высшем командном составе, что привело к ускоренному продвижению по служебной лестнице; боевые потери истощали младший офицерский состав; призыв резервистов и новобранцев увеличил армию, вызвав острую нехватку офицеров.

В первую очередь потребность в большом количестве офицеров привела к понижению образовательного ценза. Если раньше кандидат в офицеры был обязан окончить реальную школу или гимназию, то теперь было достаточно отучиться в средней школе. Таким образом, обычный доброволец военного времени (Kriegsfreiwillige) со средним образованием мог претендовать на офицерское звание. В дополнение к кадетским училищам было открыто множество школ офицеров запаса (Reserveoffiziersschulen). Ускорили продвижение по службе «однолетних добровольцев». Теперь в эту категорию могли зачислить унтер-офицера, награжденного в военное время медалью «За храбрость».

Система «однолетних добровольцев» работала и на формирование корпуса военных юристов и медиков. Кандидаты до исполнения им 25 лет были обязаны отслужить 6 месяцев в пехоте. После получения диплома они до исполнения 29 лет были обязаны еще полгода отслужить в армии на соответствующих должностях.

Кандидаты в военные чиновники (регистраторы, интенданты, аптекари, ветеринары и т.д.) вербовались из числа выпускников общих и специализированных высших учебных заведений и после начальной военной подготовки направлялись в соответствующие военные организации. Они были обязаны сдать экзамен после года службы. Если экзамен сдавался успешно, военные чиновники получали ранг ассистента или практиканта своей специальности.

Пехота общей армии

Пехота была основной силой австро-венгерской армии. Все другие рода войск были предназначены для обеспечения ее потребностей. Согласно боевому уставу пехота должна была уметь с марша и без поддержки вспомогательных частей вступать в бой.

Пехотная дивизия общей армии должна была состоять из двух пехотных бригад, полка полевой артиллерии и полка гаубичной артиллерии. Пехотная бригада общей армии — из двух пехотных полков.

Пехотные полки общей армии, в зависимости от места формирования, могли быть немецкими (deutsche Regimente) или венгерскими (ungarisсhe Regimente). Но это абсолютно ни на чем не отражалось, кроме некоторых особенностей в обмундировании.

Перед войной украинцы проходили службу в 19 пехотных полках общей армии:

В 1917 году украинцы вошли еще в 7 новосозданных полков: 109-й (63%), 110-й (17%), 115-й (67%), 124-й (59%), 125-й (18%), 130-й (62%) и 134-й (точных данных нет).

Перечисленные  пехотные полки входили в состав следующих пехотных дивизий: 2-й (штаб в Ярославе), 4-й (Брно), 10-й (Йозефштадт), 11-й (Львов), 15-й (Мишкольц), 24-й (Пшемысль), 27-й (Кошице), 30-й (Львов)  и воевали в трех пехотных дивизиях военного времени – 50-й, 53-й и 59-й.

Нижние чины 41-го пехотного полка на маневрах, 1910 г. Хотя полевое обмундирование защитного цвета к этому времени было уже введено, военнослужащие продолжают носить темно-синие мундиры со светло-синими штанами. На фотографии видно, что все награждены "Юбилейным крестом на военной ленте" в честь 60-летия восшествия на престол Франца Иосифа. Награда выдавалась всем военнослужащим, находившимся на действительной военной службе к 18 августа 1908 года. Следовательно, нижние чины заканчивают службу и готовы уволиться в запас.

Нижние чины 41-го пехотного полка на маневрах, 1910 г. Хотя полевое обмундирование защитного цвета к этому времени было уже введено, военнослужащие продолжают носить темно-синие мундиры со светло-синими штанами. На фотографии видно, что все награждены «Юбилейным крестом на военной ленте» в честь 60-летия восшествия на престол Франца Иосифа. Награда выдавалась всем военнослужащим, находившимся на действительной военной службе к 18 августа 1908 года. Следовательно, нижние чины заканчивают службу и готовы уволиться в запас.

Перед войной пехотный полк состоял из полкового штаба, 4 пехотных батальонов, кадрового батальона, полкового обоза и медицинской службы. По штатам военного времени полк насчитывал 104 офицера и военных чиновника и 4.810 унтер-офицеров и рядовых.

Полковой обоз делился на амуниционный и обоз снабжения. Практически весь подвижной состав полкового обоза был распределен по полковым подразделениям.

В состав обоза снабжения входили передвижная мастерская, 17 амуниционных повозок (по одной для каждой роты и одна для полкового штаба), 6 мулов для транспортирования пулеметного имущества и 6 обычных повозок для перевозки хозяйства полкового казначея, офицера-интенданта и остальных вспомогательных служб.

Амуниционный обоз полка состоял из 32 мулов для перевозки патронов, 4 лошадей в парных упряжках для транспортировки 4 зарядных ящиков (96.000 патронов на роту) и медицинских принадлежностей, двух оружейных повозок. На каждую роту приходилась парная повозка для перевозки 9.450 патронов, ротного телефонного имущества, хозяйства саперов, сапожника, портного, топографических карт и ротных документов. Вместе с этим обозом передвигались полевая кухня, интендантская повозка и повозка телефонистов.

Между прочим, о боезапасе пехотинца. 120 патронов солдат носил на себе в подсумках, в ранце и в амуниционном ранце. Еще 20 патронов для него перевозил один из ротных мулов, и еще 40 находились в ротной повозке. Итого — 200 патронов на человека. Из этого видно, какое внимание уделялось австро-венгерским командованием огневой мощи, как отдельного солдата, так и полка в целом.

Полковой штаб состоял из собственно штаба и инженерного взвода. В штаб полка входили командир полка, его адъютант, старший офицер медицинской службы, квартирмейстер, капеллан, полковой трубач и два конных вестовых. Инженерный взвод состоял из офицера, 8 унтер-офицеров и 64 солдат. Нижние чины экипировались шанцевым инструментом для ведения земляных и плотницких работ в полевых условиях. Для транспортировки взрывчатки предусматривался один мул. Таким образом, полковой штаб насчитывал 9 офицеров и 82 нижних чина.

Медицинская помощь была организована следующим образом. В четырехбатальонных полках было по 7, а в трехбатальонных (пехотные полки территориальной обороны, а с 1917 года и все остальные пехотные полки) по 5 докторов. Медицинский взвод при одном из батальонов трехбатальонного полка состоял из 1 офицера медицинской службы, 12 медицинских братьев, 6 санитаров, 28 санитаров с носилками и обладал 3 мулами. Ротное медицинское отделение состояло из 4 санитаров с парой носилок.

Новобранцы получали подготовку в кадровом батальоне (Ersatzbataillonskader), затем отправлялись к месту дислокации подразделения в составе маршевого батальона (Marschbataillon) и там переформировывались в батальон пополнения (Ersatzbataillon).

Пехотный батальон состоял из батальонного штаба, 4 пехотных рот и пулеметного взвода. Один из четырех батальонов полка перед войной получил подготовку для ведения боевых действий в горах. Вообще, имперское командование уделяло особое внимание горной подготовке в армии. Это было связано с тем, что в случаи войны держава имела бы как минимум один горный фронт — на Балканах. В результате же она получила намного больше: и на Балканах, и в Альпах, и в Карпатах.

В батальонный штаб входили 3 офицера и 19 нижних чинов.

Каждая рота состояла из 4 взводов и ротного обоза. В мирное время рота насчитывала 5 офицеров, 10 унтер-офицеров и 82 солдата. Роты полков, дислоцированных на границе с Россией, в Боснии и Герцеговине и Далмации, насчитывали по 14 унтер-офицеров и 106 рядовых. Штаты военного времени предусматривали двукратное увеличение роты: 4 офицера, кадет, 35 унтер-офицеров, 187 рядовых, 4 сапера, 3 санитара с носилками, унтер-офицер-казначей и трубач.

Пулеметный взвод сначала состоял из 2 отделений по 2 пулеметных расчета в каждом. В расчете проходили службу 1 офицер и 25 нижних чинов. Каждый расчет придавался одной пехотной роте. Общий штат взвода насчитывал 157 человек: 64 непосредственно входили в расчеты, 9 находились в резерве и 46 обслуживали обоз из 24 мулов, 16 лошадей и 7 повозок. Весь взвод был разделен на боевую часть и амуниционный обоз. В первую входили все офицеры, 80 нижних чинов и все вьючные животные. Комплект одного пулемета транспортировали на шести мулах: первый перевозил пулемет и 500 патронов, второй — 2.000 патронов и третий — пулеметный щиток. На четвертом и пятом муле перевозили шанцевый инструмент и боезапас, а на шестом — только боезапас.

Расчет пулемета MG M.07/12 на позиции. На вооружении австро-венгерской армии стояло несколько модификаций пулемета "Шварцлозе". Надежное оружие обладало одним существенным недостатком - необходимостью в предварительной смазке патронов. Поэтому если масло в помпе заканчивалось, пулемет попросту переставал стрелять. На фотографии хорошо видно, что 1-й и 2-й номера расчета вооружены пистолетами "Штайр" М.12.

Расчет пулемета MG M.07/12 на позиции. На вооружении австро-венгерской армии стояло несколько модификаций пулемета «Шварцлозе». Надежное оружие обладало одним существенным недостатком — необходимостью в предварительной смазке патронов. Поэтому если масло в помпе заканчивалось, пулемет попросту переставал стрелять. На фотографии хорошо видно, что 1-й и 2-й номера расчета вооружены пистолетами «Штайр» М.12.

Уже во время войны, с 1915 года, в штатах каждого пехотного батальона предусматривалось сначала наличие двух пулеметных взводов, а затем и наличие отделения из четырех расчетов. В 1916 году количество пулеметов в отделении довели до восьми. Формировались третьи взвода. В составе стрелковых рот появились взвода легких пулеметов. Когда количество последних сильно возросло, четвертый взвод каждой роты был переформирован в два взвода ручных пулеметов. Один такой взвод состоял из 1 офицера и 35 нижних чинов, обслуживавших 4 ручных пулемета.

С началом войны в каждом взводе создали отделение связи из 3 человек: командира патруля (он же писарь), наблюдателя и связиста. Средствами связи служили два флага: один белый и второй красный, синий, желтый или бело-красный. Весь комплект весил около 1,5 кг и приторачивался к ранцу. Ротная связь обладала сигнальными лампами (ацетиленовыми или парафиновыми) и телефонным отделением из трех человек. Телефонное оборудование перевозилось в специальном сундуке на ротной повозке. Было предусмотрено дополнительное устройство, позволявшее вести передачу азбукой Морзе. Обычно связь осуществлялась на расстояние до 1,5 км.

В ноябре 1916 года правящий император Франц Иосиф I скончался, и трон занял его молодой племянник Карл I. Начало следующего года принесло революцию в России, в результате которой активность на восточном фронте резко упала. В 1918 году война на востоке вообще была прекращена. Все это привело к тому, что в течение 1917-1918 годов в австро-венгерской армии была проведена существенная реорганизация.

Все пехотные бригады получили переподготовку и стали горными. 53 из 138 бригад сменили свою нумерацию. Состав пехотного полка был уменьшен до трех батальонов. Причем из четвертых были или сформированы новые полки (єє 103-139), или созданы штурмовые батальоны для каждой из 60 пехотных дивизий. Количество батальонов ополчения было уменьшено (со 173 до 154) за счет перевода людей в боевые части.

Теперь пехотный полк состоял из полкового штаба, 3 пехотных батальонов, 3 пулеметных рот, 12 взводов ручных пулеметов, взвода пехотных орудий, штурмовой роты, технической роты и полкового обоза. Последний структурно существенных изменений не претерпел, так как новым подразделениям подвижный состав придавался не за счет полкового имущества, а за счет общеармейских запасов.

Полковой штаб остался прежнего состава.

Штаб батальона состоял из 4 офицеров и 14 нижних чинов. В самом батальоне проходили службу 20 офицеров и 600 нижних чинов.

Пулеметная рота объединяла в своих рядах 5 офицеров и 160 нижних чинов.

Взвод ручных пулеметов — 1 офицера и 25 нижних чинов.

Взвод пехотных орудий состоял из отделения окопной артиллерии и отделения траншейных мортир.

Отделение окопной артиллерии имело на вооружении два 3,7-см орудия сопровождения пехоты. Каждое обслуживал расчет из 7 человек. Кроме расчетов в состав отделения входили обер-офицер, его заместитель аспирант-офицер, оружейник, 3 телефониста, 2 капрала (дублирующие первых номеров в расчетах), 4 коновода и подносящие боеприпасы. Все вместе — 28 человек.

Отделение траншейных мортир также состояло из двух расчетов. Вместе — 30 человек (обер-офицер, 2 унтер-офицера, по 10 человек в расчете и остальные — коноводы, телефонисты и оружейник). Часть легких минометов была установлена на колесные лафеты. Но большую часть, все же, приходилось доставлять на позиции из повозок на руках расчетов.

Штурмовая рота состояла из 3 офицеров и 120 нижних чинов. Ее взвода были приданы каждому батальону. В их задачу входило не только «быть на острие атаки», но и сопровождать и охранять расчеты пулеметчиков, окопной артиллерии и санитаров. От обычных пехотинцев штурмовики, в первую очередь, отличались насыщенностью личного вооружения. Каждый был вооружен не только карабином или пистолетом, но и обязательно кинжалом, двумя видами ручных гранат (наступательными и оборонительными), а к концу войны и первыми пистолетами-пулеметами. Нередким явлением было и «траншейное оружие» для ближнего боя с противником в его окопах: разнообразные фабричного изготовления булавы, кистени, кастеты и т.д. Соответствующими были и обмундирование с экипировкой. Мундир и штаны укреплялись на локтях и коленях. Использовались горные ботинки с обмотками. Постоянно носились шлем и противогаз. Вместо двух кожаных ранцев носился более легкий и вместительный горный рюкзак. Добавлялись сумки для ношения гранат, четыре мешка для набивания их песком, факел, альпеншток или совок, ножницы для резки проволоки, двойной «неприкосновенный запас» и две фляги с водой. Штурмовые подразделения имели больше средств оперативной связи и предупреждения: ракетниц, сигнальных флагов и ламп.

Поменявшиеся условия войны, потребность полков в разветвленной сети окопов вызвали увеличение инженерного взвода до роты. К 1918 году техническая рота представляла собой группу современно вооруженных и экипированных профессионалов. Все умели строить дороги, туннели и специальные фортификационные сооружения в горах. Новые штаты предписывали иметь 5 офицеров, 213 нижних чинов, 35 лошадей, 6 мулов и 15 повозок. В разных полках личный состав роты колебался в пределах 200–250 человек. В состав ротного штаба входили командир роты, старший унтер-офицер, командир обоза, кузнец-слесарь, трубачи, капрал, 4 санитара с носилками и несколько конных вестовых. Рота делилась на инженерный взвод, взвод тяжелого вооружения и обоз.

Инженерный взвод состоял из командира, старшего унтер-офицера, 4 капралов, 36 солдат, повара и вестового. Взводу придавалась несколько повозок. В одной перевозился шанцевый инструмент. В другой взрывчатка — 12 зарядов по 1 кг, 2 заряда по 9,5 кг, 70 детонаторов, 100 сигнальных патронов (50 белых и 50 цветных) к ракетнице Verey, 50 сигнальных ракет, 3 ящика ручных гранат и иное имущество подрывников. В некоторых взводах в специальных повозках перевозились мостостроительное оборудование.

Взвод тяжелого вооружения состоял из командира, двух прожекторных отделений, отделения тяжелых минометов (Minenwerfer), отделения легких минометов (Granatenwerfer), огнеметного отделения, конюха, повара и вестового. Каждой секцией командовал старший унтер-офицер.

Первое прожекторное отделение состояло из унтер-офицера и 9 солдат, обслуживавших пару 30-см прожекторов для освещения близлежащей местности (до 350 м перед окопами). В разобранном виде эти прожектора транспортировались в ящиках на мулах.

Второе прожекторное отделение из унтер-офицера и 9 солдат обладало двумя 45-см прожекторами для освещения местности на 1 км. Это оборудование перевозилось уже на автомобильной или конной тяге.

Отделение тяжелых минометов имело на вооружении два 9-см газомета и 12-см миномет. Первые два обслуживали расчеты по 1 унтер-офицеру и 9 солдат. Миномету придавался расчет из унтер-офицера и 4 солдат. В боезапас газомета входили 36 выстрелов по 1,125 кг, 6 бомб по 2,25 кг, 6 зажигательных гранат и 6 химических снарядов. Сверх того расчеты имели ракетницы с сигнальными зарядами. Газомет и боезапас к нему транспортировались на 2 повозках. К миномету выдавалось 15 мин.

Отделение легких минометов вооружалось 4 газометами, которые вместе с боезапасом перевозились на одной повозке. Боеприпасы хранились в 6 ящиках по 6 выстрелов и в 8 ящиках по 4 выстрела. Дополнительно выдавались ручные гранаты.

Легкий 8-см пневматический миномет М15 на позиции на итальянском фронте, 1916 г. В условиях траншейной войны особое значение приобрели разнообразные мелкокалиберные артиллерийские системы непосредственной поддержки пехоты. В пневматических минометах мины метались при помощи сжатого воздуха. При этом артиллерийская позиция не демаскировалась, то есть противник, не зная где установлен миномет, не мог ответным огнем подавить его.

Легкий 8-см пневматический миномет М15 на позиции на итальянском фронте, 1916 г. В условиях траншейной войны особое значение приобрели разнообразные мелкокалиберные артиллерийские системы непосредственной поддержки пехоты. В пневматических минометах мины метались при помощи сжатого воздуха. При этом артиллерийская позиция не демаскировалась, то есть противник, не зная где установлен миномет, не мог ответным огнем подавить его.

Отделение огнеметов состояло из 10 человек. Огнемет был оборонительным оружием и, поэтому, его располагали у переднего края окопов. Огнеметы существовали трех типов и метали огненную смесь на 30–35 метров.

К обозу были приписаны казначей, полевая кухня, посудная и ремонтная повозки.

В 1917 году полковой телефонный взвод насчитывал 1 офицера, 100-130 нижних чинов и обладал 5 повозками. При полковом штабе состояли 12 нижних чинов и 1 повозка, в каждом батальоне по 24 человека и повозка. Но, все же, не отказались и от 13 до 17 конных вестовых.

Во время реорганизации австро-венгерской армии в 1917 года, было принято решение о создании при каждой пехотной дивизии штурмового батальона. Образцом послужили аналогичные подразделения союзной немецкой армии. Штурмовые батальоны объединяли штурмовые роты пехотных полков и структурно соответствовали штатам отдельного батальона.

Батальонный штаб состоял из 8 офицеров и 36 нижних чинов. В 4 ротах проходили службу 20 офицеров и 600 нижних чинов. В пулеметной роте было 5 офицеров и 160 нижних чинов, в четырех взводах легких пулеметов — 4 и 140 соответственно, во взводе пехотных орудий — 1 и 25, в техническом взводе — 3 офицера и 94 нижних чина.

Номера батальонов совпадали с номерами дивизий. Украинцы проходили службу в 14 штурмовых батальонах при 2-й (25% личного состава), 4-й (18%), 9-й (32%), 10-й (30%), 11-й (53%), 15-й (точных данных нет), 24-й (57%), 27-й (точных данных нет), 30-й (14%), 43-й (25%), 45-й (33%), 54-й (33%), 56-й (18%) и 59-й (27%) пехотных дивизиях.

Егерские батальоны

Как легкая пехота в австро-венгерской армии выступали полевые егерские батальоны. Егеря были организованы для действия в горной местности по образцу итальянской легкой пехоты — «берсальеров». Батальон формировался по штатам отдельного батальона и состоял из батальонного штаба, инженерного взвода, 4 рот по 4 взвода каждая, пулеметного взвода и батальонного обоза. Последний складывался из амуниционного и обоза снабжения. Рота по структуре соответствовала пехотной, но была сильнее и достигала 240 человек. Таким образом, в мирное время батальон насчитывал 24 офицера и 395 нижних чинов, не считая кадровой роты. Батальоном командовал подполковник.

Во время войны четвертая рота каждого полевого егерского батальона была реорганизована в велосипедную. Она состояла из 3 взводов велосипедистов и пулеметного взвода. Так же в состав роты входили 2 грузовика, 2 мотоцикла и велосипедное санитарное отделение.

Украинцы воевали в семи батальонах, входивших в состав 3-й, 8-й и 30-й пехотных дивизий: 13-ом (36% личного состава), 14-ом (47%), 18-ом (59%), 27-ом (27%), 30-ом (70%) и 32-ом (точных данных нет).

Ландвер и гонвед

Пехотные дивизии австрийской территориальной обороны (Landwehr-Infanterietruppendivisionen) состояли из двух пехотных бригад ландвера (каждая по 2 полка ландвера), одного артиллерийского и одного гаубичного дивизионов ландвера. Артиллерийские подразделения имели номера своих дивизий. В 1917 году дивизии ландвера были переименованы в стрелковые (Schützendivisione).

Пехотный полк австрийской территориальной обороны по структуре соответствовал пехотному полку общей армии, но состоял из 3 батальонов. В мирное время рота состояла из 5 офицеров, 10 унтер-офицеров и 85 солдат. Штаты военного времени предусматривали двукратное увеличение роты: 4 офицера, кадет, 35 унтер-офицеров, 187 рядовых, 4 сапера, 3 санитара с носилками, унтер-офицер-счетовод и трубач. Таким образом, в мирное время полк насчитывал 1.439 военнослужащих, а в военное — 3.648.

Пехотные дивизии венгерской территориальной обороны (m. k. honved gyalog hadosztaly) имели такую же структуру, как и австрийской, только без гаубичных дивизионов. Пехотный полк гонведа имел ту же структуру, что и ландвера. Но в мирное время рота гонведа насчитывала 4 офицеров, 12 унтер-офицеров и 83 солдата. Таким образом, в полку служило 1.440 человек. Штаты военного времени предусматривали для роты наличие 5 офицеров и 262 нижних чинов. То есть во время ведения боевых действий в полку было 104 офицера и военных чиновника и 4.810 унтер-офицеров и рядовых.

Украинцы были представлены в 11 пехотных полках территориальной обороны, входивших в состав австрийских 43-й (штаб в Львове) и 45-й (Пшемысль) и венгерских 20-й (Наги-Варад) и 39-й (Колошвар) территориальных дивизий:

Легион УСС

Украинский добровольческий легион подчинялся австрийскому министерству обороны и поэтому считался частью ландвера.

В начале августа 1914 года все украинские галицкие политические партии объединились в «Главный Украинский Совет» («Головна Українська Рада»). Им было создано «Украинское Боевое Управление» («Українська Боєва Управа») во главе с Трильовским, взявшее на себя функции организации украинских добровольцев. 6 августа обе организации выступили с манифестом, в котором призвали объединиться под знаменами Украинских Сечевых Стрельцов для создания добровольческого воинского подразделения — легиона.

Формирование легиона производилось на основании императорского патента 1851 года, который касался добровольных военизированных обществ, вследствие чего легион не сразу приобрел военную организацию. С началом первой мировой войны подобные легионы были созданы еще поляками и албанцами. Все они предназначались для ведения военных действий в тылу врага на национальных территориях. Первыми выступили поляки, но население Восточной Польши не подняло ожидаемого восстания и легионерам пришлось вернуться. После этого австрийский генштаб пересмотрел планы использования национальных добровольческих воинских формирований, и превратил их в обыкновенные воинские части.

Структура Легиона УСС оформлялась постепенно на протяжении 1914–16 годов в соответствии с австрийскими образцами. Украинский легион начал формироваться в августе-сентябре 1914 г. (сначала — в Львове, затем — в Стрые). Он состоял из 2500 человек, разделенных на два батальона (в соответствии с сразу принятой национальной терминологией — курінь) и один полубатальон (напівкурінь).

Первоначально батальоны легиона делились на роты (сотня) по 220 чел. Каждая сотня состояла из 4 взводов (чота), а взвод — из 4-х отделений (рій) по 10-15 чел. Обыкновенно численность одной роты в боевых условиях составляла 100–150 бойцов, 2 ремесленника, писарь и его помощник. Батальоном командовал майор (отаман), ротой — капитан (сотник или хорунжий), впоследствии лейтенант. Во главе легиона обыкновенно стоял полковник или подполковник австрийской армии, часто — украинского происхождения. Поскольку до 1915 г. легион был на правах добровольной военизированной организации — в нем были введены не офицерские звания, а командные должности, для которых были подобраны термины из старокозацкой украинской терминологии. Все офицеры были приравнены к военным чиновникам.

Общая численность легиона никогда не превышала 2000 чел. Австрийское правительство позволял записываться в легион лишь добровольцам из ландштурма. Тем не менее, это часто обходилось — в легион вступало молодое украинское население с территорий, оккупируемых австрийской армией, а также интернированные в лагерях Вольфсберг и Фелициентель. До начала 1917 года в рядах легиона отслужило около 7 тысяч стрельцов. Из них было убито в боях 350 человек, 1200 ранено и 1500 попало в российский плен.

На фронте, в сентябре 1914 года батальоны легиона были присоединены к группе генерала Гофмана (впоследствии — XXV армейскому корпусу) в составе 55-й дивизии (129-я и 130-я бригады) и отдельно — 131-й бригады, где использовались в различных соединениях (в 131-й бригаде, в 8-й кавалерийской дивизии генерала Лемана и других). В марте 1915 г. легион получает более правильную военную организацию по австрийскому образцу — два отдельных батальона по 4 роты в каждом. В сентябре они сводятся вместе в 1-й Полк Украинских Сечевых Стрельцов, который, тем не менее, по силе равняется только половине полка общей армии. В 1916 году командиры подразделений легиона приравниваются к званиям офицеров и унтер-офицеров общей армии.

К маю-июню 1916 г. в полку уже были:

Еще с октября 1914 года предполагалось создать и конную сотню УСС, но за недостатком лошадей несколько десятков кавалеристов выполняли функции разведки и связи.

Кроме собственно боевых частей, в полку УСС была организована медицинская служба (с января 1915 года — по 40 человек на батальон), обоз (по 4 транспорта и одной полевой кухне на роту) и хозяйственная.

В тылу (Кіш УСС) существовала служба подготовки кадров и переподготовки выздоравливающих (вишкіл УСС) и маршевая рота. С марта 1915 года кадровая рота была организована по австрийскому образцу (Ersatzkompagnie der Ukrainischen Legion). С лета 1916 года она получила название «учебная группа» (вишкільна група). В Кош входили отделы — канцелярия, новобранцев, выздоравливающих, хозяйственный. Кроме того, как в полку, так и в Коше существовали своеобразные просветительские кружки, получившие название «Прессовой Квартиры». Они сыграли значительную роль в повышении национального самосознания легионеров. В частности в Прессовой Квартире и в Боевой Управе разрабатывались знамена и униформа УСС.

Кавалерия

Кавалерийская дивизия австро-венгерской армии должна была состоять из двух кавалерийских бригад и дивизиона конной артиллерии. Кавалерийская бригада — из двух кавалерийских полков. Причем, так как к этому времени подготовка драгун, улан и гусар была абсолютно одинаковой, в одной бригаде могли быть представлены разные виды кавалерии. Отличия сохранялись только в обмундировании и комплектации. В гусары брали только жителей Венгрии, в драгуны — как из Австрии, так и из Венгрии, а в уланы — жителей Галиции, Богемии и Хорватии.

Несмотря на то, что планами австро-венгерского командования кавалерии в будущей войне отводилась вспомогательная роль, она традиционно поддерживалась на высоком уровне. Верховые лошади для кавалерийских полков предполагались наилучшего качества в возрасте от 5 до 7 лет. В стратегические задачи конницы входила глубинная разведка в составе кавалерийских соединений, прикрытие флангов пехотных соединений, осуществление связи между ними, служба в качестве авангарда и, в случае победы, развитие успеха. Тактические же ограничивались проведением мелких разведывательных операций и аванпостной службой вместе с пехотой. Кроме того, на кавалерию возлагались обязанности эскорта высокопоставленных офицеров и служба при штабах в качестве посыльных, охраны и санитаров.

Чтобы обеспечить выполнение поставленных задач конница была разделена на три неравнозначные части. Основная масса этого рода войск была объединена в кавалерийские дивизии (Kavalleriedivision или Kavallerietruppendivision) и кавалерийские бригады (Kavalleriebrigaden) в составе территориальных корпусов. Второй частью являлась дивизионная кавалерия (Divisionskavallerie) — два кавалерийских эскадрона, прикомандированные к каждой пехотной дивизии. Третьей — кавалерийские штабные взвода (Kavaleriestabszüge), представлявшие собой сверхштатные полковые подразделения, прикомандированные к каждому армейскому, корпусному и дивизионному штабу.

Самым малым полковым кавалерийским подразделением был взвод (Züg). 3-4 взвода составляли эскадрон (Eskadron, с 1917 года — Schwadron). В мирное время эскадрон насчитывал в своих рядах 5 офицеров, 20 унтер-офицеров, 146 солдат и 156 верховых лошадей. В военное время его состав возрастал до 175 солдат, 165 верховых лошадей, 12 вьючных лошадей для перевозки патронов и одной тягловой лошади для транспортирования хозяйственного имущества. Три эскадрона составляли дивизион, а два дивизиона – полк. Естественно, кроме строевых подразделений в полку были штаб и вспомогательные части. Вспомогательными считались амуниционный и интендантский обозы, инженерный и сигнальный взвода. Последний объединял две телеграфные секции (Telegraphpatrouille) и два расчета сигнальных ацетиленовых ламп (Fernsignalpatrouille).

Таким образом, в мирное время полк насчитывал 37 офицеров и 874 унтер-офицера и солдата (без запасников), а в военное — 1.275 военнослужащих, 1.156 верховых лошадей, 42 вьючных и 27 тягловых.

Инженерные подразделения 6-го драгунского, 1-го, 2-го и 16-го гусарских, 3-го и 7-го уланских полков были специально обучены и экипированы для того, чтобы формировать кавалерийские понтонные бригады для форсирования кавсоединениями серьезных водных преград. Кроме того, каждый кавалерийский инженерный взвод имел в своем хозяйстве легкие понтоны для переправы через мелкие реки и водоемы.

Так как уже зима 1915 года показала, что в условиях позиционной войны роль кавалерии сильно снижается, то появились первые подразделения спешенных кавалеристов. К концу 1916 года уже в каждом полку большинство личного состава было спешено и с крупов лошадей пересело в окопы к своим пехотным товарищам. Теперь на конницу почти исключительно возлагались задачи охранников и посыльных при штабах. В результате же последней реорганизации армии в 1917 году в каждой пехотной дивизии оставили только по одному конному эскадрону. Спешенная кавалерийская дивизия по силе соответствовала пехотной бригаде.

На время военных действий предполагалось наличие 1-2 пулеметных расчетов на кавалерийскую дивизию. Но, исходя из опыта «окопной» войны и повышения роли артиллерии и пулеметов, в каждом кавалерийском полку к началу 1917 года уже существовал пулеметный расчет из 4 пулеметов.

Украинцы служили и воевали в одном драгунском (9-й фельдмаршала эрцгерцога Альбрехта (29% личного состава)) и шести уланских полках (3-й фельдмаршала эрцгерцога Карла (26%), 4-й императора Франца Иосифа (65%), 6-й императора Иосифа II (40%), 7-й наследника австрийского престола генерала кавалерии эрцгерцога Франца Фердинанда (72%), 8-й генерала кавалерии графа Карла Ауерсперга (80%), 13-й генерала кавалерии Эдуарда фон Бём-Эрмоли (55%)). Эти полки входили в состав 3-й (штаб в Вене), 4-й (Львов), 6-й (Ярослав), 7-й (Краков), и 8-й (Станислав) кавалерийских дивизий.

Кавалерия австрийской территориальной обороны была представлена тремя кавалерийскими бригадами (k.k. Landwehrkavalleriebrigaden) из уланских полков ландвера. Украинцы проходили службу в двух уланских полках ландвера (1-й (65% личного состава) и 3-й (26%)). Они оба входили в состав 3-й бригады со штабом в Львове.

Структура кавалерийского полка ландвера соответствовала полку общей кавалерии, но численный состав эскадрона в мирное время был слабее: 5 офицеров, 10 унтер-офицеров, 75 солдат и 77 верховых лошадей. Разница компенсировалась с началом военных действий за счет призыва запасников.

В 1917 году уланы ландвера (Landwehrulanen) были переименованы в конных стрелков (reitende Schützen).

В кавалерийских полках венгерской территориальной обороны (гусары гонведа) украинцы не служили.

Артиллерия

Австрийская артиллерия всегда находилась на высоком уровне. Пока крупнейшие европейские армии экспериментировали в конце XIX века с созданием единого пехотного орудия, императорско-королевская вооружалась более чем удачными образцами пушек и гаубиц. Особое внимание уделялось обучению кадров. Во первых отбирались призывники с образованием. Во вторых — в предвоенный период срок службы артиллеристов оставался 3 года.

Полевая артиллерия общей армии была объединена в 14 артиллерийских бригад (Feldartilleriebrigaden) по количеству армейских корпусов. Такой бригадой командовал генерал-майор, хотя мог и полковник. Бригада состояла из трех полков полевой артиллерии, одного гаубичной и дивизиона тяжелых гаубиц. Полком командовал полковник, дивизионом подполковник и батареей капитан. Артиллерийская бригада придавалась одной из пехотных дивизий армейского корпуса.

Расчет 10-см полевой гаубицы М.99 с пехотным охранением, 1909 г. Пехота уже переоделась в полевые мундиры защитного цвета, в то время как артиллеристы продолжают носить традиционные темно-коричневые мундиры.

Расчет 10-см полевой гаубицы М.99 с пехотным охранением, 1909 г. Пехота уже переоделась в полевые мундиры защитного цвета, в то время как артиллеристы продолжают носить традиционные темно-коричневые мундиры.

Украинцы служили в 6 полках полевой артиллерии, двух гаубичной и в трех дивизионах тяжелых гаубиц, которые входили в состав 2-й, 11-й, 12-й, 24-й и 30-й пехотных дивизий.

Дивизион конной артиллерии был эквивалентен артиллерийскому полку и придавался кавалерийской дивизии. Украинцы воевали в двух дивизионах, приданных 4-й и 6-й кавалерийским дивизиям.

Горная артиллерия была организована в 3 горно-артиллерийские бригады. Одна такая бригада придавалась в дополнение к пешей артиллерийской бригаде в трех армейских корпусах: XIV (штаб в Инсбруке), XV (Сараево) и XVI (Мостар). Украинцы составляли большинство в двух горно-артиллерийских полках, входивших в состав 1-й пехотной дивизии, штаб которой дислоцировался в Брессаноне.

В армейских корпусах, которые имели на своей территории крупные фортификационные укрепления, было предусмотрено наличие полков крепостной артиллерии. Крепостная артиллерия состояла из шести полков и восьми батальонов. Они были объединены в 5 бригад (Festungsartilleriebrigaden). Украинцы проходили службу в одном полку из 3-й бригады, штаб которой находился в Пшемысле.

Цюгфюрер конной артиллерии, 1916 г. Этот унтер-офицер вооружен кавалерийской саблей, которая к этому времени на фронте была заменена штык-ножом. Среди его наград выделяются шнур командира артиллерийского орудия и знак отличного стрелка артиллерии. В 1916 году вместо цветных петлиц на воротнике были введены полоски из цветного сукна, нашивавшиеся вертикально в том месте, где раньше петлицы заканчивались.

Цюгфюрер конной артиллерии, 1916 г. Этот унтер-офицер вооружен кавалерийской саблей, которая к этому времени на фронте была заменена штык-ножом. Среди его наград выделяются шнур командира артиллерийского орудия и знак отличного стрелка артиллерии. В 1916 году вместо цветных петлиц на воротнике были введены полоски из цветного сукна, нашивавшиеся вертикально в том месте, где раньше петлицы заканчивались.

Дивизионы полевой и гаубичной артиллерии ландвера придавались пехотным дивизиям ландвера и имели их номера. Украинцы были представлены в двух дивизионах полевой и двух гаубичной артиллерии.

Таким образом, украинцы входили в состав следующих артиллерийских частей:

С началом войны были введены следующие штаты для артиллерийских подразделений:

При реорганизации австро-венгерской армии в 1917 году в состав каждой пехотной дивизии добавили еще один полк полевой артиллерии. Новый полк получал номер 10Х, где «Х» — номер пехотной дивизии. При каждой спешенной кавалерийской дивизии создали по одному полку полевой артиллерии и одному дивизиону тяжелых гаубиц. Эти формирования получали к номеру литеру «К».

Австро-венгерская армия широко использовала различные инженерные подразделения. Украинцы были представлены в двух саперных (10-й (30% личного состава) и 11-й (48%)) и одном пионерном батальонах (10-й (30%)). Они входили в состав 11-й и 24-й пехотных дивизий.

Инженерные войска и обоз

Саперный батальон состоял из пяти рот, причем 5-я рота была предназначена для обслуживания фортификационных сооружений и с началом боевых действий разворачивалась в новые три роты. При каждом батальоне имелся подвижный парк, который в случаи начала войны разворачивался в 4 мостостроительных парка и 1 инструментальный. Каждая пионерная рота сверх того имела по одному железному понтону для наведения переправ. Возимое снаряжение включало в себя имущество подрывников, плотницкие и столярные инструменты.

После реорганизации армии в 1917 году количество инженерных подразделений с украинским контингентом сильно возросло. Это было связано с тем, что новые подразделения в составе пехотных дивизий формировались из пехотинцев, прошедших специальную переподготовку. Таким образом, украинцы должны были хотя бы частично входить в состав 11 саперных батальонов (2-й, 10-й, 11-й, 15-й, 24-й, 27-й, 30-й, 43-й, 45-й, 54-й и 59-й).

Перед войной обоз австро-венгерской армии состоял из 16 обозных дивизионов, которые были сведены в 3 обозных полка. Один обозный дивизион был придан одному армейскому корпусу и состоял из 4-10 эскадронов. Эскадроны, в свою очередь, разделялись на взводы, что позволяло делить обоз на армейские, корпусные, дивизионные и мостовых парков обозы. Конский состав и часть повозок с началом войны мобилизировались у населения. К казенному подвижному составу принадлежали повозки амуниционные, санитарные и маршевых батальонов.

Украинцы входили в состав двух обозных дивизионов (10-й (30% личного состава) и 11-й (48%)), обслуживавших потребности двух корпусов, расположенных на территории Галиции — X и XI.

К 1917 году обоз был полностью реорганизован в 266 автоколонн и 755 обозных транспортов. Принцип территориального формирования был утерян.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 23 июня 2010
Рубрика: Вооруженные силы, Первая мировая война
Метки: , ,

Последние опубликование статьи