Толеранцпатент для евреев

Фредди Бен Натан

230 лет назад, в начале 1782 года, тогдашний правитель Австрии, император Иосиф II обнародовал «Эдикт о терпимости» — пакет реформ, призванных существенно изменить жизнь иудеев — подданных империи. Иудеи даже появились в австрийском дворянстве!

Йозеф фон Зонненфельс

Йозеф фон Зонненфельс

Памятник императору Иосифу II, на котором в правой руке он держит «Указ о веротерпимости» (площадь Императора Иосифа, Филлах (Каринтия, Австрия))

Памятник императору Иосифу II, на котором в правой руке он держит «Указ о веротерпимости» (площадь Императора Иосифа, Филлах (Каринтия, Австрия))

Иосиф II был сыном и соправителем (до 1780 г.) Марии Терезии в Австрии и других наследственных владениях Габсбургов. На его взгляды оказал заметное влияние Йозеф фон Зонненфельс (1732–1817), еврей, крещенный в раннем детстве, которого принято считать теоретиком меркантилизма — системы доктрин, обосновывавших необходимость активного вмешательства государства в частную хозяйственную деятельность. Направляя свою энергию на «решение еврейского вопроса», назревшего на территориях, на которые распространялась его власть, император активизировал свои усилия после ухода из жизни матери Марии Терезии, став единоличным правителем. В основу деятельности в данном направлении легли принципы, так называемого, просвещенного абсолютизма и отвлеченно толкуемой «пользы государства». А если конкретнее, то «еврейская тема» рассматривалась Иосифом II в более широком контексте — поощрения торговли и промышленности, насаждения светского образа жизни при межконфессиональной терпимости. При этом преследовалась и другая цель — ослабление могущества католической церкви.

Началом объявляемых перемен в жизненном укладе наших собратьев, населявших обозначенную часть Европы, стали «еврейские реформы», объявленные Иосифом II осенью 1781 года. В первую очередь, были отменены предписания об обязательном ношении евреями империи отличительного знака, в том числе, стоит отметить и это, — о непременном наличии у каждого иудея бороды. Произошла отмена подоходного налога, который ложился на семьи тяжким бременем. Государь-император стремился привлечь еврейское население к продуктивному труду и отвлечь от торговли, которую он считал «вредной». С этой целью евреям разрешено было арендовать землю, возделывать ее и заниматься любым ремеслом. Но, вместе с тем, членам еврейских общин запрещалось пользоваться ивритом и языком идиш при составлении не только деловых, но даже и семейных документов. Этот запрет обосновывался необходимостью контролирования властями текущей жизни и деятельности различных этнических групп.

Первая страница «Эдикта о веротерпимости» (1781)

Первая страница «Эдикта о веротерпимости» (1781)

Последняя, пятая, страница «Эдикта о веротерпимости» (1781)

Последняя, пятая, страница «Эдикта о веротерпимости» (1781)

Дальше – больше. Как уже было сказано, в самом начале 1782 года Иосиф II обнародовал «Эдикт о терпимости», или, так называемый, «Толеранцпатент» для евреев Вены, Богемии, Моравии, Венгрии, и в 1789 году — для евреев Галиции. «Патент» выдал евреям император, но многие ощутили в этом пакете документов дух Йозефа фон Зонненфельса, а согласно некоторым источникам, он приложил свою руку к проекту, который его величеством (возможно, с некоторыми коррективами) был одобрен и утвержден. Что же нового для еврейского сообщества содержал «Эдикт»? Во вступительной его части провозглашалось принципиальное равенство всех граждан государства перед лицом закона. Указывалось, что все подданные, вне зависимости от религиозного различия и происхождения, могут и должны пользоваться свободой и плодами благосостояния государства. Иосиф II разрешил евреям заниматься свободными профессиями, владеть мануфактурами и нанимать рабочих-христиан, предоставил евреям право на беспрепятственное передвижение и возможность селиться в городах (кроме горнозаводских), открыл доступ в высшие учебные заведения. Евреям было предписано создавать начальные школы, правда на основе не родного, а немецкого языка, или посылать детей в общеобразовательные школы. Указ отменял ряд архаичных ограничений, сохранявшихся еще со времени Венского собора 1267 года, к примеру, запрет для евреев выходить из своих домов до 12 часов дня в воскресенье и посещать увеселительные заведения в дни католических праздников. В то же время, поскольку расхожее утверждение приписывало евреям такие общественные пороки, как нечестность и обман, а также — спаивание крестьян, забота о которых провозглашалась одной из главнейших обязанностей правительства, новый Указ запрещал евреям арендовать землю, брать откупные, заниматься шинкарством и коробейничеством. Указами вводились для евреев воинская повинность, уравнивающая их в этой нелегкой обязанности с другими гражданами империи. Реформы предусматривали рассмотрение имущественных и семейных тяжб с участием лиц иудейского вероисповедания государственным судом. Молодым людям, не окончившим начальную школу, запрещалось жениться до 25-летнего возраста. Были увеличены брачный и подушный налоги. Раввинов лишили права судить и отлучать от общины. Что особо следует подчеркнуть, «Эдикт о толерантности», по сути, отменял сложившееся кагальное самоуправление, то есть исключал возможность существования еврейских общин по принципу «государста в государстве», а за выборными старостами в общинах были оставлены только дела синагог и вопросы благотворительности.

Аллегоря «Иосиф II дарует народам "Эдикт о веротерпимости" (13 октября 1781 г.)» (акварель, 1785 г., Венский городской исторический музей)

Аллегоря «Иосиф II дарует народам «Эдикт о веротерпимости» (13 октября 1781 г.)» (акварель, 1785 г., Венский городской исторический музей)

В рамках пакета реформ в 1787 году Иосиф II издал закон, по которому все евреи империи обязаны были заполучить наследственные фамилии. Те, которые уже имели фамилии, могли их оставить, а тем, у которых закрепленной фамилии не было, предписывалось выбрать ее для себя и для своих близких — с тем, чтобы она стала затем наследуемой. Ограничений на выбор не устанавливалось, но новые фамилии должны были, согласно указу, утверждаться местными чиновниками. При этом оговаривалось, что если какой-то еврей не выберет себе фамилию самостоятельно, то фамилия ему будет назначаться в принудительном порядке по выбору чиновника, отвечающего за реализацию закона. В Восточной Галиции, где в тот период проживала значительная часть еврейских подданных Австрийской империи, и которая была удалена от центра и, соответственно, ослабленным был контроль со стороны центральных властных структур, чиновничья прерогатива назначать фамилии по своему усмотрению явилась источником злоупотреблений. У претендовавших на благозвучную фамилию, что засвидетельствовано, вымогали взятки, а тем, кто отказывался платить, или не имел нужных средств, присваивали фамилии типа Крауткопф (капустная голова), Оксеншванц (бычий хвост) и тому подобные, вплоть до оскорбительных. Справедливости ради, следует уточнить: неприглядное поведение чиновников было характерно для Галиции, хотя в многочисленных статьях по еврейской ономастике можно встретить утверждения, что подобные безобразия творились в Австрийской империи повсеместно. Кстати говоря, в исследованиях, касающихся европейской еврейской истории того периода можно встретить предположения о том, что именно вследствие реформ Иосифа II, возникли и закрепились такие, ставшие со временем, широко известными фамилии, как Эйнштейн, Фрейд, Ротшильд и другие. Есть указание и на то, что в процессе придумывания пышных еврейских фамилий на немецкий лад, появились также Розенбаумы и Мандельштамы. Так, или иначе, а Австрийская империя стала первым государством, в котором было введено обязательное присвоение евреям наследственных фамилий.

Но все это, что называется, частности. Важен вопрос о том, как восприняли евреи реформы Иосифа II. Отношение к нововведениям было неоднозначным, в зависимости от той или иной категории еврейского населения. С энтузиазмом встретили их зажиточные и просвещенные круги, усмотревшие в начавшихся переменах возможность без насильственного крещения стать частью светского общества, интегрирующего всех граждан, освобождая их от национальной узости. Однако, большинство еврейского населения, приверженного традиционному укладу жизни, усмотрело в переменах еще большую опасность, чем в ограничительных законах Марии Терезии. Дорога к эмансипации воспринималась, как чреватая неизбежной ассимиляцией. И опасения не были напрасными. Способствуя формированию еврейской интеллигенции и появлению богатых евреев-предпринимателей, указы Иосифа II, в то же время, вели к разрушению основ еврейской жизни, к разложению общин. Укрепив статус малочисленных, в то время, евреев Австрии, реформы ухудшили правовое и экономическое положение многотысячной общины Галиции. В разной степени сказались новшества на судьбах евреев Венгрии, Богемии и Моравии, других земель империи. Во многих случаях указы были со временем отменены, или извращены вскоре после смерти императора Иосифа II. Да, этот монарх был рационально мыслящим прагматиком и, одновременно, крупным филантропом, действительно сочувствующим бедноте. Но он правил, не имея чувства меры. Хотел всего добиться сразу, питая наивную надежду, что ему удастся еще при жизни увидеть результаты своих реформ. После смерти матери Иосиф II даже не стал дожидаться окончания полугодового срока, в течение которого было принято соблюдать траур, и сразу же начал активно действовать. И не прошел еще и год со смерти Марии Терезии, когда первый из новаторских его указов вошел в силу. Император себя не щадил. Работал порою по восемнадцать часов в день, и за свою не слишком долгую жизнь издал более чем 6000 приказов, что значит, в пересчете на дни, минимум по два приказа в день. Выполнимо ли такое количество предписаний? В любом случае, по меньшей мере, три его указа приобрели всемирную, можно сказать, известность. Это были, во-первых, «толерантный патент», во-вторых, — распоряжение об отмене крепостной зависимости и, в-третьих, отмена цензуры. Но привел их правитель-реформатор в действие с присущей ему опрометчивостью, из-за которой о нем говорили, что «император привык совершать второй шаг раньше первого».

И, тем не менее, с той далекой уже поры и до нашего времени сохранились глубокие различия между потомками западных, «австро-венгерских», евреев и евреями Восточной Европы, которые до Катастрофы европейского еврейства культивировали замкнутый образ жизни в традициях местечек. Сказанное не касается евреев России, часть из которых в период Октябрьской революции была увлечена коммунистической идеологией и подняла алые стяги. Но основная часть Идишланда — Литва, Латвия, Польша — оставалась верной вековым традициям своего народа.

Если же оценивать глобальные последствия процессов, толчок к которым дали преобразования, начатые Иосифом II, то можно усматривать как позитивные, так и негативные для евреев векторы. С одной стороны евреям была обеспечена возможность свободно исповедовать свою религию, строить синагоги, развивать язык и культуру. С другой же стороны для значительной части еврейского населения был предопределен отход от своих вековых духовных ценностей. По определению известного чешского писателя Милана Кундеры, оторвавшиеся от национальной почвы наши собратья стали «главными космополитами, основным связующим элементом в центральной Европе, своего рода интеллектуальным цементом, концентрированной эссенцией духа, создателями интеллектуального универсализма».

http://kackad.com/kackad/?p=12828

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 6 апреля 2013
Рубрика: XVIII век, История
Метки: ,

Последние опубликование статьи