Ронге М. Разведка и контрразведка. Глава 30. Император Карл. Вступление в войну Америки.

Цензурный отдел центрального справочного бюро Красного креста все чаще встречал в переписке высказывания, свидетельствующие о жажде мира. В прессе эти стремления не отражались, так как цензура не пропускала подобного рода статей, могущих быть использованными противником как признак нашей усталости и малодушия. Та же участь постигала произведения пацифистов, работавших за границей. Пацифисты, в особенности из нашего собственного, лагеря, сильно вредили делу мира, распространяя сведения о том, что центральные державы находятся накануне полного истощения и вынуждены заключить мир любой ценой. Естественно, что наша контрразведка внимательно следила за их деятельностью.

В декабре 1916 г. разведка распространила в расположении противника листовки с приказом императора Карла по армии и флоту о мирном предложении Австрии, Болгарии и Турции и затем повсюду проследила, какое впечатление произведет этот приказ в неприятельских странах. У русских наши воздушные шары с листовками часто встречали восторженный прием. [173]

Впрочем, братание с нашими солдатами было ликвидировано русским командованием при помощи телесных наказаний. Пленные, в особенности из русских гвардейских частей, расценивали мирное предложение как признак нашей слабости. Приказ царя по армии и флоту, перехваченный нами при помощи радио, призывал, в ответ на предложение мира, вытеснить противника с территории России и даже воскрешал давно уже погребенные старые цели войны — Константинополь и проливы.

В Италии наше предложение и выступление американского президента Вильсона усилили позиции сторонников мира типа Джиолитти. Кроме того, среди населения вызвал большое недовольство призыв родившихся в 1874–1875 гг. Все же агитация милитаристов получила перевес.

Внутри самой Австро-Венгрии мирное предложение, естественно, было встречено с энтузиазмом и усилило симпатии к Карлу. По его желанию, цензура была ослаблена. Политические статьи, допустимые с точки зрения внешней политики, пропускались без цензуры. 28 декабря 1916 г. на собрании социал-демократического союза «Форвертс» Виктор Адлер впервые мог выступить открыто с речью о мире.

Послание президента Вильсона, встреченное центральными державами очень холодно, было искусно использовано государственными деятелями Антанты. В ее ответной ноте от 12 ноября 1917 г. цели войны были умело облечены в форму, соответствующую идеалам президента.

Карл, взяв на себя главное командование, приказал перевести главную квартиру из Тешена в Баден, около Вены, так как другие государственные дела требовали его пребывания вблизи столицы. Я заблаговременно выехал туда в декабре, чтобы подготовить меры охраны. В связи с близостью столицы и текучестью населения Бадена — этого мирового курорта — организация необходимой охраны была нелегкой задачей. Тем не менее, благодаря содействию местных властей, она была удовлетворительно поставлена к моменту прибытия главного командования в январе 1914 г. Хотя первоначальное «пассивное сопротивление» населения и отдельных представителей муниципалитета было быстро ликвидировано, все же мы часто вспоминали о несравненно более любезном отношении жителей Тешена.

В связи с назначением императором Карлом ряда новых советников и высших чиновников, в составе главного командования также произошли большие перемены. То, что престолонаследника держали в стороне от повседневной работы главного командования, [174] было ошибкой. Составляли исключение лишь мои частые доклады по вопросам разведывательной службы, вызывавшие с его стороны большой интерес.

На фронтах наступило затишье. Однако Россия, Румыния и Италия энергично вооружались. Выяснение данных о новых формированиях стояло в центре внимания разведывательной службы. Производился тщательный опрос каждого пленного на фронте и в лагере, переписка военнопленных просматривалась очень внимательно и давала весьма существенные данные.

В середине февраля мы установили у русских 116 новых батальонов; в дальнейшем это количество возросло до 320. Одновременно было выявлено формирование новых дивизий, число которых к концу мая достигало 72.

Румыния реорганизовала, с помощью французов, свою армию, состав которой к концу марта 1917 г. включал, по нашим сведениям, 15 пех. дивизий, две кавалерийские и одну пограничную бригады.

Итальянцы в январе 1917 г. придали каждому пехотному полку по одному маршевому батальону, большая часть новобранцев этого батальона заменялась старослужащими трех других батальонов, благодаря чему получался боеспособный четвертый батальон. Сводя вместе эти батальоны, итальянцы формировали новые пехотные берсальерские полки; старые полки получали взамен новые маршевые батальоны. Кроме того, каждой пехотной бригаде был придан один батальон, получивший № 9. Наконец в составе каждого батальона одна пехотная рота была заменена пулеметной ротой. Выделенные пехотные роты сводились по шести в маршевые батальоны, последние — в маршевые полки и бригады. Учитывая эти формирования, следовало ожидать, что к началу предстоящей кампании Италия будет располагать 112 тех. бригадами, 21 полком берсальеров, 18 батальонами самокатчиков и 233 ротами альпийских стрелков.

Хотя часть этих данных стала нам известна лишь к июню 1917 г., еще в первые месяцы этого года мы знали об оживленной работе противников по организации новых частей. Это свидетельствовало о подготовке в начале весны мощного натиска на востоке, на юге и против Германии — на западе. Германия же решила перейти к обороне, рассчитывая на успех своей беспощадной подводной войны, начавшейся с 1 февраля 1917 г. Дипломатические отношения США и Германии были 3 февраля прерваны, а б апреля 1917 г. последовало объявление войны. [175]

Когда германский посол граф Бернсторф возвращался на пароходе «Фридрих III» в Европу, к нему чешским агитатором и разведчиком Воска была подослана для целей шпионажа Млада Яроушек. Впоследствии она попалась в руки нашей контрразведки и была разоблачена как опасная шпионка и агитатор.

B день объявления войны Австро-Венгрия прервала дипломатические отношения с США. Болгария не последовала этому примеру, благодаря чему американский посланник в Софии мог по-прежнему поддерживать шпионаж Антанты. Турция также колебалась. По мнению турецкого министра иностранных дел, в Константинополе было очень много шпионов и помимо американского посольства. Все же, по настоянию Германии, 17 апреля дипломатические отношения Турции с США были прерваны.

Сербы, проживавшие в Америке, поспешили через свой «национальный совет» предложить свои услуги американскому военному министру Бэкеру. Разведывательное бюро еще ранее поручило военному прокурору Копржива составить обзор «антиавстрийского движения среди сербов в Северной Америке». Эта брошюра пользовалась успехом, особенно среди гражданских органов.

Наши специалисты, считая невозможным достать необходимое количество судов для перевозки и снабжения американских войск, значительно недооценивали возможные размеры американских подкреплений.

В начале февраля 1917 г. французский ген. Нивель посетил 3-ю итальянскую армию на фронте Изонцо. Наша разведка вскоре вылепила, что ему было поручено уговорить итальянцев обороняться и отправить как можно больше войск во Францию с тем, чтобы они приняли участие в намеченном на весну решительном ударе. Против этого возражали король. Кадорна и министр Бисоллатти. Более того, они просили о помощи Антанты в случае большого наступления австро-венгерских и германских войск против Италии. Французы на это не соглашались. В результате был найден компромисс: итальянцы должны были еще раз попытать счастья на Изонцо, для чего Франция и Англия должны были снабдить их тяжелой артиллерией. Благодаря нашей хорошей осведомленности, мы не придавали значения поступавшим в конце февраля из Германии многочисленным сообщениям о крупных перебросках итальянских войск во Францию. Вскоре наши агенты и другие источники подтвердили, что эти ложные сведения распространялись умышленно. [176]

Попытки французов получить подкрепления показывали, что они были не очень уверены в успехе предстоящих операций. Император Карл предполагал поэтому, что они не очень будут противиться заключению мира, и воспользовался случаем, вступить через своего зятя, принца Сикста Пармского, в непосредственные предварительные переговоры с Францией. Мне было поручено снабдить ротмистра Эрдеди документами, необходимыми для выезда в Швейцарию. При этом, однако, я не имел даже представления, что речь шла о передаче корреспонденции принцу Сиксту.

Во время этого мирного посредничества, не имевшего, впрочем, успеха, произошло событие большой важности: в России вспыхнула революция.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 3 июля 2010
Рубрика: История, Книги, Первая мировая война, Первая мировая война
Метки: , ,

Последние опубликование статьи