Муниципальный социализм Карла Люэгера

[88] В 1849 году граф Штадион даровал автономию всем муниципальным образованиям империи Габсбургов. Таким образом, Вена получила право на самоуправление, хотя император время от времени продолжал вмешиваться в [89] дела этого города; он настаивал на том, что столица империи, в которой находится его, императорская, резиденция, требует особого к себе отношения, что касается в первую очередь управления. В 1857 году император разрешил снести укрепления, построенные в XVII веке и отделявшие основную территорию столицы от ее пригородов. Конкурс на лучший проект застройки этой территории, победителем которого стал план застройки Рингштрассе Людвига Фёстера, проводился скорее под эгидой императорской комиссии, чем городской власти.

Бургомистр Вены Карл Люэгер

Бургомистр Вены Карл Люэгер

Вена начала быстро расти и к 1860 году вобрала в себя территорию пригородов, расположенных за Дунаем и вдоль Венского леса. В соответствии с конституцией города от 1850 года было решено, что городской совет будет избираться платящими налоги гражданами, поделенными для этого на три класса; в 1885 году минимальный порог для участия в голосовании был снижен до 5 гульденов, что давало возможность участвовать в выборах большинству малоимущего населения. Этот порядок сохранялся до 1907 года — до введения всеобщего избирательного права. После 1890 года городской совет состоял из 138 членов, а реально управляли им 25 человек, во главе которых стоял бургомистр.

Памятная медаль в честь утверждения Фарнцем Йосифом Карла Люэгера на посту бургомистра Вены (1897)

Памятная медаль в честь утверждения Фарнцем Йосифом Карла Люэгера на посту бургомистра Вены (1897)

Будучи бургомистром Вены с 1897 по 1910 год, Карл Люэгер (Karl Lueger) (1844–1910) проявил себя так активно, что наряду с Францем Иосифом стал одним из самых знаменитых граждан страны. Сын консьержки Высшей технической школы, Люэгер сполна изведал горести жизни низших слоев среднего класса. Он родился больным и не говорил до четырех лет; мать ухаживала за ним столь самозабвенно, что так и не вышла замуж и жила вместе с двумя своими сестрами. Став студентом дневного отделения Терезианума, Люэгер приобрел изысканные манеры, которые впоследствии помогли ему стать своим не только в собственном, но и в высших классах. Он был так раздосадован поражением австрийской армии под Кёниггратцем и последующим соглашением с Венгрией, что никогда не прекращал [90] вести пропаганду против Венгрии. Получив докторскую степень в 1866 году, в 70-е годы он работал юристом, демонстрируя при этом самые либеральные взгляды и проводя бесчисленные вечера в пригородных пивных, где совершенствовал ораторское искусство в компании «своих» людей. В 1875 году он вошел в городской совет как либерал, а спустя десять лет порвал с либерализмом; к 1885 году, будучи членом рейхсрата, он уже разоблачал международный капитализм как власть евреев над миром. Пробыв недолгое время союзником Георга фон Шёнерера, в 1888 году он подружился с католическим социалистом Карлом фон Фогельзангом, взгляды которого легли в основу программы христианской социалистической партии, основанной Люэгером в 1893 году.

В 1895 году христианское социалистическое большинство в городском совете избрало Люэгера бургомистром, но Франц Иосиф наложил на назначение вето, поскольку не хотел, чтобы столицей правил демагог, критикующий евреев и венгров. По настоянию наместника Нижней Австрии графа Эриха фон Кильманзегга (1847-1923), руководившего в 1890 году расширением города, император распустил городской совет и в течение двух лет правил столицей с помощью палаты уполномоченных. Люэгера избирали бургомистром четыре раза подряд, пока наконец в апреле 1897 года Франц Иосиф не согласился с неизбежным, обеспокоенный тем, что во время процессии в день Тела Господня в 1896 году Люэгеру аплодировали больше, чем ему самому. Благодаря своим на редкость приятным манерам «красавчик» Карл тринадцать лет был некоронованным королем Вены, которого повсюду встречали аплодисментами. Он брал на себя огромное количество работы, несмотря на то, что страдал прогрессирующим диабетом, который стал причиной его смерти в марте 1910 года. Говорили, что его похороны были самыми пышными, какие только видела Вена.

Герман Нигг «Карл Люэгер в историческом костюме» (1876)

Герман Нигг «Карл Люэгер в историческом костюме» (1876)

Люэгер был представителем главным образом страдавших от индустриализации нижних слоев среднего [91] класса. Фактически в ходе своего правления он реализовал муниципальный социализм, полагая, что малых собственников и лавочников нужно защищать от монополистов. Не поднимая налогов, он муниципализировал в 1899 году газовый завод, а в 1902 году электрифицировал уличный транспорт, осуществил освещение улиц и построил муниципальную скотобойню и общественный рынок. Еврейские банки Вены отказали в займе для финансирования газового завода, но Люэгер получил требуемые деньги в «Дойче банке» в Берлине. Он расширил созданные Гаэтано Фельдером (1814–1894) муниципальные службы, в 1868 году начал готовить кадры специалистов для новой ратуши, центрального рынка, городского парка, а в 1874-м — центрального кладбища. Хотя в 1868–1875 годах геолог Эдуард Суэсс (1831–1914) руководил работами по укреплению берегов Дуная с целью предотвращения наводнений, подобных случившемуся в феврале 1862 года, время от времени река выходила из берегов. В 1873 году, чтобы достроить акведук, который спроектировал Суэсс для отвода воды из окрестностей Хёлленталя, Люэгер начал строительство второго акведука, протянувшегося более чем на 170 километров по территории Штирии.

В отличие от Фельдера, Люэгер поддерживал институты, призванные помогать нижнему слою среднего класса. Расширяя центральное кладбище, он выкупил две похоронные компании, которые славились тем, что требовали непомерной платы на организацию похорон. Строились новые школьные здания, организовывалось бесплатное питание для детей из малоимущих семей. В 1904 году Люэгер открыл дом для бедных в Лайнце близ Шёнбрунна, за ним последовал новый госпиталь для неимущих. Чтобы сделать город более красивым, было удвоено количество парков, на Дунае был открыт пляж, а фонарные столбы украшены цветочными горшками. Чтобы помочь жителям города, Люэгер установил контроль над сберегательными банками, компаниями по страхованию жизни и [92] пенсионными фондами, открыл также квартирное агентство и бюро по найму слуг. Менее популярно было его требование вновь установить в школах распятия и ввести религиозное воспитание; это раздражало антиклерикалов, особенно в Neue Freie Presse, репортеров которой он иногда не допускал на собрания городского совета.

Именно Люэгер был пионером муниципального социализма, который социал-демократы пропагандировали в 20-х годах XX века. Хотя проведенную им модернизацию Вены иногда сравнивают с чисткой трущоб, осуществленной Джозефом Чемберленом, мэром Бирмингема в 1875–1876 годах, христианский социалист Люэгер вовсе не ставил своей целью избавиться от трущоб, эту задачу предстояло впоследствии решить социал-демократам. Он также поддерживал стойкую привычку австрийцев скорее создавать страховые общества, чем ввязываться в некие рискованные предприятия.

Вильгельм Гаузе «Городской венский балл» (1904). В центре композиции среди прочих можно видеть и бургомистра

Вильгельм Гаузе «Городской венский балл» (1904). В центре композиции среди прочих можно видеть и бургомистра

Одним из направлений политики Люэгера был антисемитизм. Он осуждал еврейский капитал в надежде получить поддержку ремесленников, которые теряли свой бизнес из-за засилья иностранных производителей товаров широкого потребления. После кризиса 1873 года многие малые производители так и не оправились, большинство из них уехали в Берлин. Но и без того Вена была экономически отсталым городом. Чтобы помочь лавочникам, власти запрещали строительство универмагов вплоть до 1900 года. Закон требовал, чтобы большинство магазинов торговали узким ассортиментом товаром, например только нотной бумагой или только перчатками, это затрудняло бизнес торговцев, которые винили за тяжелые времена еврейских финансистов. Еще на рубеже века практически всю одежду шили вручную: в 1894 году первые фабричные туфли из Америки стали сенсацией, а первый хлебозавод был построен лишь в следующем году. Консервативность потребителей препятствовала быстрому внедрению современных изобретений. В 1890 году питьевую воду в пригороды все еще привозили в бочках. В [93] 1900 году телефоны и лифты были редкостью, а о холодильниках и встроенных ваннах даже не слышали, как и о центральном отоплении или оплате посредством чековых книжек. В правительственных учреждениях вплоть до 1918 года не было пишущих машинок.

Люэгер умело пользовался фобиями своих избирателей. Хотя его антисемитизм с годами пошел на убыль, и у него всегда были друзья-евреи в соответствии с его принципом «Это мне решать, кто еврей», он продолжал писать антисемитские статьи в «Венскую народную газету», которую редактировал насмешливый богемец, депутат парламента Карл Вольф (1862–1941). Возможно, Люэгер невольно и вносил в неистовство антисемитов некую респектабельность, но в 1905 году антисемитизм достиг своего апогея и вылился в беспорядки, во время которых немецкие студенты-националисты закрыли для евреев двери университета. В 90-е годы XIX века молодые хулиганы нередко прочесывали улицы, нападая на еврейских детей.

Памятник Карлу Люэгеру (Вена, площадь д-ра Карла Люэгера)

Памятник Карлу Люэгеру (Вена, площадь д-ра Карла Люэгера)

Люэгер отличался исключительной общительностью. К 1904 году он посетил 1400 золотых свадеб, на которых был самым почетным гостем. Он часто навещал больных и, подобно Фрейду, любил играть в карты Таро на двоих. Сопровождаемый избирателями в пивных залах и кофейнях, этот народный трибун, поднявшийся до такого высокого поста, отнюдь не смотрел на них сверху вниз. Несмотря на то, что экономика Австрии была отсталой, Люэгер явно отдавал предпочтение вкладам в целевые программы. Но в чем он особенно преуспел, опередив политиков XX века, так это в умении мобилизовать массы с помощью хорошо организованной пропаганды. Гитлер высоко оценил этого мастера регулирования общественных отношений, научившего его, как привлечь к себе городские низы. Покровительствуя эстетизму и экономической конкуренции, Люэгер олицетворял собой дух Вены как имперского города, живущего в условиях апогея Веселого Апокалипсиса.


Уильям М. Джонстон. Австрийский Ренессанс: Интеллектуальная и социальная история Австро-Венгрии 1848–1938 гг. — M.: Московская школа политических исследований, 2004. — С. 80. (перевод с издания: William M. Johnston. The Austrian Mind. An Intellectual and Social History 1848-1938. — University of California Press, Berkeley. Los Angeles. London. 1972.)

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 16 марта 2017
Рубрика: XIX век, Биографии, Первая мировая война
Метки:

Последние опубликование статьи