Кавалерия австро-венгерской армии

Адаменко Д.В.,
подполковник Прищепа C.B.

[3] Эта статья продолжает начатый в №№ 17, 20 и 22 цикл материалов, посвященных вооруженным силам Австро-Венгерской империи в период 1-й Мировой войны. В ней рассматриваются роль и структура кавалерии, а также обмундирование, снаряжение и вооружение личного состава этого рода войск.

Организация и состав

Следующим после пехоты по численности и по значению родом войск в австро-венгерской армии считалась кавалерия. Традиционно ей отводилась важная роль на поле боя; кроме того, разнообразная нарядная форма кавалеристов, — лихих наездников и красавцев-мужчин — служила «визитной карточкой» армии двуединой монархии.

Состав кавалерии во время 1-й Мировой войны был следующим: 15 драгунских полков, 16 гусарских полков, 11 уланских полков, 6 ландверных (австрийских резервных) уланских полков, 10 гонведных (венгерских резервных) гусарских полков, 1 конный тирольский дивизион «народных стрелков», 1 конный далматинский дивизион «народных стрелков» и 47 венгерских кавалерийских эскадронов ландштурма (ополчения).

Группа офицеров и нижних чинов 7-го гусарского полка, 1910 г.

Группа офицеров и нижних чинов 7-го гусарского полка, 1910 г.

С 1868 г. различия в организации разных видов кавалерии были упразднены, и по составу все полки стали одинаковы, невзирая на сохранение традиционных наименований гусар, улан и драгун. Разница проявлялась только в обмундировании, а также в национальном составе. Драгунские полки комплектовались преимущественно немцами и чехами, с добавлением словаков и словенцев; уланские — в основном состояли из поляков и русинов (украинцев), а также чехов и сербо-хорватов; в гусарских полках служили почти исключительно венгры, с небольшим количеством румын, сербо-хорватов и словаков. Исключением был лишь 9-й драгунский полк, который более чем на половину состоял из румын; остальные были поляками и русинами (так сложилось из-за того, что этот полк был единственным из драгунских, который формировался не на западе империи, а на Буковине – здесь и далее примечания Адаменко Д.В.).

Кавалерийский полк по штату мирного времени состоял из штаба, 6 эскадронов (в эскадроне 117 человек; 3 взвода), разделенных на два дивизиона, пионерного (саперного) взвода, взвода связи (2 телеграфные секции и 2 расчета ацетиленовых сигнальных ламп), а также обоза и запасного кадра. Всего в полку без запасного кадра насчитывалось 37 офицеров и 874 нижних чина.

Штаб включал в себя 2 дивизионных штаба; в нем состояли: командир полка (полковник), 2 командира дивизионов [4] (подполковник и майор), полковой адъютант (обер-лейтенант), командир пионерного взвода (обер-лейтенант), офицер провиантской службы (обер-лейтенант), 3 врача, офицер казначейской службы (капитан или обер-лейтенант), чиновник ветеринарной службы, 2 вахмистра, 2 телеграфиста (старшие унтер-офицеры), 2 санитара, 2 капрала казначейской службы, фельдфебель, полковой трубач, 2 трубача дивизионов, оружейный мастер и 10 денщиков. Всего: 10 офицеров, военный чиновник, 23 нижних чина.

Пионерные взводы кавалерийских полков, кроме прочего специального снаряжения, имели на вооружении легкие понтоны для переправы через небольшие реки, а в 6-м драгунском, 1-м, 2-м, и 16-м гусарских, 3-м и 7-м уланских полках они были обучены и оснащены для форсирования более серьезных водных преград.

Кобура к револьверу "Rast &Gasser" M. 1870/74

Кобура к револьверу «Rast &Gasser» M. 1870/74

По категориям личный 6 состав эскадронов делился следующим образом. Офицеры: 6 ротмистров 1-го класса, 4 ротмистра 2-го класса, 8 обер-лейтенантов, 9 лейтенантов; конные нижние чины: кадет-заместитель офицера, 12 вахмистров, 24 старших унтер-офицера, 72 капрала, 6 эскадронных трубачей, 24 ефрейтора, 732 драгуна (улана или гусара); пешие нижние чины: 6 унтер-офицеров казначейской службы, 78 драгун (улан, гусар), 30 денщиков, 6 коновалов, 6 шорников. Всего: 27 офицеров и 851 нижний чин.

Запасный кадр: ротмистр 1-го класса, обер-лейтенант, 2 лейтенанта, вахмистр, старший унтер-офицер; пешие нижние чины: унтер-офицер казначейской службы, 3 капрала, 2 ефрейтора, 11 драгун (улан, гусар), 4 денщика. Всего: 4 офицера и 23 нижних чина.

В мирное время кавалерия организационно подчинялась командованию территориальных корпусов. Соединения формировались неоднообразного состава, в зависимости от количества кавалерийских частей, дислоцировавшихся на данной территории, которое, в свою очередь, зависело от характера театра военных действий и предполагаемого противника. Всего к началу войны имелось 9 кавалерийских дивизий (по 1–2 бригады), 9 отдельных бригад (по 1–3 полка) и 3 отдельных полка.

Кобура к револьверу "Rast & Gasser" M. 1898

Кобура к револьверу «Rast & Gasser» M. 1898

По мобилизации кавалерия сводилась в 11 дивизий. Для прикрытия мобилизации остальной армии они должны были развертываться вдоль границы. Обычно дивизия состояла из 4 полков (24 эскадрона, около 3600 человек) и конно-артиллерийского дивизиона из 3 батарей (в ландверных и гонведных дивизиях была только 1 батарея), а также санитарного отряда, мостовой колонны, колонны с боеприпасами и обозной колонны.

Полагалось также на дивизию иметь две пулеметные команды (всего 4 пулемета при 3 офицерах и 57 нижних чинах), но во многих дивизиях к началу войны была только одна двухпулеметная команда. В лучшей ситуации оказались ландверные и гонведные кавалерийские дивизии, в каждой из которых имелось по одной пулеметной команде на бригаду. На вооружении в кавалерии состояли пулеметы «Schwarzlose» M.07 или M.07/12. Запас патронов в 5000 штук для каждой команды перевозился на 4 вьючных лошадях, а еще 60000 — на повозках колонны с боеприпасами. Впоследствии, в ходе войны, количество пулеметов постепенно доводилось до 4 на полк и более.

Кобура к пистолету "Roth-Steyr" M. 07

Кобура к пистолету «Roth-Steyr» M. 07

В силу вышеизложенного 5-й и 14-й драгунские, 2-й, 5-й, 8-й и 15-й гусарские, 4-й и 10-й гонведные гусарские полки и все 6 ландверных уланских полков не попадали в состав дивизий военного времени, а распределялись в качестве дивизионной конницы по пехотным соединениям (как правило, по 2 эскадрона на [5] пехотную дивизию) и предназначались для выполнения функций конных разведчиков и ординарцев, патрулирования местности, охраны штаба дивизии, а также несения военно-полицейской службы. По мере надобности для этого привлекались по 1-2 эскадрона и от других полков, входивших в состав кавалерийских дивизий. Кроме того, еще в мирное время конный взвод прикомандировывался к штабу корпуса. В военное время эта практика распространилась и на штабы армий.

Конные тирольские и далматинские «народные стрелки» представляли собой ландверные (резервные) формирования (австрийский ландвер и венгерский гонвед никогда не были резервными формированиями). Тирольский дивизион состоял на 58% из немцев и на 38% из итальянцев, а далматинский имел в своих рядах 82% сербо-хорватов. Структурно дивизионы «народных стрелков» отличались от линейной кавалерии тем, что взводы связи состояли только из телеграфных секций; расчеты ацетиленовых сигнальных ламп отсутствовали. Стрелки придавались горным пехотным бригадам из расчета по взводу на бригаду. В ходе войны для этой цели повзводно использовались также 5-й и 12-й уланские полки.

Эскадроны ландштурма (ополчения) формировались только в военное время для вспомогательной службы в тылу.

Таким образом, общая численность регулярной кавалерии в военное время должна была составить около 52000 всадников, в том числе около 40000 в составе кавалерийских дивизий.

Вооружение и снаряжение

Независимо от наименования, все кавалерийские полки к началу войны имели одинаковое вооружение и тактику действий на поле боя. Каждый строевой кавалерист вооружался саблей М.1869 и карабином «Mannlicher» M.1895 или M.1890 с запасом патронов 30 штук в патронных сумках на поясе, еще 50 патронов находились в седельных переметных сумах (Также о стрелковом оружии австро-венгерской армии см. «Сержант» №№. 17 и 22). Штык к карабину не полагался, хотя без него солдат в пешем строю оказывался вооруженным слабее, чем его наиболее вероятный противник — кавалерист русской императорской армии.

Унтер-офицеры (кроме 4 младших по сроку службы капралов в каждом эскадроне) вместо карабинов вооружались пистолетами или револьверами одной из трех официально стоявших на вооружении систем: кавалерийский револьвер системы «Rast & Gasser» M. 1870/74 и его модификация М.1898, автоматические пистолеты «Roth-Steyr» M.07 или «Steyr» M.12. Такое же вооружение имели конные нижние чины полкового штаба (за исключением капралов казначейской службы, оружейных мастеров, шорников и коновалов, которым полагались карабины), а также двое солдат взвода связи.

Кобура с револьвером или пистолетом носилась на боку справа, на ремне шириной 4 см через левое плечо; ремень имел пряжку для регулирования длины, а в нижней, пришитой к кобуре, части — петли, через которые продевался поясной ремень. К этому виду оружия полагался черный шерстяной сложенный вдвое шнур, одним концом надетый в виде петли на воротник мундира, а на другом имевший крючок с пружинной защелкой, который цеплялся к кольцу или специальному пазу на рукоятке оружия. К 11-мм револьверу «Rast & Gasser» полагались две патронные сумки с кожаными гнездами внутри, в которые вставлялось по 15 патронов. Пистолетная кобура имела специальный карман, в котором помещалось до 30 запасных патронов в обоймах. Поясной ремень с одношпеньковой пряжкой имел длину 110 и ширину 5,3 см.

Кавалерийская сабля М.1869 полагалась всем чинам кавалерийского полка, пешим и конным, кроме санитаров и обозных, которые, кроме огнестрельного оружия, вооружались саперными тесаками. Сабля имела клинок с умеренным изгибом длиной около 84 см, шириной у эфеса 3,7 см и толщиной около 9 мм (В музейных и частных коллекциях встречаются образцы различной длины, порой доходящие до 100 см.). На расстоянии 25 см от острия клинок имел двустороннюю заточку, ближе к эфесу — одностороннюю. Ножны были стальными полированными. Вес сабли вместе с ножнами составлял около 2 кг.

В конном строю сабля обычно пристегивалась к седлу с левой стороны, что упрощало действия кавалериста при спешивании и ведении боя в пешем строю, а карабин находился в положении «за спину» через левое плечо, поэтому антабки для ружейного ремня находились с левой стороны ложи. Кроме того, специальным ремешком карабин дополнительно фиксировался за шейку приклада к поясному ремню, что предотвращало его перемещения на быстрых аллюрах. Патронные сумки принято было носить не сбоку, а спереди на животе, в связи, с чем пряжка поясного ремня, как правило, сдвигалась на левый бок.

В походных условиях носили также флягу (емкость — около 0,5 л), обычно на ремне через правое плечо. К началу войны был введен образец из эмалированного металла, но встречался еще и старый образец — из зеленого стекла в чехле из белой жести.

В военное время, в связи со спецификой боевых действий, кавалеристы постепенно привыкали, даже действуя верхом, надеяться главным образом на огнестрельное оружие, поэтому в боевой обстановке карабин чаще всего находился в положении «на руку» (вертикально в правой руке, затыльник приклада на правом бедре). Так как кавалеристам все чаще приходилось действовать в пешем строю, носимый запас патронов часто оказывался недостаточным, поэтому количество поясных патронных сумок старались увеличить, а кроме того, вскоре стал применяться специальный плечевой ремень, на который надевались дополнительно 2–3 патронные сумки, так, чтобы они находились на середине груди.

Конский состав и снаряжение

[6] Правительство прилагало все усилия к снабжению кавалерии наилучшим конским составом, большая часть которого поступала, разумеется, из Венгрии. Перед войной кавалерийский конь должен был иметь возраст 5–7 лет при росте 155–163 см; в отличие от других стран, масть не регламентировалась.

Последний образец кавалерийского седла поступил на вооружение в 1883 г. Оголовье и все кожаные детали изготавливались из лощеной кожи, пряжки, кольца и прочие металлические детали были из оцинкованного железа. У офицерских лошадей пряжки и кольца оголовья были из латуни, железные детали седла полированные.

Необходимые в походе предметы, запасные патроны и личные вещи кавалерист перевозил в двух переметных сумах, имевших вид прямоугольных (35×21 см) кожаных коробок с крышками. Сумы помещались спереди седла, а сзади торочился свернутый в скатку плащ и саквы для овса, здесь же могли находиться сетки с сеном.

Уместно заметить, что большой выход из строя конского состава в первые месяцы боевых действий приписывается, помимо прочих факторов, неудачному образцу седла и плохой его пригонке (до 80% потерь в лошадях может быть отнесено на этот счет).

Униформа

В 1869 г. униформа и снаряжение кавалерийских частей австрийской армии были значительно упрощены и унифицированы. Так, были введены единые для всей кавалерии краповые брюки для верховой езды, кепи для полевой службы (фуражная шапка) того же цвета, черные сапоги со шпорами, кофейно-коричневая кавалерийская шинель (пальто), из-за своего свободного покроя часто именуемая также плащом. К 1914 г. эти предметы, показавшие на деле свою практичность, оставались на снабжении.

Драгунская каска в защитной окраске серо-голубого цвета

Драгунская каска в защитной окраске серо-голубого цвета

Шинель М. 1881 была двубортной (2×6 металлических пуговиц), имела сзади разрез и застегнутый на одну пуговицу хлястик из двух частей. Капюшон был к этому времени отменен, зато на рукавах появились обшлага. Довольно широкий отложной воротник украшался петлицами из приборного сукна. При ношении шинели в пешем строю, если сабля не оставалась на седле, то находилась под одеждой, а эфес выставлялся наружу через прорезь левого кармана.

Кроме шинелей, все австро-венгерские кавалеристы имели дополнительно еще один вид верхней одежды, аналогичный гусарскому ментику. Это были куртки на меху (как правило, употреблялась овчина), которые они носили, смотря по сезону, надетыми в рукава, либо внакидку. Детали покроя и отделки отличались сообразно установившимся в каждом из видов кавалерии традициям, как об этом будет сказано ниже.

Имитация офицерской уланской шапки в чехле, окрашенная в серо-голубой цвет. Чешуя и розетки – латунные

Имитация офицерской уланской шапки в чехле, окрашенная в серо-голубой цвет. Чешуя и розетки – латунные

Фуражная шапка имела покрой, аналогичный пехотному кепи, но козырек, в отличие от него, изготавливался не из кожи, а из двух слоев того же крапового сукна что и сама шапка. Обычно он был сложен и прижат к передней части шапки застегнутым на пуговицы отворотом, и переводился в «рабочее» положение только в случае необходимости. В сложенном виде эта шапка походила на современные пилотки. Ее полагалось употреблять вместо парадного головного убора вне строя, а также — на занятиях в составе эскадрона.

Брюки были довольно свободными выше колена и облегающими ниже его, для удобного ношения с высокими сапогами. На передней части бедер находились горизонтально прорезанные карманы без клапанов, застегивавшиеся на костяные пуговицы.

Офицерское кепи периода войны

Офицерское кепи периода войны 4-го драгунского полка с неофициальной нашивкой за ранение. Шифровка «4» — из синего сукна.

Наряду с парадными брюками употреблялись также повседневные, которые имели на седалищной части обшивку из той же ткани.

Для сбережения мундиров на хозработах и в конюшне носили рабочую одежду — летом из полотна, в остальное время — кавалерийскую блузу М.1869, похожую на пехотную, но без погон.

Логическим продолжением унификации должно было стать введение для военного времени единообразной формы защитного цвета, как это и произошло в начале XX в. в Англии, России, Германии, и иных европейских странах. Однако, этого не случилось, так как генерал-инспектор кавалерии Брудерман не считал такой вид униформы необходимым для своего рода войск. Таким образом, в 1914 г. кавалерия австро-венгерской империи приняла участие в первых сражениях войны в традиционной униформе ярких цветов, представляя собой превосходную мишень для вражеских стрелков. Только вьючные пулеметные команды в 1908 г., наряду с пехотой, получили защитную форму серого цвета.

Офицерское кепи периода войны

Офицерское кепи периода войны 6-го гонведного гусарского полка.

Обычно отказ от введения защитной формы трактуется как показатель отсталости высшего военного руководства империи, его приверженности традициям даже вопреки здравому смыслу. На самом деле причины были сложнее, и находились они, как ни странно, в области оперативно-тактической. Имея в качестве наиболее вероятного противника в будущей войне Россию, командование вооруженных сил Австро-Венгрии предполагало, что с началом военных действий многочисленная и хорошо подготовленная русская конница «хлынет» на территорию страны, сметая все на своем пути (это утверждение является полной инсинуацией автора, так как все крупные европейские армии, исходя из опыта франко-прусской войны, были ориентированы на наступательные военные действия и не предполагали прорыва крупных масс противника на свою территорию).

Полки австро-венгерской кавалерии

[7] Драгунские полки

Номер и название полка (почетный шеф) Цвет воротника и обшлагов мундира Пуговицы
1-й Императора Франца темно-красный белые
2-й Барона Паара черный белые
3-й Короля Фридриха Августа темно-красный желтые
4-й Императора Фердинанда травянисто-зеленый белые
5-й Царя Николая I «императорский» желтый белые
6-й Герцога Фридриха-Франца IV черный желтые
7-й Герцога Лотарингского сернисто-желтый белые
8-й Князя Монтекукколи ярко-красный желтые
9-й Эрцгерцога Альбрехта травянисто-зеленый желтые
10-й Князя Лихтенштейна сернисто-желтый желтые
11-й Его Величества ярко-красный белые
12-й Великого Князя Николая «императорский» желтый желтые
13-й Князя Евгения Савойского краповый белые
14-й Князя Виндишгрец краповый желтые
15-й Эрцгерцога Иосифа белый желтые

Дивизионы Конных «Народных стрелков»

Название дивизиона Цвет воротника и обшлагов мундира Пуговицы
Тирольские конные стрелки травянисто-зеленый белые
Далматинские конные стрелки травянисто-зеленый белые

Уланские полки

Номер и название полка (почетный шеф) Цвет шапки Пуговицы
1-й Генерала Брудерманна «императорский» желтый желтые
2-й Князя Шварценберга темно-зеленый желтые
3-й Эрцгерцога Карла краповый желтые
4-й Его Величества белый желтые
5-й Царя Николая II светло-синий желтые
6-й Императора Иосифа II «императорский» желтый белые
7-й Эрцгерцога Франца-Фердинанда темно-зеленый белые
8-й Барона Ауэрсперга краповый белые
11-й Царя Александра II вишневый белые
12-й Барона Хун темно-синий желтые
13-й Генерала Бём-Эрмоли темно-синий белые
Ландверные полки NoNo. 1 — 6 краповый белые с номером

Гусарские полки

Номер и название (почетный шеф) Цвет кивера Цвет доломана и ментика Пуговицы
1-й Его Величества темно-синий темно-синий желтые
2-й Короля Прусского Фридриха-Леопольда белый светло-синий желтые
3-й Барона фон Хадик белый темно-синий желтые
4-й Короля Артура краповый светло-синий белые
5-й Князя Радецкого краповый темно-синий белые
6-й Короля Виртембергского Вильгельма II пепельно-серый светло-синий желтые
7-й Императора Вильгельма II светло-синий светло-синий белые
8-й Генерала Терщанского краповый темно-синий желтые
9-й Барона Надашдуева белый темно-синий белые
10-й Короля Прусского Фридриха-Вильгельма III светло-синий светло-синий желтые
11-й Короля Болгарского Фердинанда I пепельно-серый темно-синий белые
12-й белый светло-синий белые
13-й кронпринца германского Вильгельма темно-синий темно-синий белые
14-й Генерала Колоссварова краповый светло-синий желтые
15-й Эрцгерцога Франца-Сальватора пепельно-серый темно-синий желтые
16-й Барона Икскюль-Гюлленбанд пепельно-серый светло-синий белые
1-й гонведный полк пепельно-серый темно-синий желтые
2-й гонведный полк светло-синий темно-синий желтые
3-й гонведный полк белый темно-синий желтые
4-й гонведный полк черный темно-синий желтые
5-й гонведный полк краповый темно-синий желтые
6-й гонведный полк темно-синий темно-синий желтые
7-й гонведный полк темно-зеленый темно-синий желтые
8-й гонведный полк краповый темно-синий желтые
9-й гонведный полк краповый темно-синий желтые
10-й гонведный полк краповый темно-синий желтые

(Из-за недостатка места для публикации не была напечатана расширенная таблица по полкам австро-венгерской кавалерии, которая предлагается читателю здесь).

[8] Для противодействия этому, австрийская кавалерия с началом войны должна была развернуться вдоль границы для прикрытия мобилизации, а затем упреждающими ударами встретить неприятеля, разбить его и, при благоприятных условиях, вторгнуться на вражескую территорию. Кавалерия должна была действовать исключительно в конном строю, значительными массами и ни о какой маскировке или длительном огневом воздействии на противника при такой тактике речи идти не могло. Кроме того, предполагалось, что будущая война не может быть длительной и закончится в течение нескольких месяцев.

Сочетание всех этих факторов породило уверенность, что конница должна быть готова преимущественно к кавалерийским схваткам в сомкнутом строю, чему и уделялось больше всего внимания на маневрах различных уровней. Не последнюю роль играла и возможность блеснуть ярким зрелищем перед наблюдавшими за маневрами гостями и начальством. Разумеется, при таком использовании этого рода войск, защитное обмундирование было почти бесполезно, зато красивая традиционная форма поддерживала «кавалерийский дух».

Единственной уступкой требованиям времени можно считать введение в 1910–1911 гг. нового образца кавалерийской блузы, по покрою подобной пехотной, но без погон (описываемая блуза изначально предназначалась только для офицеров и старших (сверхсрочных) унтер-офицеров). Все чаще она заменяла мундир на занятиях и маневрах. Однако она была не защитного, а по-прежнему синего цвета (из серого сукна ее стали шить уже в ходе войны).

Таким образом, получилось, что австро-венгерская кавалерия вступила в первую большую войну XX в. в обмундировании прошлого века.

Драгунские полки

Парадный головной убор — каска М.1850 — состоял из полусферического колпака, гребня, переднего козырька и заднего козырька (назатыльника). Колпак прессовался из толстой кожи, козырьки и две боковые стенки гребня изготавливались из жести. Все детали покрывались черным лаком, задний козырек с внутренней стороны окрашивался в также в черный цвет, а передний — в зеленый. Окантовка козырьков по наружному краю, основание и верхняя деталь гребня, вертикальные ребра жесткости на колпаке, подбородная чешуя с розетками изготовлялись из латуни. Спереди на каску прикреплялся герб империи, при этом его верхняя корона накладывалась на основание гребня, а нижний конец хвоста орла накрывал верхнюю часть козырька.

Каска унтер-офицеров отличалась тем, что основание, на котором гребень крепился к колпаку, сохраняло цвет латуни, в отличие от рядовых, у которых эта деталь покрывалась черным лаком вместе с колпаком.

У офицерской каски все латунные детали были позолоченными; отделка также отличалась большей декоративностью: на позолоченных боковых поверхностях гребня каски изображалась сцена борьбы льва со змеей, фестоны подбородной чешуи штамповались в виде лавровых листьев, а розетки, которыми она прикреплялась к шлему, несли изображения львиных голов.

Мундир рядового 1 -го драгунского полка

Мундир рядового 1 -го драгунского полка

Драгунский мундир по покрою был сходен с пехотным, также застегивался на 6 гладких мундирных пуговиц, но не имел погон (и плечевых валиков). На левое плечо пришивался сложенный вдвое желто-черный шерстяной шнур, застегнутый на малую пуговицу, пришитую в 1,5 см от шва воротника. Шнур предназначался для удержания плечевого ремня кобуры. Сзади, на талии, пришивались две пуговицы.

Мундир рядового 1 -го драгунского полка

Мундир рядового 1 -го драгунского полка

Полковыми отличиями, так же как и в пехоте, служили приборный цвет воротника и обшлагов, а также приборный металл — белый или желтый.

Офицерский мундир был аналогичным по покрою и также имел на левом плече вдвое сложенный шнур, но золотой, с прошивками из черного шелка.

Куртка на меху была двубортная, с двумя параллельными рядами по 8 мундирных пуговиц. Она имела подкладку из белой овчины; сзади, ниже талии, спинные швы переходили в карманные клапаны трехмысковой формы, украшенные тремя пуговицами каждый. Спереди, ниже талии, в полах наклонно прорезались два кармана, прикрытых клапанами аналогичной формы. По краю всех клапанов проходила выпушка приборного цвета; из материала того же цвета были и обшлага, подшитые черной овчиной. Из черной овчины кроился и отложной воротник; к его передним концам пришивались желто-черные ментишкетные шнуры, служившие для удержания куртки на плечах при ее ношении в накидку. Если куртка была надета в рукава, то шнуры оборачивались вокруг воротника и застегивались спереди. Как и на мундире, слева пришивался плечевой шнур.

Офицерская драгунская куртка отличалась значительно лучшим качеством используемых материалов и пошива, а также наличием золотых шнуров вместо шерстяных.[9][10]

Некоторые предметы обмундирования австро-венгерских кавлеристов накануне Первой мировой войны

Некоторые предметы обмундирования кавалеристов накануне и в период Первой мировой войны

Дивизионы конных «народных стрелков»

[11] Конные стрелки носили фетровые шляпы с полями (и специальными знаками в виде рожков с тирольским (для тирольцев) и имперским (для далматинцев) орлами) и кепи с кожаным козырьком (для нижних чинов при повседневном обмундировании предусматривалась только кавалерийская пилотка черного цвета), как и пешие стрелки, и такие же однобортные мундиры из серо-голубого сукна. Отличием конных стрелков было ношение серо-синих брюк (на практике — черных) для верховой езды и высоких сапог драгунского образца со шпорами. Тирольцы, кроме того, носили зимой двубортную куртку драгунского образца (с зелеными обшлагами) такого же цвета, как мундир; у далматинцев куртка полагалась только офицерам. Интересно, что офицеры в качестве ранговых отличий носили одновременно и пехотные поясные шарфы, и кавалерийские лядунки.

Уланские полки

Парадным головным убором улан являлась шапка М.1876. Она состояла из полусферического колпака, прессованного из цельного куска толстой кожи, и тульи, имевшей вид перевернутой пирамиды. Колпак снаружи покрывался черным лаком, сверху в нем был крестообразный вырез (диаметр около 11 см), на который крепилась тулья, нижний край оторачивался полоской тонкой черной кожи. К колпаку пришивался кожаный козырек, снаружи также покрытый черным лаком, а с внутренней стороны сохранявший натуральный коричневый цвет; наружный край козырька усиливался латунным ободком. Тулья изготавливалась из листа плотного водонепроницаемого фетра, к ее верхней части, имевшей вид квадрата, прикреплялось кожаное донце. Посередине левой передней стороны донца находилась металлическая гильза для султана, который в данном случае крепился горизонтально. Султан изготавливался из черного конского волоса (для трубачей — красного цвета) и имел длину 26 см. Он прикреплялся к деревянной шайбе, накрытой круглой латунной накладкой диаметром 3,5 см в виде кокарды с просеченными в ней инициалами императора «FJI». Принято было конец султана связывать в пучок и прикреплять к левой стороне шапки с помощью имевшейся там для этого латунной цепочки. К боковым стенкам тульи пристегивалась суконная накладка полкового цвета. Подбородный ремень с чешуей и розетками имел точно такой же вид как у драгунской каски. Спереди колпака помещался имперский двуглавый орел, несший на груди гладкий щит с прорезным номером полка.

Шапки унтер-офицеров отличались обшивкой желто-черным шнуром по швам суконной накладки на тулье, а также по диагоналям квадратного донца.

У офицерской шапки полкового цвета сукном обтягивались не только боковые стенки тульи, но и донце, которое, в отличие от нижних чинов, имело наклон вперед и вправо. Швы накладки и диагонали донца отделывались 7-мм золотым с черными прошивками шнуром. Наружный край козырька был украшен золотым галуном шириной 1 см. Цепочка для фиксации султана прикреплялась к шапке тремя специальными деталями в виде золотых (только во 2-м полку — серебряных) стилизованных львиных голов. Кокарда изготавливалась из золотого канительного шнура с центром из черного бархата, на котором вензель императора вышивался золотой нитью.

Уланский мундир представлял собой однобортную куртку со стоячим воротником, застегнутую на 10 форменных пуговиц (нижняя из них находилась на уровне талии), с двумя нагрудными и двумя наклонными боковыми прорезными карманами. Как и у драгун, на левом плече пришивался отрезок шнура для удержания плечевого ремня кобуры. Пуговицы полагались особого образца, полусферической формы, гладкие; они штамповались либо из стали с последующим никелированием, либо из латуни, в зависимости от приборного металла полка. Карманы прикрывались клапанами характерной трехмысковой формы, окантованными краповой выпушкой. Такая же выпушка шла по борту, по спинным и рукавным швам и вокруг задних карманных клапанов (также трехмысковой формы, с тремя мундирными пуговицами на каждом). Между ними находилось 5 вертикальных зашитых мелких складок, а у офицеров на уровне талии было еще одно оригинальное украшение: бахрома, наподобие той, какую в других армиях употребляли на эполетах, так называемый «водопад». Обшлага выкраивались «мыском», на их задних швах пришивалось по две пуговицы.

Уланская меховая куртка была двубортной (2×7 пуговиц), причем борт выкраивался в виде фигурного лацкана с «мыском», подобно уланским мундирам в других армиях (например в русской и германской). В остальном ее устройство было сходно с драгунской, с внесением ряда характерных для улан деталей (выпушки на спинных швах, обшлага «мыском» и т.д.).

Цвет обшлагов и воротника был краповым во всех полках, т.о. полки различались [12] только цветом накладки и номером на шапке, а также цветом пуговиц.

Обмундирование ландверных уланских полков было таким же, как и в линейных, шапки у всех имели накладки крапового цвета, существенным отличием были пуговицы — у всех белого металла, но с арабской цифрой, означавшей номер полка.

Гусарские полки

Парадным головным убором гусар являлся кивер М.1871. Кожаный кивер обтягивался сукном приборного полкового цвета; овальное донце было из черной лакированной кожи, нижний край обшивался кожаной лентой. Спереди посередине пришивался кожаный кармашек для кокарды и султана. Как и на пехотном парадном головном уборе, спереди помещался имперский герб — двуглавый орел, со щитом на груди, на щите была прорезная арабская цифра, проложенная изнутри черной кожей, означавшей номер полка. Круглая кокарда изготавливалась из двух латунных, на деревянной основе, деталей в форме усеченного конуса с коронованным штампованным вензелем императора «FJI» посередине. Султан из черного конского волоса достигал 12 см, трубачам традиционно полагались султаны красного цвета. Этишкет состоял из четырехгранного шерстяного желто-черного шнура толщиной 7 мм. Сложенный вдвое, он имел длину 34 см и дополнялся плетеными украшениями (т.н. «ракетками») диаметром 4 см. Этишкет закреплялся справа и слева у верхнего края кивера, свисая спереди и сзади, «ракетки» находились с правой стороны.

Офицерский гусарский доломан военного времени. Пошит из сукна серого цвета; шнуры и розетки - из зеленой шерсти

Офицерский гусарский доломан военного времени. Пошит из сукна серого цвета; шнуры и розетки — из зеленой шерсти

Офицерский кивер имел под козырьком подкладку из зеленой кожи, а его наружный край был усилен обшивкой из черной лакированной кожи. Герб и кокарда были позолочены, этишкет — из золотого с черными прошивками шнура. Плетеные украшения также изготавливались из золотого шнура, на их наружной стороне помещались вышитые изображения имперского герба и императорского вензеля (подобно тому, как это делалось на кистях офицерских шарфов в пехоте). На нижних концах украшений находились детали из золотой канители и шнура длиной 4,6 см в форме желудей.

Офицерский гусарский доломан военного времени. Пошит из сукна серого цвета; шнуры и розетки - из зеленой шерсти

Офицерский гусарский доломан военного времени. Пошит из сукна серого цвета; шнуры и розетки — из зеленой шерсти

При походной форме кивер часто накрывался чехлом серого цвета из вощеной ткани или клеенки. Этишкет и султан в этом случае полагалось снимать, но, судя по иконографическим материалам, иногда этишкет оставался под чехлом на своем месте.

Обмундирование гусар традиционно значительно отличалось от прочей кавалерии. Гусарский доломан (традиционное венгерское название «аттила») представлял собой однобортную куртку со стоячим воротником, богато украшенную желто-черными шерстяными шнурами. Шнуром обшивались края бортов и пол, верх и низ воротника, наклонные прорези двух боковых карманов, спинные швы. На груди сложенные вдвое шнуры располагались в 5 горизонтальных рядов, образуя по наружным краям фестоны («листья клевера»), украшенные также круглыми металлическими розетками. Посередине груди они застегивались на пуговицы овальной формы, так называемые «оливки». «Листья клевера» из шнура выкладывались также сзади на середине воротника, а на обшлагах из него выполнялись особые украшения в виде узлов. Слева нашивался плечевой шнур. Рукава были цельнокроеные, на обшлаге сзади они имели разрез, также украшенный шнуром. Сзади ниже талии юбка доломана украшалась особого вида «гусарскими узлами» из того же шнура.

Офицерский доломан отделывался золотым шнуром толщиной 7 мм с прошивками из черного шелка. «Оливки» и розетки были позолочены или посеребрены, соответственно приборному металлу полка, причем плечевой шнур также застегивался розеткой, а не пуговицей, только меньшего размера.

Ментик по покрою и расцветке повторял доломан, но имел подкладку и отделку из овчины: подкладка — из меха белого цвета; воротник, обшлага и опушка вдоль бортов и вокруг пол — из черного. Офицерский ментик полностью отделывался только черным мехом. Шнуровая отделка, в общем, повторяла доломан, кроме расшивки спины.

Разнообразие расцветок всех предметов обмундирования, отличавшее гусар в XIX в., ушло в прошлое. Теперь их доломаны и ментики могли быть лишь двух цветов — либо светло-, либо темно-синего; в расцветке киверов использовалось семь цветов. В совокупности с белым или желтым приборным металлом получались различные сочетания для каждого полка, как показано в таблице.

Однако при повседневной форме, без киверов, различить гусар разных полков было труднее, поэтому на фуражные шапки часто нашивали цифру, означавшую номер полка.

Крапово-красные гусарские чакчиры, несмотря на общую унификацию, заметно отличались покроем и отделкой. По сравнению с драгунскими или уланскими брюками, они шились более облегающими, по наружным швам нашивался такой же шнур что и на доломане, а на передней части бедер из него выкладывались такие же узлы как на спине.

Сапоги шились также особого образца, с фигурным вырезом верха и розеткой. Привинченные к каблукам шпоры, в отличие от драгунских и уланских, были прямыми и несколько более длинными.

Гонведные гусарские полки имели обмундирование такого же типа как линейные, темно-синего цвета, пуговицы — желтые, султаны на киверах белые у всех [13] чинов, кроме офицеров. Вместо имперского двуглавого орла на кивере носился венгерский герб. На левой стороне кивера крепилась металлическая арабская цифра, означавшая номер полка. Нижние чины вместо доломана носили темно-синюю блузу, покроем сходную с пехотной, с двумя нагрудными и двумя боковыми прорезными карманами с клапанами, имевшую шнуровую обшивку вокруг воротника и на обшлагах. На груди были 5 рядов двойного шнура, короче, чем на доломане, застегивавшиеся «оливками» и без розеток. У офицеров доломаны были как в линейных полках; шнур при этом употреблялся красный у нижних чинов и золотой с прошивками красным шелком у офицеров. Таким же шнуром выкладывались узлы и канты на краповых чакчирах. Ментик был такой же, как в линейных полках, но имел опушку из белого меха (в том числе и у офицеров), а расшивка выполнялась красным (золотым у офицеров) шнуром.

Отличия офицеров

Отличием, заменяющим офицерский шарф, в кавалерии служила лядунка с перевязью, носимая через левое плечо. Лядунку полагалась носить во всех случаях в строю, в том числе и на походе; реально же ее в военное время использовали далеко не всегда. Она представляла собой небольшую (6,5x12x3,5 см) коробочку из красной сафьяновой кожи с выпуклой серебряной крышкой; свое функциональное предназначение (патронташ) лядунка практически утеряла, но осталась ранговым отличием. Крышка была фигурной формы с закругленными углами и украшалась золоченым двуглавым имперским орлом, по наружному краю шел позолоченный бортик в виде растительного орнамента. Боковые стенки представляли собой серебряные пластинки с изображением так называемых «воинских арматур» или «трофеев» — знамен, старинных пушечных стволов и ядер, скрещенных сабель, пик и т.п. Теоретически внутри лядунки должны были помещаться 18 запасных патронов к револьверу, на практике же в описываемый период этим, как правило, пренебрегали, чаще всего вместо этого помещая туда запасные белые перчатки или иные личные вещи (следует также упомянуть лядунку офицеров кавалерии гонведа, которая отличалась лишь позолоченным коронованным вензелем «1FJ» вместо орла, и лядунку кавалерийских прапорщиков (как кандидатов на офицерское звание), которая никаких украшений не имела и изготовлялась из коричневой кожи, сохраняя при этом и размер, и форму офицерской).

Перевязь к лядунке представляла собой ремень из красного сафьяна шириной 3,4 см, обшитый золотым галуном шириной 2,2 см с черным просветом посередине шириной 1 мм. Для регулировки по длине использовались шестиугольной формы пряжка, запряжник и фигурный наконечник из посеребренного металла, которые при надетой лядунке находились на спине.

Офицерам, как и их подчиненным, полагалось в походе накрывать свои парадные головные уборы водонепроницаемыми чехлами серого цвета на шелковой подкладке. Однако, часто вместо этого применялась особого рода имитация: из пластичной массы типа папье-маше изготавливался предмет, повторяющий цвет и форму головного убора, упакованного в чехол, но несравненно более легкий.

Штаб-офицеры для большего отличия носили на обшлагах своих ментиков или курток положенный им галун.

Офицерское пальто было аналогично пехотному, но из коричневого сукна.

Кроме строевых брюк для верховой езды из крапового сукна, разрешены были для употребления во время повседневных занятий брюки серо-синего цвета такого же покроя. Вне строя разрешалось ношение брюк навыпуск прямого покроя серо-синего (реально — почти черного) цвета с выпушкой крапового цвета.

Повседневное офицерское кепи и темляк были тех же образцов, что и в пеших войсках. В военное время распространилось ношение офицерами в качестве повседневного головного убора фуражной шапки солдатского образца.

Холодное оружие носилось на поясной портупее, надевавшейся под мундир. При парадной форме пасовые ремни портупеи украшались золотым галуном с черным просветом.

Изменения военного времени

Первые боевые столкновения заставили австрийское командование уже в самом начале войны пересмотреть взгляды на роль кавалерии в бою, тактику ее действий и вооружение. Пытаясь воплотить в жизнь отработанные в мирное время навыки, австро-венгерская кавалерия в течение августа 1914 г. в нескольких местах большими массами (как правило, в составе бригады или дивизии с частями усиления) пересекала русскую границу с задачей стратегической разведки. При благоприятных условиях требовалось также упредить русских в занятии выгодных рубежей и важных в тактическом отношении пунктов. Результатом этого стали кавалерийские бои у Городка 4 августа, у Ярославице 21 августа и другие. В конечном итоге эти задачи решены не были. Воспитанные в наступательном духе, австрийские кавалеристы при малейшей возможности стремились сойтись с противником врукопашную. Однако, перед огнем скорострельных орудий, магазинных винтовок и пулеметов пресловутый «кавалерийский дух» оказался бессилен. Чаще всего атаки заканчивались неудачно, [14] но даже если им сопутствовал успех, он достигался такой высокой ценой, что на его развитие у кавалерии сил уже не хватало, и дело заканчивалось отступлением. Добытые при этом разведданные не стоили понесенных тяжелых потерь.

Гусар на берегу Буга, 1915 г. Хороша видна седловка и манера ношения сабли.

Гусар на берегу Буга, 1915 г. Хороша видна седловка и манера ношения сабли.

Огневая мощь кавалерийских дивизий оказалась недостаточна, кроме того, средства усиления часто использовались хаотично, поскольку надо всем довлело стремление завершить бой красивой конной атакой. В результате изнурение частей быстро возрастало, катастрофически увеличивались потери в людях и конском составе. Оставшиеся без лошадей кавалеристы сводились в пешие команды, которые использовались в эскадронах как собственная пехота, главным образом для огневого воздействия на противника и для патрульной и караульной службы.

Нехватка лошадей постоянно увеличивалась; так, например, на 5 декабря 1914 г. в 5-й гонведной кавалерийской дивизии 1-й гусарский полк имел 232 человека конных, 8-й — 267 и 7-й — 125, то есть всего 624 на дивизию по сравнению с 697 в спешенных подразделениях. Австро-Венгрия и в мирное время не имела таких богатых ресурсов для пополнения армии лошадьми как, например, Россия, по этой причине здесь давно уже отказались от формирования полков и даже эскадронов по мастям. А ведь множество лошадей еще требовалось и для артиллерии, и для обозов, что в обстановке этой войны становилось важнее. Присылаемые в действующую армию пополнения из-за нехватки лошадей часто уже вообще не имели никакой кавалерийской подготовки. В этих условиях было официально санкционировано формирование в каждом кавалерийском полку пешего батальона, получившего название «стрелковый дивизион», в который и были сведены прежние спешенные команды. Номер дивизиону присваивался по номеру полка. По мере возможности усиленно формировались новые пулеметные команды, которые часто также включались в состав этого дивизиона.

Произошли изменения и в области обмундирования, вооружения и снаряжения. Исчезли из употребления парадные головные уборы. Сукно серого защитного цвета на ментиках и куртках постепенно заменило ткани других цветов. Фуражные шапки стали изготавливать из темно-коричневого шинельного сукна, а затем из серого. С декабря 1914 г. эскадроны пополнения в кавалерийские полки отправлялись уже только в обмундировании защитного цвета. Однако в действующих частях еще почти весь 1915 г. обмундирование представляло собой смесь предметов защитного цвета и изготовленных в мирное время «цветных» вещей.

При изготовлении защитной формы, блюдя полковые традиции, старались сохранить свой, кавалерийский покрой предметов обмундирования, расшивку (которую теперь приходилось выполнять зеленым или коричневым шнуром) и другие традиционные детали. Ввиду нехватки тканей и другого сырья это было достаточно трудно, и к концу войны различить пехотинца и кавалериста, несущих рядом службу в окопах и одетых в одинаковые блузы, стало достаточно сложно. Пожалуй, последним заметным отличием оставались высокие кавалерийские сапоги, на которых зачастую все еще продолжали носить шпоры, несмотря на их явную непрактичность при окопной службе. Но и ботинки с обмотками получили «права гражданства» в спешенных подразделениях. На подкладку и опушку курток и ментиков употребляли теперь любой пригодный мех, не глядя на его цвет; часто от меховой подкладки вовсе приходилось отказываться в видах экономии. С лучшей стороны показала себя коричневая кавалерийская шинель, практически без изменений прошедшая всю войну, только пуговицы на ней заменяли костяными или обтягивали тканью.

Для лучшего различия полков на фуражную шапку стали нашивать литеры «D» (драгунский), «U» (уланский) или «Н» (гусарский) с номером полка.

Новостью в снаряжении стал носимый шанцевый инструмент (лопатки, ломы, кирки) пехотного образца, а также штыки. Сабли в спешенных подразделениях продолжали носить только офицеры, и то не всегда. Носимый запас патронов старались увеличить до 100–150 шт. Во второй половине войны появились в кавалерии и стальные шлемы.

В «Мемуарах военного корреспондента» Ференца Мольнара приводятся такие любопытные воспоминания, характеризующие австрийских кавалеристов, поневоле ставших пехотинцами: «Траншеи гусар характерны почти чрезмерной и педантичной чистотой. Гусар неутомим в вопросах оборудования — принимая во внимание, что он был когда-то способен потратить весь день на чистку своей лошади, теперь, когда лошадь от него забрали, он тратит весь день, обтирая траншею, моя ее, выскребая ее, чистя ее. Они непосредственно также — как того требует традиция — очень аккуратны. Всюду порядок: винтовка блестит как новая булавка, вырезанное в глине около нее точно по размеру углубление содержит боеприпасы, готовые к заряжанию… Исторический героизм гусар, погруженных в грязную глину, что могло бы самого шикарного кавалериста превратить в бродягу, удерживает их от капитуляции перед суровыми обстоятельствами, вынуждающими к скотоподобному существованию… Даже здесь они говорят с вами, «пехотным», свысока».

В начале 1916 г. имела место дальнейшая решительная реорганизация кавалерии. Количество эскадронов в полках уменьшено до четырех, штатной численностью по 150 человек (позднее снижена до 110). Зато были сформированы вторые стрелковые дивизионы, а где было возможно — также и третьи. Появились артиллерийские команды (траншейная артиллерия), первоначально комплектовавшиеся прислугой из пехоты. В сентябре этого же года было установлено, что кавалерийская дивизия должна состоять из 4 полков, а полки — из указанного числа эскадронов и одного стрелкового дивизиона, но число эскадронов в нем могло быть различное, при этом один из эскадронов принимал в свои ряды всадников, потерявших лошадей. Штатное число пулеметов в дивизии достигло 32.

(В начале 1917 года кавалерия австрийского ландвера была переименована в «конных стрелков» (reitende Schützen)).

Поскольку война продолжалась, нехватка лошадей все увеличивалась. Один за другим кавалерийские дивизии получали приказы «поделиться» остававшимися лошадьми с артиллерией. Кавалерия окончательно утрачивала свое основное свойство — подвижность, неся позиционную службу наравне с пехотой в окопах, либо находясь в резерве.

13 марта 1917 г. началась очередная радикальная реорганизация. В каждой кавалерийской дивизии должен был остаться конным только один эскадрон! Остальные гусары, уланы и драгуны, сохраняя кавалерийские названия и отчасти обмундирование, окончательно превращались в пехоту.

С января 1918 г. войска, освободившиеся после выхода из войны России, стали перебрасываться на Итальянский фронт, в том числе почти все кавалерийские дивизии. Из-за иного характера местности и особенностей происходившей здесь позиционной войны им пришлось сперва подвергнуться реорганизации и усиленному обучению в тылу фронта. После этого каждый полк насчитывал семь пеших эскадронов (по 200 штыков) и технический эскадрон. На вооружении имелось 16 станковых и 12 ручных пулеметов, и по 2 траншейные пушки, миномета, бомбомета и огнемета.

В последних месяцах войны перед австро-венгерской армией возникла задача оккупации территории Украины. Здесь снова понадобилась кавалерия, которая была бы таковой не только по названию. Однако блестящей австро-венгерской кавалерии начального периода войны в это время уже не существовало.


Литература:


Данная статья была опубликована в журнале «Сержант» No. 3 (24), М., 2003 г.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 23 июня 2010
Рубрика: Вооружение, Вооруженные силы, Обмундирование, Общие сведения, Первая мировая война, Экипировка
Метки: , ,

Последние опубликование статьи