Ярослав Шимов. Австро Венгерская империя / Часть вторая. Империя / Схватка с революцией (1792–1815)

Хроника поражений: Вальми — Кампо-Формио

Леопольд II, подобно своему отцу Францу I Стефану, был, как иронически заметил один современник, «неутомимым народонаселителем»: он произвел на свет 16 законных детей и одного внебрачного потомка, став таким образом «стволом» ветвистого генеалогического древа Габсбургско-Лотарингской династии. Сыновья Леопольда оказались в большинстве своем неординарными личностями.Эрцгерцог Карл снискал славу единственного австрийского полководца, которому удалось (правда, лишь однажды) нанести поражение самому Наполеону; эрцгерцог Иоганн, управляя одной из австрийских провинций — Штирией, был известен всей Европе как просвещенный и дальновидный государственный деятель; эрцгерцог Иосиф, ставший после смерти брата Александра Леопольда венгерским палатином (1795), приложил немало усилий, чтобы наладить сотрудничество между династией и непокорным мадьярским дворянством; эрцгерцог Райнер, интересовавшийся естественными науками, был также неплохим финансистом и достойно проявил себя на посту вице-короля Ломбардии и Венеции, хоть и не смог предотвратить революционные события в Милане (1848). Но по иронии судьбы высшая власть досталась, наверное, наименее одаренному из братьев — Францу II (1792–1806, в 1804–1835 Франц I Австрийский).

Герб Священной Римской империи при двух последних императорах — Леопольде II и Франце II

Герб Священной Римской империи при двух последних императорах — Леопольде II и Франце II

Об императоре Франце принято говорить, с одной стороны, как о монархе, лишенном воображения и враждебном реформаторским устремлениям, этаком воплощении духа бюрократизма и косности. С другой стороны, в нем видят императора-мещанина, символ эпохи бидермайера — культурного стиля и образа жизни, свойственного средним слоям германского общества первой половины XIX века. Итак, невпечатляющая смесь чиновника-сухаря и примерного отца семейства на габсбургском троне? И да, и нет. Несомненно, Франц II/I не выглядит выдающимся государем не только на фоне своего главного противника — Наполеона, но даже в сравнении, например, с Александром I. Однако действия австрийского императора и характер его политики должны оцениваться в первую очередь как результат чрезвычайно неблагоприятных обстоятельств, в которых прошла первая половина его долгого царствования — с момента вступления на престол в 1792 году до окончательной победы над «корсиканским чудовищем» в 1815-м. Борьба с революцией, воплотившейся в Бонапарте и едва не погубившей дело многих поколений Габсбургов — дунайскую монархию, прошла через всю жизнь Франца и вполне закономерно превратила старшего сына либерального императора Леопольда в закоренелого консерватора. Эту борьбу Франц вел не слишком удачно (вплоть до 1813 года, когда против измотанного Наполеона объединились силы всей Европы), однако неизменно сохранял характерные для Габсбургов чувство верности долгу и веру в свое предназначение.

Если истинно старое утверждение, согласно которому подлинное величие не в том, чтобы никогда не падать, а в том, чтобы, сто раз упав, суметь сто один раз подняться, императору Францу и его монархии нельзя отказать в таком величии. Лишь после самого жестокого из своих поражений — в 1809 году, стоя на краю пропасти, австрийский император поступился принципами, вступив в союз с ненавистным Бонапартом и даже отдав ему в жены свою старшую дочь. Но стоит ли сурово осуждать за это монарха, спасавшего свое государство от окончательного крушения? Воспитание при дворе строгого, властного и эксцентричного Иосифа II, которого его племянник одновременно уважал и боялся, с одной стороны, сделало будущего императора образованным и любознательным человеком, с другой же — исковеркало его натуру, которая, по наблюдениям современников, была очень противоречивой. В характере Франца перемешались «…неумолимая строгость и личная доброта, искренняя забота о благосостоянии подданных и беспощадное подавление любых устремлений к духовной свободе, постоянный страх перед революцией и безразличие к ударам судьбы» (Кайзеры, с. 350). Внешне спокойного и даже холодного, но на самом деле весьма нервного и не уверенного в себе молодого человека (он грыз ногти до мяса, так что был вынужден, дабы отучиться от этой привычки, какое-то время постоянно ходить в перчатках) в возрасте 24 лет ждало испытание: после неожиданной смерти отца (за ним через месяц с небольшим последовала и мать, императрица Мария Людовика) он стал повелителем огромной страны, которая стремительно летела навстречу столкновению с революционной Францией.

20 апреля 1792 года в ответ на очередной австрийский ультиматум, касавшийся судьбы французской королевской семьи, Законодательное собрание Франции объявило войну «королю Богемии и Венгрии». Такая формулировка титула была вызвана тем, что, во-первых, Франц еще не был официально избран главой «Священной Римской империи», а во-вторых, в Париже не хотели конфронтации с германскими государствами, которая могла произойти, если бы война была объявлена Францу как немецкому князю. Однако помешать вступлению в войну Пруссии на стороне «венгерского и чешского короля» эта уловка не смогла. Ровно через пять месяцев войска Франции, где к тому времени пала монархия, праздновали первую крупную победу: 20 сентября им удалось потеснить австрийцев и пруссаков у деревушки Вальми. От этого сражения ведется отсчет эпохи революционных и наполеоновских войн. Первое поражение стало холодным душем для монархической Европы: оказалось, что армия, воюющая за идею, способна побеждать, даже не обладая блестящей выучкой и численным превосходством. 6 ноября французы закрепили успех, разбив австрийцев при Жемаппе. Вскоре Франц II с ужасом выслушал доклад о том, что все южные Нидерланды заняты противником.

В последующие два года военное счастье склонялось то на одну, то на другую сторону. Теснимая со всех сторон, якобинская республика летом 1793 года перешла к новому способу формирования армии: была введена levee en masse — всеобщая воинская повинность; под ружье поставили невиданное количество солдат — более 750 тыс. Все силы государства, подхлестываемого террористической машиной Робеспьера, были брошены на ведение войны. Результаты не замедлили сказаться: к началу 1794 года французская территория была очищена от войск противника, а затем революционные армии перешли в наступление на всех фронтах. В битве при Флерюсе 23 июня силы коалиции были наголову разбиты. Французы вновь заняли южные, а затем и северные Нидерланды (Голландию). Первая антифранцузская коалиция, старательно сколоченная Англией (в ее состав вошли Австрия, Пруссия, Пьемонт, Голландия, Неаполь, Испания, Португалия и Россия — последняя, впрочем, лишь формально), стала разваливаться.

Положение Австрии в этот период оказалось особенно сложным. Как и во времена Леопольда I и Иосифа I, она была вынуждена сражаться с Францией главным образом на английские деньги: собственных средств для ведения продолжительных и дорогостоящих кампаний не хватало. Только в 1794–1797 годах объем британских субсидий Вене составил более 6 млн 200 тыс. фунтов. Между тем баланс сил в Европе к началу XIX века сильно изменился. Во-первых, Франция — впервые после Людовика XIV — вновь достигла такого положения, при котором могла успешно противостоять остальным континентальным державам. Во-вторых, превосходства Великобритании на морях уже было недостаточно для того, чтобы принудить Париж к миру, как это случилось в 1748 и 1763 годах.

Стремительная карьера Наполеона Бонапарта резко снизила шансы Австрии на военный успех. Франц II/I сам не был стратегом, хотя несколько раз появлялся на передовой. Под знаменами императора служили в целом толковые, но не блиставшие талантами генералы. Но для того, чтобы противостоять Наполеону, нужен был военачальник, способный хотя бы отчасти сравниться с ним в полководческом искусстве. Таковым среди австрийских полководцев был разве что эрцгерцог Карл. Третий сын Леопольда II рос тихим и болезненным мальчиком (он страдал эпилепсией), однако с детства проявлял живой интерес к военному делу. С 1793 года молодой эрцгерцог участвовал в войнах против Франции. Три года спустя император Франц назначил его главнокомандующим австрийскими войсками на южногерманском фронте. Здесь Карлу удалось не только отразить наступление противника, но и оттеснить его за Рейн. Однако основным театром военных действий к тому времени стала Италия, где австрийцы не смогли ничего противопоставить стремительному продвижению армии Бонапарта. В октябре 1797 года, когда французы вторглись в Штирию и угрожали походом на Вену, Австрии пришлось заключить с Бонапартом, действовавшим практически без консультаций с французским правительством, невыгодный мир в Кампо-Формио. Франц II смирился с потерей южных Нидерландов и Ломбардии, а также возникновением в Италии «республик-сестер» — марионеточных государств, являвшихся де-факто французскими протекторатами. Единственным приобретением Австрии стала Венеция. Условия Кампоформийского мира настолько не устраивали Вену, что новое столкновение с Францией становилось лишь вопросом времени.

Хроника поражений: Кампо-Формио — Аустерлиц

Уже к 1799 году сложилась вторая антифранцузская коалиция: Англия, Австрия, Россия, Турция, Неаполь и Португалия. Основное финансовое бремя легло, как всегда, на Лондон, в военном же отношении опорой коалиции были русские и австрийские войска. Царь Павел I вызвал из ссылки опального фельдмаршала Суворова, который встал во главе союзной армии в Италии. Поскольку Бонапарт к тому времени увяз в песках Египта, русский полководец стал хозяином положения на итальянском фронте. В течение нескольких месяцев почти все территории, завоеванные два года назад Наполеоном, были потеряны французами. Эрцгерцог Карл, вновь назначенный командовать войсками на юге Германии, тоже теснил противника, хотя его наступление на швейцарском направлении понемногу застопорилось.

Между русскими и австрийцами все чаще возникали противоречия: Суворов предлагал наступать непосредственно на Францию, стратеги из венского гофкригсрата считали это слишком рискованным. Вдобавок их начало беспокоить влияние, которым благодаря своим победам стали пользоваться русские в Италии. Бесконечные ссоры между союзниками привели к тому, что Суворов, брошенный австрийцами, решился на отчаянный шаг — знаменитый переход через Альпы, ставший великолепным, но все же отступлением. Поведение союзников и разгром французами корпуса Римского-Корсакова привели к тому, что эксцентричный Павел I отдал войскам приказ возвращаться домой. В политике Петербурга произошел резкий поворот в сторону сотрудничества и даже союза с Францией. Австрия — во многом по собственной вине — вновь оказалась в изоляции.

К тому времени в Вене разразился политический кризис. Дальновидный эрцгерцог Карл настаивал на том, что громоздкая военная машина монархии, равно как и ее финансы, нуждается в серьезных реформах, без которых успешно противостоять Франции невозможно. Император и его советники опасались Карла, в котором многие в Австрии видели потенциальную замену нерешительному и слишком консервативному Францу. Эрцгерцога принуждали не заниматься политикой и сосредоточиться на чисто военных вопросах. Он не мог согласиться с этим и подал в отставку. Вдобавок в 1800 году закатилась звезда барона Тугута, определявшего внешнюю политику монархии в первые годы правления императора Франца. Образовался вакуум власти, венский двор погрузился в трясину интриг. Тем временем Наполеон, который вернулся из Египта и совершил военный переворот во Франции, в качестве первого консула республики развернул контрнаступление на итальянском фронте. 14 июня 1800 года основные силы французов и австрийцев сошлись в битве при Маренго. Австрийская армия, обладавщая численным перевесом, начала теснить противника, и ее командующий, старый фельдмаршал Мелас, даже отправил в Вену гонцов с вестью о победе, но вовремя подоспевшая колонна генерала Дезе ударила австрийцам во фланг и тыл, решив исход сражения в пользу Наполеона. Полгода спустя, 3 декабря, генерал Моро, пользовавшийся репутацией лучшего после Бонапарта полководца Франции, нанес австрийцам жестокое поражение у Хохенлиндена в Баварии. Французы вошли в Тироль, безопасность Вены вновь оказалась под угрозой. Война была проиграна.

9 февраля 1801 года представители Австрии и Франции подписали мирное соглашение в Люневиле. Согласно его условиям, восстанавливались все приобретения Франции, закрепленные за ней в Кампо-Формио; кроме того, французская граница перемещалась к Рейну, мелкие германские князья, потерявшие свои владения на левом берегу этой реки, должны были получить компенсацию за счет правобережных земель. Так начался процесс передела земельных владений в западной и южной Германии, завершившийся окончательным распадом и исчезновением «Священной Римской империи».

Заседания Регенсбургского рейхстага закончились в марте 1803 года принятием постановления специальной комиссии, согласно которому карта и внутреннее устройство древней империи менялись кардинальным образом. Прежде всего в невиданных до тех пор масштабах проводилась секуляризация церковных владений, число германских князей-епископов сокращалось с 81 до 3! Не менее впечатляющим было лишение 45 из 51 имперского города их статуса. Эти города, как и многие другие мелкие субъекты империи, подлежали медиатизации — переходу из непосредственного подчинения империи в ведение других ее субъектов. Поскольку этот процесс проходил под наблюдением и даже давлением со стороны Франции, неудивительно, что наибольших территориальных приобретений добились те германские государства, которые поддерживали с Парижем союзнические или добрососедские отношения — Пруссия, Бавария, Баден и Вюртемберг.

Так завершился первый этап создания «третьей Германии» — дружественной Франции группы немецких княжеств, которая служила одновременно буфером и противовесом Австрии и Пруссии. Тем самым «Священная Римская империя» была обречена на скорую смерть. К тому же благодаря происшедшим изменениям впервые в истории большинство в коллегии курфюрстов получили протестанты, что грозило Габсбургам в будущем потерей императорской короны. Помешать этому разгромленная Австрия никак не могла. Ей оставалось лишь приспосабливаться к новым условиям.

Когда летом 1804 года во Франции в результате плебисцита Наполеон был провозглашен наследственным императором, Франц II, в свою очередь, объявил об учреждении титула австрийского императора в своих родовых землях и стал носителем этого титула под именем Франца I. Был учрежден именно титул императора, но не империя, поскольку по внутриполитическим причинам Франц не мог уничтожить Венгерское и Чешское королевства как самостоятельные, с формально-правовой и исторической точек зрения, государственные образования. Наоборот, титул австрийского императора был сопряжен с титулами венгерского и чешского короля. Как писал Франц I эрцгерцогу Иосифу, «…титул императора будет закреплен за представителями Австрийского правящего дома, но ни название, ни статус стран, входящих в состав монархии, не изменятся». Собственно говоря, «старый новый» император под давлением обстоятельств всего лишь законодательно оформил то, что давно уже было историческим фактом, а именно — зависимость влияния и веса Габсбургов в европейской политике от «…этой империи (Австрийской. — Я. Ш.) как единого целого, а не от избрания курфюрстами на трон «Священной Римской империи»… Прагматическая санкция создала настоящую взаимосвязь между землями Габсбургов; возникновение Австрийской империи принесло новый титул государю и новое название его владениям, не более того»  (Kann vol. 1,рр. 15–16).

После Люневильского мира позиции эрцгерцога Карла при венском дворе снова усилились. Брат императора был назначен главой гофкригсрата и приступил к давно задуманной военной реформе, тесно связанной с упорядочением финансов монархии. Однако сделать он успел немного, поскольку в Вене опять начала брать верх «партия войны». Карл был убежден, что очередное столкновение с Наполеоном закончится новой катастрофой, если Австрия не сумеет выиграть время и тщательно подготовиться к войне. Но изменение позиции России, где молодой царь Александр I и аристократическая элита не скрывали ненависти к Наполеону, вдохнуло надежду на успех в сердца австрийских сторонников реванша. Захват и казнь французами герцога Энгиенского (представителя династии Бурбонов, жившего в Бадене), провозглашение Наполеона итальянским королем, русско-британское соглашение о субсидиях способствовали сближению Лондона, Вены и Петербурга и формированию третьей антифранцузской коалиции.

С самого начала союзники сделали стратегическую ошибку, решив, что главным театром военных действий снова будет Италия. Там сосредоточилась основная часть австрийских войск под началом эрцгерцога Карла. Тот одержал победу над французами у Кальдьеро, но она оказалась бесполезной в стратегическом смысле. Между тем Наполеон свернул Булонский лагерь, где его армия готовилась к вторжению на Британские острова, и быстрым маршем двинулся через Германию к австрийским границам. У антифранцузской коалиции в Германии не оказалось союзников: Пруссия сохраняла нейтралитет, а южногерманские государства (Бавария, Баден и Вюртемберг) встали на сторону Наполеона. 19 октября 1805 года император французов удачным маневром окружил и вынудил капитулировать под Ульмом 35-тысячную австрийскую армию генерала Мака. Месяц спустя Наполеон занял Вену; основные силы австрийцев отступили на северо-восток для соединения с русскими войсками. Впервые за более чем 300 лет, со времен венгерского короля Матиаша Корвина, габсбургская столица покорилась иностранному завоевателю. Однако надежды на успех у союзников еще сохранялись — и были развеяны лишь 2 декабря, когда под Аустерлицем (ныне Славков на юге Чехии) Наполеон нанес им сокрушительное поражение.

На второй день Рождества 1805 года Австрия подписала Пресбургский (Братиславский) мир, условия которого были еще более тяжелыми, чем положения договоров в Кампо-Формио и Люневиле. Император Франц уступал Итальянскому королевству (то есть Наполеону) Венецию, Истрию и Далмацию, Баварии — Тироль, Бадену и Вюртембергу — ряд небольших владений в Германии. Корона «Священной Римской империи», которую он формально все еще носил, окончательно стала лишь горьким напоминанием о былом могуществе и славе. Но впереди монархию ждали еще более трудные времена.

Хроника поражений: Аустерлиц — Ваграм

Наполеон в битве под Аустерлицем (Художник Франсуа Жерар)

Наполеон в битве под Аустерлицем (Художник Франсуа Жерар)

После Аустерлица в отставку были отправлены главные инициаторы и проводники прежней политики во главе с министром иностранных дел Кобенцлем. Новым руководителем австрийской дипломатии стал граф Иоганн Филипп фон Штадион. Снова укрепилось и положение эрцгерцога Карла, которому были даны неограниченные полномочия в области военного строительства. Карл реорганизовал систему подготовки офицеров, ввел в австрийской армии новый устав, способствовал подъему военного образования, много занимался вопросами перевооружения войск (последнее, впрочем, осложнялось финансовыми трудностями монархии).

Тем временем Наполеон продолжал перекраивать карту Европы. Членам клана Бонапартов раздавались короны зависимых от Франции государств: старший брат императора Жозеф стал королем Неаполя, младший Луи — голландским королем, сестра Каролина и ее муж Иоахим Мюрат получили герцогство Бергское на западе Германии и т. д. Династические замыслы Наполеона дополнялись желанием поставить на колени Британию, для чего ему была необходима экономическая изоляция непокорного острова. Для этого нужно было завершить «реконструкцию» Германии, окончательно подчинив ее французскому влиянию. Здесь на пути Бонапарта встала Пруссия.

Непоследовательная политика короля Фридриха Вильгельма III, который то флиртовал с Наполеоном, то находился на грани войны с ним, излишняя самоуверенность прусской патриотической партии во главе с королевой Луизой, чрезмерные надежды, возлагавшиеся в Берлине на недавно заключенный союз с Россией, — все это привело к тому, что Пруссия выступила против Наполеона в самый неподходящий момент и фактически в полном одиночестве (русские войска на первом этапе войны не успели оказать ей поддержку). 14 октября 1806 года французы в «битвах-близнецах» при Иене и Ауэрштедте разнесли прусскую армию в пух и прах. Наполеон вступил в Берлин, и с Пруссией было бы покончено, если бы Россия не выполнила свои союзнические обязательства, начав войну против Франции. Кровопролитная кампания 1807 года завершилась победой Наполеона при Фридланде, после чего на плоту посреди Немана у селения Тильзит русский и французский императоры заключили мир, фактически разделивший континентальную Европу на сферы влияния двух империй. Пруссия благодаря заступничеству Александра I сохранилась как независимое государство, но в сильно урезанном виде и с армией, численность которой была ограничена 42 тыс. человек. Специально для младшего из братьев Бонапарт, Жерома, из отрезанных от Пруссии западных провинций между Эльбой и Рейном было создано королевство Вестфалия.

Еще до разгрома Пруссии под покровительством Наполеона был сформирован Рейнский союз, в который вошли 16 князей, объявивших о выходе из состава «Священной Римской империи». Франц II/I вынужден был смириться с гибелью древнейшего государственного образования Европы и торжественно сложить с себя титул и корону германского императора. Это произошло 6 августа 1806 года. Интересно, что Империя, просуществовавшая (если вести отсчет от Карла Великого) более тысячи лет, была оплакана очень немногими современниками. Ее формальное упразднение стало лишь окончанием долгой агонии, начавшейся после Вестфальского мира 1648 года. Сожаления, звучавшие в связи с концом империи в 1806 году, были связаны главным образом с обстоятельствами ее окончательного крушения. Австрийский посланник при рейхстаге в Регенсбурге Фаненберг так писал об этом: «Низко, очень низко во всех отношениях пала старая добрая Германия, которая, будучи единой, смогла дать отпор даже римлянам; теперь, уступив розни интересов, она пала столь низко».

Однако призрак империи будоражил умы немцев на протяжении последующих десятилетий. Она жила в их памяти как воспоминание — или напоминание? — о нереализованных возможностях, о несостоявшемся объединении, и уже скорее как миф, чем реальное историческое явление, способствовала подъему немецкого национализма в XIX столетии. Как бы то ни было, для Габсбургов отказ от римско-германского императорского титула и сопряженного с ним, пусть даже чисто формального, звания первого монарха Европы означал в первую очередь «…завершение строительства Австрийской империи и отказ от старых универсалистских обязательств» (Wandruszka. The House of Habsburg, p. 163). Тем не менее вынужденную утрату древней короны в Вене не могли не считать очередным оскорблением со стороны «корсиканского узурпатора». Австрийская «партия войны», совсем было сломленная после Аустерлица, опять подняла голову. Душой этой партии стала императрица Мария Людовика — третья жена Франца I, дочь герцога Моденского Фердинанда, брак с которой император заключил в январе 1808 года. Третья супруга, в отличие от других жен императора, интересовалась политикой и была преисполнена ненависти к Наполеону, который лишил ее родителей Модены. Мария Людовика находилась в приятельских отношениях с графом Штадионом и всячески поддерживала его реформаторские усилия. «Я хотела бы быть мужчиной, чтобы служить государству», — писала пылкая императрица. Она и Штадион сходились во мнении, что монархия должна использовать первую подходящую возможность для того, чтобы отомстить корсиканцу.

Эрцгерцог Карл под влиянием Штадиона постепенно изменил свою позицию. Преувеличенное значение в Вене придавали поступившим в 1808 году вестям из Испании, где Наполеон столкнулся с ожесточенным сопротивлением. Известию о победе испанцев над французским отрядом при Байлене габсбургский двор радовался как триумфу собственных войск. В Австрии спешно создавалось народное ополчение — ландвер; так правительство сделало первый шаг к введению всеобщей воинской повинности и созданию современной армии. В апреле 1809 года сторонники войны увлекли за собой колеблющегося императора. Эрцгерцог Карл обратился с пламенным манифестом ко всему немецкому народу. «Наше дело — дело Германии!» — писал он. Это был едва ли не единственный случай, когда Габсбурги попытались использовать в своих целях националистические чувства. Уже сам этот факт говорит об исключительно серьезном положении, в котором оказалась монархия, вступая в новую войну с наполеоновской империей — без союзников, с недостатком средств и в условиях, когда военная реформа была еще далека от завершения.

Германия не откликнулась. Кроме восстания тирольских крестьян под предводительством Андреаса Хофера, авантюры майора Шилля, напавшего со своими сторонниками на несколько французских отрядов в Германии, и ряда других небольших выступлений, немцы не предприняли ничего, чтобы поддержать военные усилия Австрии. Во-первых, националистические настроения в Германии в тот момент еще не были столь сильны, во-вторых, слишком велик оказался страх перед непобедимым Наполеоном и слишком ничтожной представлялась вероятность того, что неоднократно битая габсбургская монархия сможет наконец одолеть его. Австрии пришлось воевать в одиночестве.

Боевые действия длились недолго. Французы, опрокинув австрийскую армию, 13 мая 1809 года вновь заняли Вену. Девять дней спустя основные силы австрийцев преградили Наполеону дорогу у селения Асперн. Армия эрцгерцога Карла, сражавшаяся упорно и мужественно как никогда, воспользовалась подарком судьбы — падением моста, отрезавшего часть французских войск от основных сил, — и нанесла Наполеону поражение. Вполне вероятно, что в этот момент Бонапарт был готов к мирным переговорам на достаточно выгодных для австрийцев условиях. Не менее вероятно, что решительные и энергичные действия эрцгерцога Карла сразу после Асперна могли бы превратить победу в сражении в победу в целой войне. Но австрийский командующий, похоже, сам испугался собственного успеха. Колоссальные потери, понесенные его армией, привели Карла в подавленное состояние духа. «От битвы у Регенсбурга и особенно после нынешней, у Асперна, — писал он родственнику, Альбрехту Саксен-Тешенскому, — не устаю повторять: мир, мир, мир. Лучше пожертвовать чем-то, нежели потерять всё». Наполеон получил возможность передохнуть и перегруппироваться. 5 июля обе армии вновь встретились у Ваграма. Сражение продолжалось два дня и отличалось чрезвычайно высокой для тех времен концентрацией артиллерии. «Большая батарея» Наполеона, составленная из сотни орудий, внесла заметный вклад в победу французов. Эрцгерцог Карл увел с поля боя остатки своих войск — достойно бившихся, но вновь проигравших.

Его генералы были деморализованы и тоже просили мира. Карл предложил Наполеону заключить перемирие и отказался от командования. Его воинская карьера была закончена.

Габсбургская монархия стояла на краю гибели. Шёнбруннский мир, заключенный 14 октября 1809 года, означал для Австрии потерю Зальцбурга, Иннской четверти, Каринтии, Западной Галиции и всего Адриатического побережья с Триестом. Габсбурги лишились территории в 100 тыс. кв. км с населением 3,5 млн человек. Численность австрийской армии ограничивалась 150 тыс. солдат и офицеров. Габсбургская монархия не была унижена до такой степени, как Пруссия, но ее значение в европейской политике резко уменьшилось: из великой державы она превратилась во второстепенную страну.

Победа Франции в 1809 году похоронила прежнюю систему государственно-политического устройства Центральной Европы, ядром которой была монархия Габсбургов. Наполеон, считавший себя преемником Карла Великого, возрождал давнюю универсалистскую мечту о европейской империи под властью одного государя — но на новых принципах, рожденных французской революцией. Много позднее, уже на острове св. Елены, низложенный император так, несколько приукрашивая, описывал свои цели: «Можно было бы подумать о Соединенных Штатах Европы по образцу Америки… Я хотел подготовить объединение основных интересов Европы — примерно так же, как у нас в стране объединил партии… Возникающее недовольство народов меня мало заботило — результат все равно повернул бы их ко мне… Европа вскоре фактически стала бы единым народом, путешествуя по ней, каждый находился бы в общем отечестве…».

В этой Европе не было места ни Габсбургам, ни их многонациональной монархии, объединенной на основе совсем другого принципа, органически чуждого революционерам, — легитимистско-династического. Отныне, чтобы выжить, Австрия должна была прибегнуть к самым экстравагантным средствам. И тогда в Вене вспомнили о старом оружии Австрийского дома — династических браках.

Хроника побед: Мария Луиза

За неделю до того, как австрийский представитель князь Лихтенштейн поставил подпись под унизительным Шёнбруннским договором, Франц I, приняв отставку удрученного Штадиона, назначил новым министром императорского двора и иностранных дел (эти должности по традиции были совмещены) графа Клеменса Венцеля Лотара фон Меттерниха. Этому человеку предстояло в течение почти 40 лет вершить судьбы габсбургской монархии и ее народов.

36-летний Меттерних имел довольно богатый дипломатический опыт: он участвовал в переговорах имперских представителей в Раштатте (1797–1799), затем был послом Австрии в Дрездене (1801–1803) и Берлине (1804–1806). Последние три года граф представлял императора Франца в Париже. Будучи родом из прирейнской Германии, Меттерних, чьи поместья были утрачены в результате медиатизации, осуществленной с благословения Наполеона, нашел в Австрии вторую родину. Удачная женитьба на внучке легендарного канцлера Кауница открыла ему путь к быстрой дипломатической карьере. Не имея причин симпатизировать французам и их выскочке-императору, Меттерних, консерватор до мозга костей, был достаточно гибким и разумным политиком, чтобы понимать гибельность для Австрии дальнейшей конфронтации с властелином Европы. В последние месяцы своей посольской службы в Париже он осторожно пытался убедить Франца I и Штадиона отказаться от военных планов. Тщетно. Но поражение Австрии принесло успех самому Меттерниху — он стал министром, хотя в тот момент мало кто позавидовал бы ему: положение габсбургской монархии в конце 1809 года выглядело просто отчаянным.

К тому времени император французов, находившийся на вершине могущества, всерьез задумался о продолжении рода. Его брак с Жозефиной де Богарне оставался бездетным. Наполеон, хоть и с тяжелым сердцем, развелся с Жозефиной и стал искать подходящую невесту среди отпрысков ведущих династий Европы. Александр I, ссылаясь на малолетство своей сестры, великой княжны Анны Павловны, твердо сказал французскому посланнику «нет». Зато не отказал император Франц, которого Меттерних убедил в том, что возможность превратить заклятого врага в родственника и союзника может больше не подвернуться. В начале 1810 года переговоры о браке Наполеона со старшей дочерью Франца I, 19-летней эрцгерцогиней Марией Луизой, уже шли полным ходом.

Мария Луиза была высокой, довольно миловидной девушкой, не выделявшейся особыми душевными и интеллектуальными достоинствами, но вполне подходившей для продолжения рода Бонапартов, что было главной целью Наполеона, который по-солдатски грубо заметил, что «женится на чреве». В Вене новость о готовящемся браке вызвала неоднозначную реакцию. Императрица Мария Людовика, мачеха невесты, повторяла, что ей недоставало только стать «тещей дьявола»; антифранцузская партия при дворе проклинала Меттерниха, решившего отдать габсбургскую принцессу «корсиканскому Минотавру»; люди же, далекие от дворцовых интриг, радовались, полагая, что брак Марии Луизы с Наполеоном избавит Австрию от бесконечных войн. Саму невесту о ее чувствах и желаниях никто не спрашивал: в роду Габсбургов браки по любви были исключением, а не правилом.

11 марта 1810 года в августинской церкви в Хофбурге был заключен брак per procurationem, то есть в отсутствие жениха, которого — ядовитая ирония судьбы — на церемонии замещал эрцгерцог Карл. Через два дня новоиспеченная французская императрица покинула Вену и отправилась к нетерпеливо ожидавшему ее супругу. Жена повелителю Европы явно понравилась: первые несколько месяцев он не отходил от нее, решая многие государственные дела в присутствии императрицы. Бонапарт, покоривший полмира, не был избалован искренней женской любовью и семейным счастьем. Мария Луиза сумела показать себя образцовой супругой, поэтому их совместная жизнь оказалась весьма гармоничной, «Я почти все время с ним, он горячо меня любит, я ему очень благодарна и отвечаю тем же, — писала Мария Луиза отцу. — Я нахожу, что он очень симпатичен, если только узнать его поближе; в нем много притягательного и есть обаяние, которому невозможно сопротивляться. Я убеждена, что буду счастлива с ним».

Мария Луиза Австрийская, императрица Франции со спящим королем Римским (Художник Жан-Пьер Франк)

Мария Луиза Австрийская, императрица Франции со спящим королем Римским (Художник Жан-Пьер Франк)

Скорее всего, императрица действительно верила в это, хоть и не питала к Наполеону большой любви. Его чувства оказались более глубокими: физическая страсть стареющего мужчины к молодой притягательной женщине переросла в нежную привязанность. Когда 20 марта 1811 года у Марии Луизы начались родовые схватки, акушеры поняли, что роды предстоят очень тяжелые, и в критический момент обратились к императору с вопросом: если не удастся сохранить жизнь как матери, так и ребенка, кого из них нужно спасать в первую очередь? Наполеон, так долго мечтавший о сыне, не раздумывая ответил: «Императрицу». К счастью, все обошлось, и в живых остались как маленький Наполеон Франц Карл Иосиф, получивший титул римского короля (Roi de Rome), так и его мать. Продолжение династии Бонапартов было обеспечено.

Мария Луиза оправдала и надежды, которые возлагали на нее в Вене: после ее брака с Наполеоном связи Австрии с Францией стали куда более прочными. Хотя это было не более чем societas leonis (Буквально — «общество льва» (лат.); в переносном смысле — союз сильного со слабым), положение габсбургской монархии в Европе понемногу начало укрепляться. Когда к концу 1811 года стало ясно, что разрыв Наполеона с Александром I неизбежен, император Франц по настоянию Меттерниха пошел на союз с французами, обязавшись в случае войны с Россией выставить 30-тысячный вспомогательный корпус. В то же время австрийские дипломаты в Петербурге давали понять, что всерьез воевать с восточным соседом их страна не собирается. Вена вела дипломатическую игру, целью которой было восстановление геополитического равновесия в Европе вообще и роли Австрии как важной составляющей концерта держав — в частности.

Мария Луиза, заложница большой политики, не слишком интересовалась дипломатическими комбинациями своего отца и его министра, равно как и военными экспедициями мужа. Перед началом войны с Россией, в мае 1812 года, Наполеон, отправляясь на фронт, наделил супругу полномочиями правительницы. Фактически власть во Франции в отсутствие императора принадлежала министру полиции Фуше и нескольким маршалам, а впоследствии также Жозефу Бонапарту. Мария Луиза почти не вмешивалась в деятельность правительства, которая тем не менее осуществлялась ее именем — из-за чего, например, юные рекруты, 15—16-летние мальчишки, поставленные под ружье в последние месяцы империи, получили прозвище «марии-луизы».

Она вообще с покорностью принимала изменения в своей судьбе и привыкла быть пассивной во всем, кроме разве что выбора любовников. После падения Наполеона экс-императрица без сопротивления и даже с облегчением вернулась к отцу вместе с маленьким «орленком», который так и не стал Наполеоном II, будучи вынужденным удовлетвориться титулом герцога Рейхштадтского, дарованным ему австрийским дедом. Низложенный император забрасывал жену письмами, требуя ее приезда на остров Эльбу; она не отвечала. Позднее по распоряжению великих держав в удел Марии Луизе досталось герцогство Пармское, где она правила с помощью своего второго мужа, кавалерийского генерала Адама Нейпперга, за которого вышла в год смерти Наполеона — 1821-й, а затем и третьего, графа Бомбелля. Старшая дочь Франца I ничем не выделялась среди итальянских монархов той эпохи, разве что в последние годы жизни уделяла большое внимание благотворительности. Она скончалась в 1847 году в возрасте 56 лет, на 15 лет пережив своего несчастного сына от первого брака, который умер в Вене в ранней молодости от туберкулеза.

Впрочем, в 1811 году Наполеон I еще повелевал огромной империей, а его маленький сын был наследником трона. Союз с этой империей граф Меттерних считал своим выдающимся достижением, добиться которого ему удалось, использовав традиционный прием Габсбургов — династический брак. Что бы ни говорили его недоброжелатели при венском дворе, женитьбу Наполеона на Марии Луизе Меттерних мог по праву приравнять к выигранной войне. Верность консервативно-легитимистским принципам сочеталась у австрийского министра с чрезвычайным прагматизмом. Именно это сочетание принесло ловкому графу (впоследствии князю), а вместе с ним и Австрии, неожиданные и выдающиеся успехи в годы, когда Наполеону начало изменять военное счастье.

Хроника побед: Лейпциг — Париж — Вена

3 декабря 1812 года в последнем бюллетене «Великой армии» императора Наполеона, которая полгода назад начала наступление на Россию, остатки некогда полумиллионного войска были извещены о том, что с официальной точки зрения Grande Armee более не существует. Для того чтобы понять это, не требовалось никаких бюллетеней: замерзающее, голодное воинство, собранное Бонапартом по всей покоренной Европе, не чаяло унести ноги из этой ужасной страны, с ее огромными расстояниями, страшными морозами, упорно сражающейся армией и враждебным населением. Русский поход закончился первой в жизни Наполеона полномасштабной военной катастрофой. Император бросил остатки армии и умчался в Париж — собирать новые войска.

В Вене известие о поражении Наполеона, с которым Австрия формально находилась в союзе, восприняли с плохо скрываемой радостью. Тревожился только Меттерних: что, если на смену французскому владычеству придет власть другого колосса — России, стремительно превращавшейся в первую державу Европы? Отныне политика главного австрийского дипломата, с которым был полностью солидарен Франц I, сводилась к обеспечению такого положения, при котором Франция не оказалась бы слишком ослабленной, а Россия — чересчур сильной. По мнению императора Франца и канцлера Меттерниха, Австрия должна была взять на себя роль посредника в восстановлении мира и равновесия в Европе. А заодно и вернуть себе кое-что из утраченного в ходе неудачных войн с Наполеоном.

Тем временем Россия и Пруссия поставили на ту же карту, которую четырьмя годами раньше пытался разыграть эрцгерцог Карл: в Калишском воззвании к народам Германии Александр I и Фридрих Вильгельм III призвали немецких князей и их подданных к началу национально-освободительной борьбы. На сей раз, в отличие от 1809 года, этот призыв возымел действие: германские сателлиты Наполеона один за другим отворачивались от него. Это вызвало беспокойство в Вене, где считали опасным любое движение под националистическими лозунгами. Австрия удвоила свои посреднические усилия, пытаясь склонить стороны к миру.

Кампания 1813 года началась для русских и пруссаков неудачно: в мае Наполеон разбил их под Люценом и Бауценом. Но и у французов уже недоставало сил для того, чтобы поставить в войне победную точку. Армии замерли на расстоянии нескольких дневных переходов друг от друга. В начале июня стороны, к большому удовольствию Меттерниха, заключили перемирие, которое длилось два месяца. Наполеон послал в Прагу на переговоры с противниками генерала Коленкура, принадлежавшего к «партии мира» при французском дворе. Но полномочия Коленкура были ограничены инструкциями императора: Бонапарт хотел продиктовать России и Пруссии условия соглашения, сохранив за собой большую часть завоеваний. В свою очередь союзники настаивали на выполнении Францией ряда условий: ликвидации герцогства Варшавского, созданного Наполеоном в 1807 году из польских земель, отобранных у Пруссии; восстановления Пруссии в границах 1806 года; роспуска Рейнского союза; возвращения Австрии Адриатического побережья. Переговоры быстро зашли в тупик.

26 июня 1813 года Меттерних лично отправился на аудиенцию к Наполеону. Тот принял его во дворце Марколини в Дрездене. Разговор великого императора с великим дипломатом подробно передан в мемуарах последнего. Трудно сказать, насколько правдиво Меттерних описал собственное поведение, но слова и образ действий Наполеона в его изложении выглядят вполне логичными для императора-солдата, привыкшего решать вопросы большой политики на поле боя, а не за столом переговоров. «Ваши властители, — заявил Наполеон Меттерниху, — рожденные на троне, могут двадцать раз позволить разбить себя и все же опять и опять возвращаться в свои резиденции, но я этого не могу, я — сын удачи! Моя власть ни на день не переживет тот момент, когда я перестану быть сильным и внушать страх». Наполеон не пожелал согласиться с условиями союзников. «Все, с ним покончено!» — заметил Меттерних маршалу Бертье, садясь в карету по окончании аудиенции. 10 августа боевые действия были продолжены, а два дня спустя Австрия официально присоединилась к новой антифранцузской коалиции.

16—19 октября 1813 года под Лейпцигом в грандиозной трехдневной «битве народов» объединенные войска России, Австрии, Пруссии и Швеции разбили армию Наполеона. Поначалу силы сторон были практически равны: 205 тыс. человек у союзников против 190 тыс. у французов. Однако в ходе сражения к коалиции подходили подкрепления, вдобавок немецкие части, остававшиеся в рядах наполеоновской армии, стали переходить на сторону союзников. Бонапарту удалось избежать окружения, но в результате «битвы народов» он вынужден был отступить за Рейн. Империя агонизировала.

Наполеон упрямо рыл собственную могилу. Союзные монархи уже не предлагали ему мир с сохранением «естественных границ» на Рейне, Альпах и Пиренеях, но были готовы оставить Наполеона у власти, если он смирится с возвращением Франции к рубежам 1792 года. Но Наполеон продолжал сражаться. Уже на территории Франции, располагая главным образом юными, плохо обученными «мариями-луизами», он ухитрился нанести врагам несколько серьезных поражений. Однако его страна устала от неугомонного и кровожадного повелителя. Маршал Мармон открыл союзникам путь на Париж, другие маршалы вынудили Наполеона подписать отречение в пользу сына, а тем временем ловкий министр иностранных дел Талейран готовил возвращение Бурбонов. 31 марта 1814 года союзные армии вступили в Париж. Война была окончена. Несколько дней спустя в столицу своей страны в карете, украшенной почти забытым французами гербом — королевскими лилиями, въехал пожилой, тучный, страдающий от подагры человек с добродушным лицом и печальными глазами — Людовик XVIII, милостью Божьей и волей союзных держав новый король Франции, младший брат короля, сложившего в 1793 году голову на гильотине.

* * *

Для австрийской дипломатии главной задачей теперь было восстановление своего влияния в центре Европы, то есть прежде всего в Германии и Италии. Война против Наполеона вызвала подъем национальных чувств немцев. Либерально настроенные представители дворянства, интеллигентские круги, значительная часть бюргерства мечтали об объединении страны на новых условиях, более соответствующих духу эпохи. Многим из них представлялась удобной модернизированная модель «Священной Римской империи», идея восстановления которой витала в 1814 году в воздухе. Восторженный прием, оказанный Францу I во время его поездки по южной и западной Германии, свидетельствовал о том, что многие немцы видят в Габсбургах потенциальных объединителей страны. Эти люди сильно ошибались: единая Германия не только не входила в число приоритетов габсбургской политики, напротив — ее возможное появление было кошмаром, который лишал сна Франца I и его верного министра. «Если они хотят сделать меня тем, чем я был раньше, то покорнейше благодарю, — заявил император, — если же они хотят меня сделать чем-то другим, то любопытно, как это у них получится».

Единая Германия означала Германию национальную, а это противоречило и характеру дунайской монархии как многонационального государства, и природе самой власти Габсбургов, построенной на наднациональном принципе. Восстановление Германской империи означало бы для династии неизбежные проблемы с принадлежащими ей землями, населенными негерманскими народами, в первую очередь с Венгрией. Кроме того, попытка Габсбургов встать во главе новой Германии привела бы к столкновению с Пруссией, также рассматривавшей небольшие немецкие государства как зону своего влияния. Наконец, немецкие либералы, игравшие заметную роль в националистическом движении, никак не могли быть союзниками консервативной австрийской династии, которая придерживалась совершенно иных взглядов на общественное устройство и отрицала либеральный принцип суверенитета народа.

Меттерних, возведенный в 1813 году Францем I в княжеское достоинство, имел свои представления о будущем Германии. «С мыслью о системе, построенной на теснейшем сотрудничестве Австрии и Пруссии, усиленных Германским союзом, который находился бы под равномерным влиянием обоих этих государств, причем Германия не перестала бы представлять собой единый политический организм, — с такой инициативой выступает австрийский кабинет, — писал «серый кардинал» императора Франца одному из прусских министров. — Вся позиция Австрии и заключенные ею договоры проникнуты этим духом, который благодаря позитивному влиянию союза двух центральных держав предоставит Германии гарантию спокойствия, а всей Европе — основу для всеобщего мира».

Реализации этого проекта Австрии удалось добиться в договоре о создании Германского союза, который стал частью итоговых документов Венского конгресса европейских держав, подписанных 9 июня 1815 года. Это был союз князей, а не народов: в качестве его основателей выступили австрийский император, пять королей (Пруссии, Баварии, Саксонии, Ганновера и Вюртемберга), семь великих герцогов, десять герцогов, двенадцать князей, один курфюрст, один ландграф и четыре вольных города (Бремен, Гамбург, Любек и Франкфурт). Последний стал местом заседаний Союзного совета, состоявшего из представителей государств — членов союза. Председательство в совете закреплялось за Австрией. Границы Германского союза в основном соответствовали границам «Священной Римской империи»: в него не вошли как негерманские земли Габсбургов, так и восточная часть владений прусского короля.

В Италии Меттерних видел «географическое, а не политическое понятие». Он не скрывал своих опасений: «Единая Италия возможна лишь как соединение самостоятельных частей, из которых состоит этот полуостров. Такое соединение может иметь лишь форму республики». Поэтому новое государственно-политическое устройство Италии, одобренное Венским конгрессом, не содержало никаких элементов, общих для всех государств, расположенных на Апеннинах. Прежние князья, изгнанные Наполеоном из своих владений, получили их обратно — в том числе младшие ветви Габсбургов, тосканская и моденская. В состав самой австрийской монархии было включено Ломбардо-Венецианское королевство с центром в Милане. Высшая власть в этом псевдоавтономном образовании принадлежала вице-королю, которым впоследствии стал один из братьев императора, эрцгерцог Райнер, однако на практике его полномочия сильно ограничивались центральным правительством. Австрия стала доминирующей державой на Апеннинском полуострове.

Кроме того, решениями Венского конгресса Австрия была восстановлена в границах 1797 года, за исключением небольшой области Брейсгау, отошедшей к Бадену, и южных Нидерландов, ставших частью новообразованного Голландского королевства. Таким образом, через шесть лет после самого тяжелого из своих поражений габсбургская монархия вернула себе практически все утраченное в ходе войн с Францией, расширила свои владения в Италии и вновь стала одной из ведущих европейских держав. Выражаясь языком торговли, которую порой так напоминает дипломатия, Вене удался блестящий гешефт: «Россия, вынесшая на своих плечах главную тяжесть борьбы с Наполеоном, получила 2100 кв. км земли с 3 млн населения; Австрия — 2300 кв. км с 10 млн, а Пруссия — 2217 кв. км более чем с 5 млн немцев» (Цветков С. Александр I. М., 1999. С. 485).

Политика князя Меттерниха полностью оправдала себя. Однако до появления устойчивого баланса сил в масштабе всей Европы, равно как и восстановления консервативного внутриполитического устройства в ведущих европейских странах, что оставалось целью австрийской политики, было еще далеко. Непрочность военных и дипломатических успехов коалиции продемонстрировали «Сто дней» Наполеона, который в начале марта 1815 года бежал с острова Эльбы, где находился в ссылке, и в считанные дни восстановил свою власть во Франции. Победа союзников при Ватерлоо навсегда покончила с «корсиканским чудовищем», но тревога и волнения, испытанные европейскими монархами в эти дни, заставили их искать новые способы укрепления консервативной системы в Европе. Австрии предстояло сыграть одну из ведущих ролей в этом процессе. Многолетняя схватка с революцией, в которой Габсбургам ценой огромных усилий удалось загнать противника в угол, должна была быть продолжена иными, невоенными средствами.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 17 апреля 2016
Рубрика: XIX век, XVIII век, История, Книги, Наполеоновские войны, Общеисторические работы
Метки: , , ,

Последние опубликование статьи