Из истории боевой пневматики (пневматическое ружье системы Жирандони)

Размещенная ниже статья вызывает первоочередной интерес содержащимися в ней сведениями о пневматическом ружье системы Жирандони, принятом на вооружение габсбургской армии период наполеоновских воин.

Пневматическое оружие привычно относится в нашем сознании к разряду спортивного, учебного, в крайнем случае — досугового и охотничьего (или даже «рыболовного»). Однако история этого оружия содержит и более «солидные» страницы. Коснемся лишь некоторых примеров, чтобы взглянуть, как развивалось пневматическое оружие, и какое назначение отводилось ему на разных этапах развития. Пожалуй, наиболее интересны примеры из разряда оружия специального назначения, т.е. бесшумного оружия, оружия скрытого монтажа, портативных средств поддержки, вооружения боевых пловцов, высокоточного снайперского оружия. Во всех этих ипостасях пневматическое оружие проявило себя или, во всяком случае, пыталось проявить. Начать нам придется со времен, когда об «оружии специального назначения» и речи не могло быть. Однако некоторые его прототипы встретить можно и тогда.

Пневматика — один из наиболее древних видов метательного оружия. Возможность метать «снаряд» силой своих легких с помощью долбленой трубки человек открыл едва ли не столь же давно, как и возможность использовать для той же цели лук. С появлением пары «цилиндр-поршень» появилось и поршневое пневматическое оружие — александрийский механик Ктесибий, которому и приписывают создание пары «цилиндр-поршень», использовал ее не только в пожарном насосе, но и в модели метательного орудия «аэротрон» (250 г. до н.э.).

Возрождение интереса к «воздуходувным трубкам» в Европе заметно в эпоху Возрождения — поначалу это были попытки использовать сжатый воздух вместо дуги лука для метания коротких стрел-болтов или пулек по аналогии с арбалетами и аркебузами. Сохранилось, к примеру, описание пневматического ружья Бенвенуто Челлини (впрочем, на него, как и на Леонардо да Винчи, списывается множество полулегендарных изобретений).

Как ни странно, развитию пневматического оружия способствовало оружие огнестрельное — недостатки последнего побуждали оружейников искать замену пороху в ствольном оружии, и даровой «агент» в виде воздуха не мог не привлекать внимания. Одно из ранних таких пневматических ружей построил в 1430 г. в Нюрнберге оружейник Гуттер, а через сто тридцать лет его однофамилец в том же Нюрнберге представил свой вариант. Видимо, сказалось и знакомство европейцев в XVI в. с духовым оружием индейцев Южной Америки.

Пневматическая винтовка Б. Жирардони с запасными баллонами-прикладами

В венском Музее истории искусств хранится пневматическое ружье компрессорного типа, изготовленное в Германии около 1590 г. Внешне оно выполнено под ружье с колесцовым замком, но курок (снабженный даже губками для кремня) на самом деле служит для взведения поршня, движущегося внутри воздушной камеры. При нажатии на спуск плоская спиральная пружина резко продвигает поршень вперед, давление воздуха в камере возрастает, и пуля выталкивается из ствола — самая простая компрессорная конструкция, знакомая ныне многим по детским «духовым пистолетам». В 1600 г. Марень изготовил пневматическое ружье для Генриха VI, примерно в то же время сделал свое ружье Иоганн Оберлендер, опять же в Нюрнберге. Другим типом пневматического оружия того времени были ружья с воздуходувными мехами — такой компрессор был более привычен, чем поршневой.

Одна из таких конструкций имела пустотелый приклад, в котором монтировались мехи, сжимаемые пластинчатыми пружинами. Разведение пластин мехов (и сжатие пружин) производилось через особые шарнирные тяги поворотным ключом. Понятно, что получить высокие давления таким образом не удавалось.

Появляются и газобаллонные системы. В книге по артиллерии, изданной в Париже в 1607 г., описано пневматическое ружье Марин ле Буржо. К казенной части ствола крепится цилиндрический баллон со сжатым воздухом, между баллоном и стволом установлен управляемый рычагом клапан. Ружье должно было стрелять металлическими стрелками (В.Е. Маркевич, правда, упоминает более старинное пневматическое ружье с воздушным резервуаром в прикладе, изготовленное в Китае). Совершенствование пневматических ружей позволило уже в XVII в. использовать их на охоте — если раньше охотники, не желавшие связываться с грохочущим, дымящим и чувствительным к погоде огнестрельным оружием, использовали арбалеты, то теперь они (при наличии средств, конечно) могли выбрать пневматические ружья. В музее в Стокгольме хранятся два газобаллонных ружья явно охотничьего назначения, изготовленные в середине XVII в. для юной королевы Кристины Августы мастером Гансом Кёлером. В прикладе ружья смонтирован ручной нагнетательный насос, создававший повышенное давление в расположенном в средней части воздушном баллоне.

Георг Фер из Дрездена в 1653–1655 гг. изготовил пару пневматических ружей и пару пистолетов — все с воздушными баллонами и насосами. «Бесшумность» пневматического оружия начинает привлекать внимание не только охотников. При подготовке «кавалерами» очередного покушения на лорда-протектора Англии Оливера Кромвеля в 1655 г. заговорщики приобрели в Утрехте (Нидерланды) пневматическое ружье, стрелявшее на 150 шагов. Видимо, это первая попытка использовать «бесшумное» ствольное оружие в политическом убийстве — хотя пустить оружие в дело заговорщикам так и не удалось.

Работы Торичелли, Бойля, Мариотта, Папена, воздушный насос Отто фон Герике дали новые средства использования энергии сжатого воздуха. В 1695 г. работавший в Лондоне голландский мастер Андреас Долеп изготовил ружье со сферическим воздушным баллоном («глобусом») под стволом, но оно, как и многие другие, имело фальшивый кремневый замок. В ружьях германских оружейников г. Герлаха и Ц. Зарса воздушные баллоны располагались снизу или сверху ствола и накачивались ручным насосом. Исполнение ружей «под кремневые» имело целью не столько «маскировку», сколько удовлетворение интересов любителей — ведь и сейчас многие досуговые образцы пневматического оружия внешне выполняются «под боевые». Ружье, изготовленное, к примеру, И.Г. Гинтером около 1695 г., внешне ничем не отличается от обычного с кремневым ударным замком.

Также оформил свое ружье Ф.Й. Босслер из Дармштадта уже в 1750 г. — пневматические ружья семьи Босслеров, делавшиеся в 1730–1750-х гг., пользовались хорошей репутацией и неплохо покупались. В 1790 г. Мейер изготовил ружье с баллоном для сжатого воздуха, который позволял сделать несколько выстрелов подряд. В музее Метрополитен в Нью-Йорке хранится оригинальное дульнозарядное двуствольное ружье, созданное мастером Ла Моттом в Сент-Этьене в 1780 г. Левый ствол рассчитан на пороховой заряд и снабжен обычным ударным кремневым замком, а правый — пневматический, снабжен баллоном со сжатым воздухом, хотя внешне оформлен также и даже имеет фальшивый курок.

В том же XVIII в. появляется оригинальный тип маскированного оружия — стреляющие трости. По мнению ряда историков, такое оружие рассчитывалось не столько для опасающихся нападений путников, сколько для браконьеров — пряча приклад и казенник с замком под одеждой, а ствол в трости, можно было пронести оружие в частные охотничьи угодья. Возможно, для той же цели германский мастер Йозеф Прокоп изготовил где-то около 1750 г. разборное 9-мм пневматическое ружье, бронзовый ствол которого укрывался в полости ореховой трости. Верхней железной втулкой ствол крепился к казеннику с замком. С другой стороны к казеннику крепился на резьбе приклад, представлявший собой железный баллон со сжатым воздухом, укрытый кожаным чехлом. Пуля вкладывалась в ствол перед его присоединением к казеннику. Замок был собран открыто на левой стороне казенника и внешне выполнен под кремневый. Курок бил по верхнему плечу качающегося рычага, тот нижним плечом отжимал гнеток воздушного клапана. Длина собранного оружия — 1300 мм, ствола-трости — 930 мм, полная масса оружия — 2,9 кг. Оружие рассчитывали на прицельную стрельбу — мастер не только выполнил на нем прицел, но для удобства прицеливания даже снабдил приклад-баллон упором для щеки. По-видимому, все же заказчик ружья был достаточно состоятелен.

Как видим, к концу XVIII в. пневматическое баллонное и компрессорное (насосное) оружие было, хотя и экзотическим, но не столь уж редким. Характерно, что такое оружие, требовавшее высокой точности работы, делали в основном в Англии и в Центральной Европе, где механические ремесла были наиболее развиты. Пришла пора найти ему и военное применение.

В 1779 г. австрийский механик Бартоломео Жирардони (в Австрии его считали тирольцем, хотя по происхождению он был итальянцем) преподнес Иосифу II, эрцгерцогу Австрии экземпляр «многозарядного пневматического ружья», ставшего едва ли не самым массовым военным пневматическим оружием. Точнее было бы назвать это уникальное ружье магазинной казнозарядной пневматической винтовкой с предварительной накачкой. Деятельный эрцгерцог и члены Военного Совета оценили идею. Первоначальное их желание вооружить винтовкой армейских егерей разбилось о сравнительно низкую прицельную дальность стрельбы, и винтовка (ружье) была принята на вооружение особой части пограничной охраны. Занятно вспомнить, что еще за сто с лишним лет до того, в 1670 г., великий германский ученый г. В. фон Лейбниц, составляя проект военного уложения для германских земель, предлагал заменить «опасное» и «негуманное» огнестрельное оружие магазинными (!) пневматическими ружьями. Винтовка Жирардони имела восьмигранный нарезной ствол калибра 13 мм, сменный приклад-баллон, ударный дозирующий клапан и трубчатый магазин на 20 круглых пуль. Баллон конической формы соединялся с казенником на резьбе, герметизировалось соединение пропитанной водой кожаной манжетой приклада-баллона. Воздух накачивался в баллон ручным насосом (для этого требовалось около 1500 качаний), давление в нем достигало 33 атмосферы, чего вполне хватало, чтобы придать 10-граммовой пуле начальную скорость около 200 м/с (дульная энергия — 200 Дж). Одного баллона хватало на 20 достаточно убойных выстрелов, хотя баллистика, конечно, изменялась от выстрела к выстрелу — первые 10 пуль летели до 150 шагов, следующие падали ближе. Баллон заменялся стрелком на запасной в боевых условиях. Взведение спускового механизма производилось рычагом, имитирующим курок кремневого ружья с развитой спицей. При нажатии на спуск производился удар по шпильке клапана, кратковременно открывавшего резервуар. Канал ствола запирался поперечно скользящим затвором, поджатым справа пластинчатой пружиной. Пули размещались в трубке, укрепленной справа вдоль ствола, снаряжался этот постоянный магазин через переднюю откидывающуюся вбок крышку. Для перезаряжания нужно было сместить затвор вправо и поднять оружие стволом вверх — пуля под собственным весом опускалась в гнездо затвора, после чего он возвращался на место и удерживался от смещения пружиной. Ружье имело постоянный прицел со щитком-целиком, припаянным на верхнюю грань ствола. На одно ружье полагалось два запасных баллона-приклада. В принадлежность ружья, кроме того, входили пулелейка, эталонная пуля (пневматическое оружие требовало большей точности литья пуль), четыре жестяных пенала по 20 пуль, ускорявшие снаряжение магазина. На каждые два ружья выдавался насос. Постановка производства винтовки Жирардони потребовала нескольких лет — изготовление оружия с необходимой точностью требовало высококвалифицированных мастеров, причем мастера приводились к особой присяге о соблюдении секретности. Понятно, что и стрелки должны были пройти специальную подготовку по обращению со столь «тонким» оружием и его сбережению (к примеру, требовалось периодическое смачивание манжеты приклада, накачка воздуха в баллон тоже требовала осторожности — случалось, баллоны разрывало). Очевидные недостатки оружия компенсировались столь же очевидными достоинствами: высокая для того времени скорострельность (20 выстрелов в минуту против обычных 5–6), малошумный, беспламенный и бездымный выстрел, слабая отдача, сравнительно высокая кучность на небольших дальностях (дульнозарядные штуцера того времени также позволяли получить высокую кучность, но заряжание их было слишком мешкотным), возможность стрельбы в дождь и снег. Стрелки австрийской пограничной охраны использовали винтовки Жирардони с 1790 по 1815 г. — как раз в период коалиционных войн с Францией. В боях с французскими войсками они поражали офицеров и артиллерийскую прислугу на 100-150 шагах. Понятно, что столь коварное оружие весьма раздражало французов — Наполеон решился отдать приказ расстреливать или вешать на месте стрелков, захваченных с пневматическим ружьем в руках (в 1807 г. и сами французы пытались вооружить пневматическими ружьями минеров, но безуспешно). Упоминается использование винтовок Жирардони и в боях с турецкими войсками, когда Австрия приняла участие в русско-турецкой войне — во всяком случае, в российских музеях сохранилось несколько таких образцов. Это оружие можно назвать одним из прототипов бесшумного оружия специального назначения. После смерти Жирардони не осталось знатоков, способных поддерживать оружие в исправности, да и эффективность их многими ставилась под сомнение, и в 1815 г. последние ружья были сданы в цейхгауз, отдельные экземпляры всплыли во время волнений 1848–1849 гг. После Венского конгресса 1815 г. датский король Фридрих VI увез домой винтовку Жирардони и распорядился изучить возможности подобного оружия. Н.Й. Лёбниц даже разработал многоствольное пневматическое оружие вроде старинных «органов» или появившихся позже картечниц, но успеха работы не имели. Любопытно упомянуть, что в 1820-е гг. Мэнсон в Англии, обойдя вниманием опыты с пневматикой, предлагал ввести на вооружение британской армии в качестве бесшумного оружия лук. Выдающийся французский оружейник С.И. Паули пытался использовать энергию сжатого воздуха для других целей — воспламенения порохового заряда в своем казнозарядном ружье. Эта оригинальная идея совмещения пневматики и огнестрельного оружия нашла свое воплощение 180 лет спустя опять же в Австрии (!) — в 1995 г. фирма «Фоере» выпустила 5,56-мм винтовку VEC-91 и пистолет VEC-95 под безгильзовый патрон V/L, заряд бездымного пороха которого воспламеняется струей воздуха при резком сжатии. Но это — уже из другой темы.

Систему Жирардони пытались использовать и другие — так, венский оружейник Й. Контринер модифицировал ее в своем 20-зарядном охотничьем штуцере калибра 13 мм, но коммерческого успеха не добился. Не более успешными оказались попытки Шембера в той же Вене (1830) и Штауденмайера в Лондоне (1800). Огнестрельное оружие вступило в полосу стремительного развития (капсюльное, казнозарядное оружие, металлический патрон и т.д.), пневматическое оставалось уделом отдельных мастеров-оружейников. Французский изобретатель Карбон предлагал военному ведомству свою 4,5-мм винтовку с газовым баллоном, которого должно было хватать на 800 выстрелов, но система оказалась слишком капризна. Однако развивались и технологии производства, и в 1876 г. Генри Маркус Куакенбуш запатентовал вполне пригодную для серийного производства недорогую конструкцию пневматической винтовки для комнатной стрельбы на дальности до 10 м. Винтовки «Куакенбуш», выпускавшиеся в нескольких модификациях в США и Германии, и винтовки «Дэйзи» (системы Кларенса Гамильтона 1888 г.) положили начало широкой популярности пневматического оружия как дешевого и сравнительно безопасного учебного и спортивного.

К боевой пневматике еще пытались возвращаться. В частности, в годы Второй мировой войны, теперь уже прямо в связи с необходимостью создания оружия специального назначения. Немалую работу проделали в Великобритании. К пневматическому оружию здесь относились достаточно серьезно, английские охотники стреляли из пневматических винтовок и ружей B.S.A. мелкую дичь: тетеревов, куропаток, зайцев. Конечно, человек — не куропатка, но пневматическое оружие казалось привлекательным, благодаря все той же малошумности, низкому уровню давления (а значит, слабой отдаче) и температур в канале ствола. Это позволило бы использовать его на малых дальностях для выведения из строя противника, приборов наблюдения, охранных систем, стрельбы специальными пулями. Малошумность особенно привлекала британское Управление специальных операций — огнестрельное бесшумное оружие находилось тогда в начале своего развития, пневматика и арбалеты казались еще неплохой альтернативой (как было в свое время с охотничьим оружием).

Одним из наиболее занятных решений стала зажигательная пуля типа «Диабло» для пневматической винтовки калибра 5,6 мм (касаться здесь пневматических огнеметов и водометов мы не будем — это совсем другая тема): внутри свинцового колпачка размещался фосфорный состав, прикрытый сзади изолирующей пленкой, для сохранения устойчивости головная часть пули утяжелялась. При ударе пленка разрушалась и состав воспламенялся от соприкосновения с воздухом. Правда, эффективность такой пульки остается сомнительной, да и носить их с собой было небезопасно.

В 1943 г. для УСО («Управление специальных операций») разработали стреляющую авторучку «Дарт-Пен» поршневой схемы, метавшую стальную оперенную стрелку размером с граммофонную иглу. Ствол-цилиндр небольшого диаметра, заранее снаряженный стрелкой, ввинчивался в корпус «ручки». Винтовая цилиндрическая пружина толкала вперед поршень, движущийся в основном корпусе. Поршень сжимал воздух, перегонял его в передний цилиндр меньшего диаметра, за счет чего стрелка получала достаточную начальную скорость. Спуском служила небольшая кнопка на корпусе. Перезаряжание можно было произвести за 15 секунд с помощью специальной кассеты. Длина «Дарт-Пен» составляла 154 мм, длина ствола — 35 мм. Эта «вторучка» считалась оружием психологического, точнее несмертельного действия, для временного выведения противника из строя. Утверждают, правда, что стрелка могла нести и дозу яда (для этого служила деревянная стрелка — пористое дерево лучше удерживало яд) — отравленные стрелки и пульки для пневматического оружия, своеобразные наследники отравленных стрелок индейцев Южной Америки, привлекали тогда внимание ряда спецслужб. До конца войны англичане успели разработать и миниатюрный пневматический револьвер длиной 85 мм и толщиной 12,7 мм, снаряжавшийся 15-ю стрелками. Стрелка длиной 16 мм изготавливалась из стали (в варианте несмертельного оружия) или твердого дерева (в «отравленном» варианте). Пневматический способ метания был тут предпочтителен еще и из-за отсутствия высоких температур, повреждающих стрелку и разлагающих яд. Германские источники называют среди использовавшихся ядов кураре и сакситоксин. Однако о применении такого оружия достоверных сведений нет (заметим, что пневматический пистолет, отстреливающий капсулу с ядом, глухо упоминается в связи с убийством в 1978г. в Лондоне болгарского диссидента Георгия Маркова).

Пример англичан оказался заразителен для американских коллег из Управления стратегических служб, хотя американцы и не очень то привыкли относиться к пневматическому оружию, как к чему-то серьезному. Созданная для УСO авторучка «Эйр-Пен» работала по тому же принципу, что и британская «Дарт-Пен», но метала более тяжелые стрелки — оружие предназначалось против сторожевых или патрульных собак. При выстреле оружие следовало держать одной рукой, а второй повернуть насеченное кольцо в дульной части. «Эйр-Пен» имела длину 152 и диаметр 12,7 мм, ее можно было и перезарядить.

Для решения снайперских задач американцы выбрали компрессионную пневматическую винтовку многоразовой накачки «Кросман» Модель 102. Для повышения пробивного действия пульки решили заменить свинец сталью, а головную часть пульки сделать остроконечной — повышалась прочность пули, а уменьшение массы повышало начальную скорость (правда, и потеря скорости в полете у легкой пули была больше). Дабы стальная пуля не портила сравнительно мягкий ствол оружия, ее покрывали тонким слоем меди. Однако в 1944 г. УСO закупило у фирмы «Кросман» вместе с 1000 винтовок Модели 102 калибра 5,6 мм (.22) около миллиона свинцовых пуль к ним, потребовав только более высокой точности их изготовления, что говорит о намерении использовать винтовки для «ближнего снайпинга» (бесшумное оружие вообще используется на меньших дальностях, чем обычное), пусть даже с сомнительным поражающим действием. Часть этой партии была направлена в Бирму 101-му подразделению УСС, но о конкретном применении оружия и его результатах не сообщается. Огнестрельное бесшумное оружие, выйдя из поры отрочества, скоро оставило позади и пневматических, и пружинных конкурентов. Однако уровень звука выстрела из пневматической винтовки (101 дБ) все-таки стал своего рода эталоном при определении эффективности глушения звука выстрела в огнестрельном оружии.

А во время вьетнамской войны та же фирма «Кросман» получила от ЦРУ — преемника УСO — заказ на новый пневматический комплекс уже иного назначения — стрелка должна была нести датчик разведывательно-сигнализационной системы с передающим устройством и фиксировать его на предмете (любители кино могут вспомнить подобное вполне реальное устройство, отстреливающее радиомикрофон в комедии «Высокий блондин в желтом ботинке»). Но эти устройства, как и полицейские метатели для боеприпасов несмертельного действия — уже из разряда спецсредств, а не оружия.

После Второй мировой войны развернулись исследования в области создания подводного стрелкового вооружения для боевых пловцов. Среди прочего на вооружение к ним попали и гражданские пневматические и гидропневматические гарпунные ружья для подводной охоты, модернизированные под специфические задачи. Однако для такого оружия характерны большие габариты, значительная масса, малая скорострельность, незначительная мощность, обеспечивающая фактическое движение пули (гарпуна, иглы) на дальность 5-10 м и крайне низкая кучность стрельбы. В печати, правда, сообщалось о наличии на вооружении зарубежных боевых пловцов универсальных пневматических пистолетов, обеспечивающие дальность стрельбы стальными иглами калибром 4-5 мм и длиной 30-60 мм под водой до 10 м, а в воздухе — до 250 м (последнее более чем сомнительно). Причем иглы могут опять же снабжаться ампулами с отравляющими веществами. Но и здесь гораздо больший успех имело огнестрельное подводное оружие различных схем.

Статья опубликована в журнале «Оружие» (25.08.2003), а затем на сайте «Оружейный портал Юга России»



Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 12 июля 2010
Рубрика: Винтовки и карабины, Вооружение
Метки: , ,

Последние опубликование статьи