Пушки и турки: христианский мир даёт отпор

Юрий Тарасевич

Европа, в 1526 году вновь столкнувшаяся с османской угрозой, так и не смогла сплотиться перед ней. Главные центры силы тогдашнего христианского мира, Франция и «всемирная империя» Карла V Габсбурга, больше внимания уделяли борьбе друг с другом, чем с внешним (относительно Европы) противником. В результате в 1527–1529 годах сразу на двух направлениях: в Средиземном море и в Юго-Восточной Европе — европейцы потерпели несколько ощутимых поражений.

Война Коньякской лиги

В том самом 1526 году, когда османский султан идёт войной на Венгрию, папа Климент (Медичи) устраивает союз против императора, ставшего слишком сильным в Италии. В союз входят Милан, Венеция и Флоренция; приглашают в него и французского короля Франциска. Весной 1527 года союзники заручаются поддержкой английского короля Генриха, а 2 июля того же года присоединяется к союзу и венгерский «антикороль» Янош Заполья.

Интересная особенность политической программы союза, получившего название Коньякской лиги, — лозунги свободы и независимости Италии как целого, то есть протонационализм. Начинается новая война короля Франциска и императора Карла (1527–1529), она же — очередная итальянская война.

«Горячие точки» Европы в 1529 году (Исходная карта из атласа Шепарда)

«Горячие точки» Европы в 1529 году (Исходная карта из атласа Шепарда)

Война складывается неудачно для Лиги: её армии терпят ряд чувствительных поражений. Один из главных городов Лиги, Рим, был практически уничтожен в мае 1527 года во время римской резни. Папа Климент практически выходит из созданной им же Лиги и, более того, начинает способствовать императору.

В 1528 году на сторону императора переходит генуэзский адмирал Дориа, контролирующий генуэзский флот — наиболее значимую в то время на Средиземном море силу после испанской и венецианской. В июле — августе 1529 года король Франциск заключает с императором сепаратный мир и покидает Лигу. Итальянские союзные города продолжают сопротивление. Флорентийская республика практически в одиночестве выстаивает до августа 1530 года, но окончательно вынуждена сдаться и вновь вручить власть семье Медичи. На том и завершается война Коньякской лиги.

Тем временем дела христианской Европы ухудшаются сразу на двух театрах военных действий: средиземноморском и юго-восточном.

Средиземное море, 1529

Осада Пеньона, 6–21 мая 1529

Испанская крепость на острове у входа в порт Алжир не получает вовремя пороха, о чём лазутчики доносят исламскому морскому командиру Хайреддину Барбароссе. Тот же не только отлично снабжён боеприпасами, но и обзаводится к тому времени с помощью османского султана тяжёлой артиллерией. 6 мая начинается 15-дневная непрерывная бомбардировка крепости, после которой силы Хайреддина, основу которых составляет присланный султаном отряд янычаров, берут её штурмом. Испанский комендант Мартин де Варгас отказался принять ислам и был забит до смерти на месте.

Кроме того, Хайреддину удаётся захватить флотилию из девяти испанских кораблей, прибывшую со снабжением вскоре после падения крепости. По приказу Хайреддина укрепления Пеньона были разрушены, а остров в последующие два года соединён каменной дамбой с материком. Таким образом, в руки исламских морских командиров попадает важнейший стратегический опорный пункт европейцев в Западном Средиземноморье.

Битва у острова Форментера, 28 октября 1529

Морская битва у острова Форментера (к юго-западу от Майорки) происходит между испанской эскадрой под началом адмирала Портуондо и эскадрой магрибского морского командира Айдина Чёртова Охотника. Портуондо имеет 9 хорошо вооружённых галер, Айдин — 15 галиотов, притом Портуондо удаётся застать Айдина, когда галиоты того вытащены на берег. Но эскадра Портуондо только что доставила императора Карла, следующего на коронацию в Геную, и возвращается домой. На кораблях лишь половина обычного пехотного контингента.

Всё же корабли Портуондо многократно сильнее по огневой мощи и в состоянии просто расстрелять неподвижного противника. Однако адмирал желает получить награду в 10 тысяч эскудо за возвращение увозимых Айдином морисков, мусульманских подданных императора, и пытается захватить вражеские корабли.

Неудачное маневрирование Портуондо даёт Айдину возможность вывести в море свои галиоты и одолеть испанцев, противопоставив свой манёвр превосходящей огневой силе. Сам Портуондо убит ружейным выстрелом во время боя. Пленников мусульманами захвачено столько, что им на кораблях «двинуться невозможно».

Эскадра Айдина, «удвоившая свою численность», торжественно входит, подняв все флаги и паля из пушек, в Алжир, где правит Хайреддин Барбаросса. Первое открытое сражение военных флотов императора Карла и исламского флота (опосредованно — султанского) завершается унизительным поражением «христианской стороны».

Битва у Форментеры привлекает большое внимание в верхах христианского мира. 15 ноября 1529 года императору пишет архиепископ Толедо, указывая, что «…империя может потерять морскую торговлю на Средиземном море к востоку от Гибралтара», и призывает императора «с большим флотом уничтожить Барбароссу в его собственном логове [в Алжире]». Иначе «деньги, потраченные лишь на защиту, бросаются на ветер».

Одно из последствий форментерского разгрома — передача императором в 1530 году островов Мальта, Гозо и Комино во владение рыцарскому Ордену Святого Иоанна, потерявшему свою базу на Родосе в 1522 году, — дабы рыцари «направили свои силы и оружие против подлых врагов Святой Веры».

Венгрия и Австрия, 1529

Кампания 1529 года на карте 1528 года «Tabula hungariae»

Кампания 1529 года на карте 1528 года «Tabula hungariae»

Претензии на корону и земли Венгерского королевства после разгрома 1526 года и гибели короля Людовика Ягеллона предъявляет — благодаря хитросплетениям феодального наследования — Фердинанд Габсбург. С ним соперничает Янош Заполья, сам себя провозгласивший королём и имеющий поддержку части знати — и, что важнее, султана Сулеймана. В 1527–1528 годах Фердинанд отбирает у османов и «антикороля» Заполья несколько важных крепостей в Венгрии, в том числе столицу Буду. В 1529 году султан начинает новую большую войну, на сей раз против короля Фердинанда. Заполья — теперь уже недвусмысленно — переходит на сторону султана.

Локализация предыдущего фрагмента на карте Восточной Европы

Локализация предыдущего фрагмента на карте Восточной Европы

10 мая 1529 года из Константинополя выходит султанская армия «в 250–300 тыс. чел. с 300 орудиями». 20 июня армия в Софии, 30 июня — у Ниссы, 14 июля — между Гавалой и Белградом. 3 августа завершена переправа через Саву, 5 августа армия у Эссека (ныне Осиек); к 10 августа становится лагерем у Мохача. 20 августа продолжен поход на Буду. Заполья в это время движется по левому берегу Дуная, на Пешт.

Неожиданным союзником короля Фердинанда выступает погода. В Центральной Европе в 1529 году льют непрестанные дожди, следствием чего становятся разлив рек, размытые дороги и смытые мосты. Гибель урожая лишает османов источника местного снабжения. В результате султанское войско тратит на поход лишние шесть недель.

Тем не менее 2 сентября османы доходят до Буды и предъявляют её защитникам ультиматум о сдаче.

Осада Буды, 3–8 сентября 1529 года

После того как у Буды 3 сентября появляется сам султан, начинается артиллерийский обстрел города с позиций на горе Геллерта. Гарнизон крепости слаб и включает два отряда (нем. Fähnlein; 1 отряд составляется из нескольких рот) австрийских ландскнехтов под началом капитанов Кристофа Бессерера из Ульма и Ганса Траубингера. После нескольких штурмов и потери Нижних ворот защитники отступают в малопригодный для обороны королевский замок под руку главнокомандующего Тамаша Надашдя.

Солдаты, однако, не желают «сражаться в неравных условиях» и начинают требовать от начальников сдачи. Наконец они захватывают своих командиров и вступают в переговоры с османами. 8 сентября гарнизон сдаётся под свободный выход.

Среди янычаров, которые таким образом лишаются «законного грабежа», вспыхивает бунт, который приходится подавлять силой. Впрочем, янычары всё равно нападают в пригородах на вышедший гарнизон, к которому присоединяются многие горожане; солдат обезоруживают, а потом вырезают, и лишь немногие конные спасаются бегством. Жителей забирают в рабство. Надашдь убегает в Пешт, где попадает в плен к Заполья. Тот отпускает Надашдя под обещание не служить более королю Фердинанду.

Так или иначе, на ком бы ни лежала за быструю сдачу Буды, на гарнизону или Надашде, венгерская столица почти не задерживает султана на его пути к Вене. 14 сентября поход османского войска продолжается.

«Молниеносная война» 1529 года

Крепости, прикрывающие подходы к Вене, попадают в руки султана почти без сопротивления. Вышеград не подготовлен к защите палатином Баторием; архиепископ Вардай открывает туркам ворота Эстергома (нем. Гран); брошены гарнизонами Тата (нем. Тотис) и Комаром (нем. Комарн); оставлен и сожжён Дьёр (Рааб); без боя сдан Альтенбург. Османам удаётся захватить в целости важный мост через Дьёр. Держится лишь гарнизон Прессбурга (ныне Братислава) из 600 бойцов под началом Вольфганга Ёдера, хотя помешать проходу султанского войска по противоположному берегу Дуная защитники города не в силах. Им удаётся лишь потопить артиллерийским огнём несколько судов, везущих тяжёлые орудия.

Ещё с 18 сентября австрийские земли к югу от Дуная опустошают до 30 тысяч лёгких конников-акинджи. 19 сентября они замечены вблизи Вены. 21 сентября со стен Вены замечены патрули султанского войска. 23 сентября, после завершения переправы через Лейту, султан назначает войскам смотр. 24 сентября Вене предъявляется ультиматум: безоговорочная сдача, и тогда османское войско даже в город не войдёт, или сопротивление, сломив которое, турки всё сожгут и разрушат и «…ни старого, ни малого не пощадят». Ультиматум оставлен без ответа.

Однако султан в этот момент находится в цейтноте: погодные условия не просто отнимают у него лишние шесть недель пути, но и оставляют лишь один месяц для собственно осады (на самом деле даже этого месяца у султана не оказывается, снова из-за погоды). Более того, из-за распутицы часть самых тяжёлых орудий оставлена ещё в Белграде, и ещё часть тяжёлых орудий — в Венгрии.

Первая осада Вены, 25 сентября — 14 октября 1529 года

Вена и ближайшие окрестности в дни осады 1529 года. Красным помечены некоторые горячие точки осады, зелёным — главные батареи и осадные ходы османов. Нуссдорф примерно в 5 км к северу

Вена и ближайшие окрестности в дни осады 1529 года. Красным помечены некоторые горячие точки осады, зелёным — главные батареи и осадные ходы османов. Нуссдорф примерно в 5 км к северу

25 сентября османский авангард под началом великого визиря Ибрагима оказывается у стен Вены. Подтягиваются основные силы. 26 сентября султан размещает свою штаб-квартиру на горе Лаа.

По Купельвизеру, в Вене к началу осады собрано 17 тысяч пеших, 1400 единиц тяжёлой и 1200 лёгкой конницы под общим командованием графа Никласа фон Зальма. Сам король Фердинанд отступает в Линц. Защитники собраны в основном из австрийских и прочих немецких земель; имеются не менее 2 тыс. единиц богемской (чешской) пехоты и 700 испанских стрелков с мушкетами. По Хаммеру, гарнизон составляет 16 тысяч из вообще имеющихся в Вене 20 тысяч человек.

Укрепления Вены устаревшего типа: кольцевая городская стена и до 20 башен и воротных укреплений. Высота стен — 4–6 метров, толщина — до 3 метров. Деревянные боевые галереи местами столь узки, что двоим не разминуться, и на них поднимаются по приставным лестницам. Чинить и усиливать укрепления Вены начинают «лишь в последний час», когда султан уже выступил в поход; владельцам окрестных лесов предписано доставлять в Вену дерево. Один из главных руководителей фортификационных работ — архитектор и мостостроитель Иоганн Черте (Tscherte).

Вид на Вену примерно с юго-запада в атласе Брауна и Хогенберга 1570-х годов. За вычетом добавленных позднее бастионов, это те же укрепления что и в осаду 1529 года

Вид на Вену примерно с юго-запада в атласе Брауна и Хогенберга 1570-х годов. За вычетом добавленных позднее бастионов, это те же укрепления что и в осаду 1529 года

Все пригороды-форштадты за пределами городских стен решено разрушить; оставляют и даже дополнительно укрепляют лишь пригород со стороны ворот Штубен (примерный перевод — «Избяные»), включая монастырь Св. Николая. При Бобровой башне («Biberthurm») выстраивают прикрывающее земляное укрепление; у церкви близ Избяных ворот — кавальер. Уже в ходе осады защитники устраивают дерево-земляной кавальер у монастыря августинцев.

От Бобровой до Соляной башни городская стена прикрыта рвом, преимущественно сухим; контрэскарпы вблизи мостов облицованы камнем и кирпичом. Выходы в ров оставлены для вылазок. Ворота, кроме Соляных, замурованы, городские мосты завалены, но не разрушены. Прикрытые пути и внешние укрепления в источниках не упоминаются.

Артиллерию в старых укреплениях удаётся установить лишь на башнях Каринтийской («Kärntnerthurm»; близ одноимённых ворот «Kärntnerthor»), Замковой («Burgthurm») и Бедноте («im Elend»), а также на Шотландских воротах («Schottenthor»).

В городе имеются 74 пригодных орудия:

Также в собственности города находится большое число полных и половинных гаков-гаковниц.

Хаммер насчитывает в Вене 72 орудия: 5 зингеринов, 3 картауны, 3 больших нотшланга, 11 полушлангов, 34 фалькона, 2 фальконета, 6 двойных гуфниц, 2 камнестрельные пушки, 1 большую и 5 малых мортир.

Речная флотилия защитников на Дунае включает 28 больших и малых кораблей и несколько сот лодок-насад.

Артиллерия султанского войска — это, по османским источникам, всё те же 300 орудий (Джовий пишет о 400 орудиях), среди которых, однако, по известным причинам мало тяжёлых. Османский артиллерийский парк устроен у монастыря Св. Марка у Венской горы и защищён рвом и тыном. Типы османских орудий, перечисляемые Купельвизером: «сарбун» («зарбзен»), «шахи», «колумбурна», «бедлушка» («бадалушка»), камнестрелы, мортиры, «огневые коты» и «огневые собаки» («Feuerkatzeu und Feuerhunde») — орудия для стрельбы зажигательными снарядами. На Дунае у османов около пяти сотен лодок-насад.

Немедленно после окружения города начинают работать османские сапёры. Устанавливаются осадные батареи, из которых одна имеет 8 тяжёлых орудий. Янычары укрепляются в развалинах пригорода со стороны Каринтийских ворот и берут эту часть укреплений под сильный обстрел: «Пули и стрелы падают как град; кто пойдёт по Каринтийской улице, крепко пожалеет».

Утром 27 сентября османы высаживаются с 200 лодок-насад и полностью замыкают кольцо окружения у Длинного моста. Свою базу османская речная флотилия устраивает у Нуссдорфа. Таким образом, почти полностью заблокированы попытки сообщения между городом и королём. Пфальцграф Фридрих, идущий к городу с имперскими войсками, поворачивает обратно, оставляя наблюдательный пост на горе Бизамберг.

28–30 сентября продолжается обстрел города и в разных местах случаются бои и стычки; вылазки осаждённых неудачны. В городе вводятся реквизиции продовольствия; выдача пищи войскам ограничена. Погода, однако, способствует осаждённым, поскольку к сильным ветрам и дождям добавляются ранние заморозки.

1 октября защитники Вены от перебежчика узнают, что у Каринтийских ворот заложены мины. Некто Георг Хофер вызывается их обезвредить. И действительно, под его руководством к следующему дню защитники обнаруживают мину, которую обезвреживают «за час до того, как её собирались взорвать».

Осада Вены на гравюре Ганса Зебальда Бехама. Раскрашенный её вариант напечатан Мельдеманном. Как обычно на подобных батальных панорамах XVI века, всё происходит одновременно и стороны различаются лишь флагами и головными уборами. Зритель смотрит от собора Св. Стефана (башня внизу) на юго-запад, на участок укреплений от Каринтийских ворот (слева) до замка и Замковых ворот (справа). Изображены, среди прочего, установки австрийских пушек на деревянных платформах за бойницами в старых стенах, подрыв мины под стеной и османские батареи в пригороде-форштадте

Осада Вены на гравюре Ганса Зебальда Бехама. Раскрашенный её вариант напечатан Мельдеманном. Как обычно на подобных батальных панорамах XVI века, всё происходит одновременно и стороны различаются лишь флагами и головными уборами. Зритель смотрит от собора Св. Стефана (башня внизу) на юго-запад, на участок укреплений от Каринтийских ворот (слева) до замка и Замковых ворот (справа). Изображены, среди прочего, установки австрийских пушек на деревянных платформах за бойницами в старых стенах, подрыв мины под стеной и османские батареи в пригороде-форштадте

К этому времени становится ясно, что главные усилия осаждающих направлены на участок укреплений от монастыря Св. Августина до стены между Каринтийскими и Избяными воротами. Сюда прокопаны многочисленные ходы-апроши, прикрытые земляным бруствером. Артиллерийский огонь направлен на возможные наблюдательные пункты: башню собора Св. Стефана и прочие высокие здания.

Главным средством осады, за неимением тяжёлых пушек, османы делают минную войну. На угрожаемых участках защитники устраивают круглосуточные дежурства; прокладываемые ходы пытаются обнаруживать с помощью таких приспособлений, как горох, насыпанный на туго натянутый барабан, или сосуд с водой.

6 октября защитники предпринимают вылазку крупными силами, которая, однако, отбита с большими для них потерями. 7 октября османы попытались взорвать стену у церкви Св. Клары, но «только шуму наделали».

9 октября в 2 часа дня взорваны две мины в стене близ Каринтийских ворот в сторону церкви Св. Клары. Последующий штурм длится до 5 часов дня. 10 октября продолжается артиллерийская перестрелка; в то же время османы пытаются взобраться на стены. Бреши заложены защитниками, за ними прокопаны рвы и устроены внутренние, «пизанские» стены.

11 октября в 8 часов утра взорвана мина под Каринтийскими воротами; штурм длится до полудня, но ведётся лишь частью сил, поскольку брешь получилась недостаточной ширины.

12 октября в 3 часа ночи, «при ясной луне», взорваны две мины между Каринтийскими и Избяными воротами, открывшие широкую брешь. Сразу после взрыва османы бросаются на штурм, но неожиданно для себя сталкиваются со встречной атакой ландскнехтов и испанцев под развёрнутыми знамёнами; штурм неудачен.

К этому времени призывы венского военного совета к пфальцграфу Фридриху о помощи становятся всё более отчаянными. В городе кончается продовольствие; потери в живой силе существенны. Но и для султана время истекает: в середине октября начинаются холода, а линии снабжения османов растянуты.

На 14 октября султан назначает генеральный штурм. Около полудня 14 октября у Каринтийских ворот взорваны две мины, образовавшие бреши шириной до 80 метров. Третья мина, подведённая под замок, своевременно обнаружена и обезврежена изъятием из неё нескольких тонн пороха. Османские штурмовые отряды находятся в готовности с утра и немедленно бросаются на приступ. Однако все атаки к 2 часам дня отбиты с большими потерями для атакующих.

В тот же день султан приказывает начать отступление на зимние квартиры в Белград. С 9 вечера 14 октября османы убивают пленных и жгут и уничтожают всё, что не могут вывезти. 15 октября они снимают лагерь; орудийным огнём из города потоплены некоторые османские лодки-насады с погруженными на них орудиями. 16 октября лагерь пуст. В Вене служится благодарственная месса.

Потери венского гарнизона составляют 1,7 тысячи человек, потери горожан — до семисот человек. Османы теряют, по разным сообщениям, от 10 до 80 тысяч. Оценка Купельвизера говорит о 40 тысяч потерь, включая потери в отрядах конников-акинджи. Кроме того, уже на обратном пути, в болотах близ Альтенбурга, османы теряют часть артиллерии. 20 октября султан в Дьёре; 25–29 октября — в Буде. В Пеште войско переправляется через Дунай. 6 ноября османская армия в Петерваради; 10 ноября в Белграде. 16 декабря султан возвращается в Константинополь, въезд его в столицу обставлен со всей пышностью, как в честь большой победы.

Неудача венской осады 1529 года — не первое большое поражение Османского султаната (можно вспомнить, например, разгроме его войска Тамерланом при Анкаре в 1402 году) и не первая неудачная осада важной крепости (был, например, Белград в 1456 году). Однако это первая большая неудача султана Сулеймана и первая остановка «неудержимого натиска турок», причём произошедшая уже в эпоху книгопечатания, когда информация оказывается доступной массам и её подача становится предметом стратегии. Первое поражение турок, притом учинённое Габсбургами — императорской семьёй — широко распропагандировано и становится своеобразным «мемом» той эпохи.

Артиллерийская техника первой венской осады

ТНа австрийской стороне в венской осаде действуют хорошо известные максимилиановские образцы.

Видимо, одна из венских «певиц» («зингерин»)

Видимо, одна из венских «певиц» («зингерин»)

Орудие, обозначенное в рукописи как «Hagelbüchse» («градобойное орудие»). Возможно, именно «двойная гуфница» венской осады

Орудие, обозначенное в рукописи как «Hagelbüchse» («градобойное орудие»). Возможно, именно «двойная гуфница» венской осады

Типичный бронзовый шланг неустановленного калибра на максимилиановском лафете «полной» длины; до коробчатого лафета остаётся один шаг

Типичный бронзовый шланг неустановленного калибра на максимилиановском лафете «полной» длины; до коробчатого лафета остаётся один шаг

Два половинных шланга на «коротком» максимилиановском лафете. Верхний в походном положении, нижний установлен для стрельбы

Два половинных шланга на «коротком» максимилиановском лафете. Верхний в походном положении, нижний установлен для стрельбы

Мортира «Шмель»

Мортира «Шмель»

Малые мортиры

Малые мортиры

20-фунтовые «зингерины» — самые крупные орудия австрийской стороны при осаде 1529 года — серия из шести орудий, объединённых именем собственным, буквально означающим «певицы» («шесть дам, поющих в один голос»). Таким образом, в данном случае речь идёт не о 50-фунтовых зингеринах из немецких «Воинских наставлений» XVI века.

16-фунтовые картауны — возможно, это «короткие» картауны из максимилиановского «Zeugbuch» или ошибочно названные «четвертьпушки» старых образцов.

Двойные гуфницы — это, очевидно, короткоствольные крупнокалиберные орудия под каменный снаряд; возможно, даже сравнительно нового времени изготовления.

Немецкие лёгкие орудия: полушланги, фальконеты и прочие — играют важнейшую роль в венской осаде. Установки для них самые разнообразные, бургундские и максимилиановские.

Мортира «на 100 фунтов камня» — это, скорее всего, «Шмель», а 25-фунтовые мортиры — «мортиры для фейерверков» из максимилиановских «Zeugbuch».


Источники и литература:


Статья опубликована на сайте WARSPOT: http://warspot.ru/7989-pushki-i-turki-hristianskiy-mir-dayot-otpor

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 1 мая 2017
Рубрика: X–XVII века, Артиллерия, Вооружение, История
Метки: , ,

Последние опубликование статьи