Пушки и турки: Мохачское поле

Юрий Тарасевич

Во 2-й четверти XVI века христианская Европа «в превеликом смятении пребывает». Вражду монархов из-за власти над Италией сменила всеевропейская вражда короля Франции Франциска и императора Священной Римской империи Карла из-за власти «над миром». Бунтуют низы — в Германии вспыхивает мощное крестьянское восстание. Из немецких земель по Европе разлетается протестантская весть — боевая идея растущей в силе буржуазии. Тем временем христианскую Европу всё более чувствительно теснят с юго-востока Османский султанат, а в Средиземном море — исламские государства Северной Африки. В 1525 году на континент снова приходит чума.

Войны и бедствия, и особенно — видимая неспособность христианнейших владык противостоять турецким «язычникам», провоцирует настроения «жизни в последние годы творения». Лютер складывает псалом «Бог — моя твердыня» в дни, когда турки стоят у стен Вены. Великих бед европейцы ждут и от 1533 года — полуторатысячелетней годовщины смерти Христа.

Венгерская война, 1526

В эти же годы французская монархия становится — на века — «стратегическим другом» османской монархии. Ещё в 1525–1526 годах король Франциск сговаривается с султаном Сулейманом, дабы тот поддержал его «законные обиды» против императора. В 1526 году исламские флотилии зимуют, с королевского разрешения, в Тулоне. Франция поставляет османам оружие и стратегическое сырьё. В 1535 году король и султан заключают «договор о капитуляциях», дающий большие преимущества французским торговцам в Леванте.

Кампания 1526 года до Мохача на карте 1528 года «Tabula hungariae»

Кампания 1526 года до Мохача на карте 1528 года «Tabula hungariae»

Предложенный королём Франциском султану Сулейману способ «образумить несправедливого и неуступчивого императора Карла» — военный поход в венгерские земли — вполне совпадает со стратегическими замыслами самого Сулеймана.

Ещё в январе 1526 года окруженцы, выходящие из-за новой турецкой границы, сообщают, что султан готовится в этом году идти войной на Венгрию. 23 апреля 1526 года султан Сулейман выходит со «100 тысячами войска и 300 орудиями» из Константинополя и «в большом порядке» продвигается по Балканам. В Софии от его войска отделяется авангард под командованием великого визиря Ибрагима.

Венгрия к войне не готова: денег нет, войска мало, пограничные крепости в неустройстве. В июне, еле собрав даже недостаточную сумму, венгры шлют в соседние страны за наёмниками и обращаются за денежной помощью к папе, к императору и т.д. Однако к этому времени Венгерское королевство приобретает славу места, «куда деньги давать — что за окошко их бросать». Иноземные владыки занимаются более близкими им проблемами и «оставляют Венгрию в одиночестве против турок, как ранее Византию».

Не прекращаются раздоры и несогласия. Первоначальный замысел задержать султана на рубеже реки Савы срывается: ни палатин Баторий, ни прочие благородные, за единичными исключениями, не спешат в лагерь венгерского главнокомандующего Томори. Теперь надежды полагают на ключевой опорный пункт на юге — крепость Петерваради на Дунае близ нынешнего Нови-Сада. Здесь османский натиск должен быть задержан, пока в столице Буде собирают силы.

Осада Петерваради, июль 1526

Крепость Петерваради (нем. Петервардайн). Укрепления позднейшей постройки, конца XVI–XVIII веков

Крепость Петерваради (нем. Петервардайн). Укрепления позднейшей постройки, конца XVI–XVIII веков

Гарнизон Петерваради под началом Георга Алапи состоит из 1 тысячи человек, в том числе — присланного папой наёмного отряда. Здесь же базируются остатки королевского речного флота — «люда чайкового» или «чайкашей». В середине июля корпус визиря Ибрагима подступает к крепости Петерваради и начинает осадные работы.

15 июля предпринят первый штурм, успешно отражённый. Королевская речная флотилия под прикрытием орудий лагеря корпуса Томори, расположенного неподалёку, причиняет большой урон султанской.

В результате второго штурма османы закрепляются в нижнем городе, и гарнизон отступает в замок. После нескольких дней турецкого артобстрела обрушены несколько зданий и пробиты бреши в стенах. Но гарнизон успешно защищается, и лишь подрыв двух мин 28 июля позволяет начать третий, генеральный штурм. После него остатки защитников — 90 человек — отступают в одну из башен и вскоре сдаются после гарантий свободного выхода, данных визирем. 30 июля взятую крепость осматривает султан. Для его встречи Ибрагим выставляет на копьях 500 отрубленных голов защитников.

Тем временем корпусом боснийского бея взята крепость Митровиц.

Осада Уйлака, август 1526

Замок Уйлак в конце XVII века и в XIX веке (после перестроек и дополнений, сделанных семьёй Одескальчи в XVIII веке)

Замок Уйлак в конце XVII века и в XIX веке (после перестроек и дополнений, сделанных семьёй Одескальчи в XVIII веке)

Между 30 июля и 9 августа корпус великого визиря Ибрагима берёт в осаду замок Уйлак (нем. Иллок, ныне Илок), гарнизон которого составляют, видимо, 300 человек, присланных незадолго до того папским нунцием Бургио. Замок немедленно взят под сильный артобстрел, и после нескольких дней сильно повреждён. Гарнизон вступает в переговоры и сдаётся на седьмой день осады. Ибрагим даёт защитникам свободный выход, двенадцатерых из них султан одаривает кафтанами. На султанскую милость сдаются замок Эрдёд (ныне Эрдет) и мещанство города Эссек (ныне Осиек).

Битва при Мохаче, 29 августа 1526

Собранное, наконец, королевское войско рассчитывает, в первую очередь, на тяжёлую конницу. Поэтому для битвы венгры ищут просторной местности. Находят ее близ местечка Мохач на Дунае. В самые последние дни перед битвой по реке сюда приходят суда с артиллерией, в числе которой 9 орудий из Вены.

Мохачская битва в немецкой рукописи 1559 года

Мохачская битва в немецкой рукописи 1559 года

С утра 29 августа королевское войско выходит из лагеря и направляется на мохачскую равнину, где преграждает путь приближающемуся османскому войску. Османы не ожидают битвы именно в этот день, и султанское войско движется обычным походным порядком. Около 10 часов утра 29 августа становится известно, что путь загораживает венгерское войско, так что армия султана начинает перестроение под прикрытием леса.

Оценки численности сторон и описания расстановки сил на Мохачском поле различны. Венгерский король имеет, по разным оценкам, 26–28 тысяч пеших и конных при 80 орудиях, из которых в поле выведены лишь 53. Современная переоценка говорит о 85 орудиях и 600 «пражских гаковницах». Султан имеет 60–70 тысяч пеших и конных, из них до 10 тысяч янычаров, при 240–300 орудиях. Современная переоценка говорит о 150–200 орудиях, преимущественно полевых и лёгких, и 4060 единицах ручного огнестрельного оружия.

Реконструкция расстановки и движения войск 29 августа 1526 года на Мохачском поле. Во врезке слева — общая схема военных действий в 1526 году

Реконструкция расстановки и движения войск 29 августа 1526 года на Мохачском поле. Во врезке слева — общая схема военных действий в 1526 году

Фронт позиции королевского войска образует 10-тысячный корпус пехоты, перед которым, а также в промежутках между отдельными отрядами, установлены все выведенные в поле орудия. Однако расчёт венгров, в любом случае, на сокрушающие конные удары.

Основу позиции султанского войска составляют 10 тысяч янычаров. 4 тысячи янычаров-пищальников построены в 9 рядов и ведут огонь порядно. Перед линией янычаров расположена основная масса орудий (по разным расчётам, от 150 до 270), лафеты которых скреплены цепями, образуя подобие рибодекинов XIV века.

День 29 августа солнечный, но ему предшествовали продолжительные дожди. Примерно к 3 часам дня султанская армия изготовлена и выдвигается из леса на равнину. Дорога из леса идёт на спуск, с высот 25–30 метров; местность за дорогой в сторону Дуная непроходима.

Линия орудий, скреплённых цепями, и янычары-стрелки на иллюстрации из рукописи «Сулейман-наме» 1558 года

Линия орудий, скреплённых цепями, и янычары-стрелки на иллюстрации из рукописи «Сулейман-наме» 1558 года

Венгерская артиллерия открывает огонь, но действия он не оказывает: «слишком далеко». После этого начинаются конные атаки венгров. Им удаётся разбить и обратить в бегство первую линию султанского войска, но на позиции янычаров их натиск остановлен, османская конница окружает их, и начинается расстрел. За полтора–два часа королевская армия оказывается уничтоженной или пленённой почти полностью. Многие из тех, кто не остался на поле, тонут при бегстве в болотах; при переправе через разлившийся ручей тонет сам венгерский король Людовик. Лишь малой части войска (3 тысячи по Тёрнбуллу) удаётся уйти.

Разгром настолько невероятен по размаху, что сами османы в него долгое время не могут в него поверить. Они предполагают, что это некая невероятная военная хитрость, и что ночью венгры нападут снова. Всё проясняется лишь на следующий день. Тогда же султан приказывает перебить пленных, а также крестьян в окрестных деревнях, и сжечь Мохач.

Исход битвы решают «дисциплина и порядок», которые есть на османской и отсутствуют на венгерской стороне, «неодолимая [для конницы] стена» сцепленных орудий и ружейный огонь янычаров. Это, если и не первая, то одна из первых в Европе крупная битва, победа в которой полностью обеспечена огнестрельным оружием.


Источники и литература:


Статья опубликована на сайте WARSPOT: http://warspot.ru/7774-pushki-i-turki-mohachskoe-pole

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 30 апреля 2017
Рубрика: X–XVII века, История
Метки: , ,

Последние опубликование статьи