Лазурная Адриатика: Война или политика?

Больных А.Г.
Морские битвы Первой мировой: Трагедия ошибок (главы из книги)

Первой задачей французского флота было обеспечение перевозки XIX корпуса из Алжира в Марсель. Французское правительство приказало адмиралу Лапейреру начать перевозку войск на отдельных неохраняемых транспортах. Однако 7 августа Лапейрер получил телеграмму, в которой допускалась возможность выхода в море австрийского флота. Адмиралу приказывают находиться в Тулоне.

Вице-адмирал Буе де Лапейрер

Вице-адмирал Буе де Лапейрер

8 августа приходит новая телеграмма, теперь Лапейреру приказывают вести флот в Бизерту, исключая резервную бригаду и специальную дивизию, которые должны заняться конвоированием транспортов. Одновременно ему доставляют пространную директиву Морского Генерального Штаба. Она гласит:

«Общее руководство морскими операциями на Средиземном море будет принадлежать Франции.До тех пор, пока не будут уничтожены или захвачены "Гебен" и "Бреслау", английские морские силы, находящиеся в настоящее время в Средиземном море, будут действовать согласованно с французскими морскими силами для уничтожения или захвата этих германских кораблей.

Как только эта операция будет закончена, 3 линейных крейсера и 2 или 3 английских броненосных крейсера снова получат свободу действий, за исключением случая, если Италия нарушит свой нейтралитет.

В этом случае английские морские силы на Средиземном море в составе 1 или 2 броненосных крейсеров, 4 легких крейсеров, 18 эсминцев и подвижной обороны Мальты и Гибралтара будут состоять под командой французского главнокомандующего морскими силами.

Мальта и Гибралтар будут использованы для базирования французских морских сил.

Французский флот обеспечит на всем протяжении Средиземного моря безопасность английской и французской морской торговли. В частности, если будет объявлена война между Францией и Австрией, он будет действовать против австрийских морских сил и, во всяком случае, обеспечит строгое наблюдение за выходом из, Адриатического моря.

Он также будет наблюдать за выходами из Суэцкого канала и Гибралтарского пролива и не допустит проникновения в Средиземное море неприятельских крейсеров».

Линейный корабль «Жан Бар»

Линейный корабль «Жан Бар»

9 августа Лапейрер направился в Бизерту. Линкор «Жан Бар» стал флагманским кораблем 1-й эскадры линкоров. «Мирабо» остался в Тулоне ремонтировать машины. Вечером Лапейрер получил указание перевести корабли на Мальту. Одновременно адмирал Милн прислал радиограмму с просьбой организовать наблюдение за Сицилийским проливом, чтобы не позволить «Гебену» и «Бреслау» ускользнуть на запад. Вечером 10 августа французский флот прибывает в Бизерту.

На следующий день ситуация немного проясняется. Стало известно, что за «Гебеном» гоняется Милн, а дипломатические отношения между Францией и Австрией разорваны. В итоге утром 13 августа французские корабли прибывают на Мальту. В тот же день Англия и Франция объявляют войну Австрии.

После этого в игру вступили политики. Придумать какой-либо разумный план операций против австрийского флота было трудно. Главные силы австрийцев базировались в Поле в верхней Адриатике, до которой добраться с Мальты было сложно, поэтому рассчитывать на столкновение с австрийцами не приходилось. Штурмовать укрепления Каттаро тоже было бы неразумно, да и блокада Каттаро представляла собой исключительно сложную задачу. Обстреливать побережье? За исключением козьих стад, никакие другие цели найти было невозможно. И все-таки морской министр Франции, ничтоже сумняшеся, отправил Лапейреру следующую телеграмму:

«Правительство, рассчитывая вызвать таким образом благоприятное для нас решение Италии, категорически требует, чтобы вы немедленно открыли военные действия против Австро-Венгрии. В соответствии с этим, как можно скорее со всеми французскими и английскими кораблями выходите в море и, пройдя открыто вблизи итальянского побережья, произведите против австрийского побережья и портов операции, которые вы найдете отвечающими обстановке, в выборе которых правительство предоставляет вам полную свободу».

Словом, пойди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что. Но сделай обязательно. Основная причина такой расплывчатости приказа заключалась в том, что Франция совершенно не готовилась к войне с Австрией, и никаких планов Морской Генеральный Штаб не имел.

Адмирал Эрнест Троубридж

Адмирал Эрнест Троубридж

Линейный корабль «Курбе»

Линейный корабль «Курбе»

Выбора у Лапейрера не было, флот снялся с якоря и вышел в море. 15 августа вечером французские корабли прибыли к острову Фано. Флагманы эскадры собрались на борту линкора «Курбе». Туда же прибыл адмирал Трубридж, который со своими крейсерами патрулировал у входа в Адриатику. Лапейрер изложил свой план: флот должен войти в Адриатическое море и уничтожить любые встреченные австрийские корабли. Связываться с обстрелом фортов Каттаро адмирал не собирался, так как это означало ненужный риск при сомнительных результатах.

Флот был разделен на 2 группы. Французские и английские крейсера следовали на север вдоль албанского побережья. В это время французские линкоры в кильватерной колонне под прикрытием 3 дивизионов эсминцев следовали в 10 милях от итальянского побережья. Миновав параллель Антивари, они повернули к побережью Черногории.

Бронепалубный крейсер SMS «Zenta» (1899)

Бронепалубный крейсер SMS «Zenta» (1899)

16 августа в 8:30 французские броненосцы, находясь в 15 милях от побережья, заметили крейсер «Цента» (капитан 2 ранга Пахер) и эсминец «Улан». Австрийцы полным ходом бросились на север, надеясь проскочить в Каттаро, французы пошли им наперерез. «Улан» развил большую скорость и сумел вырваться из западни. Крейсер «Жюрьен де ла Гравиер» попытался его преследовать, однако эсминец укрылся в гавани Каттаро. Крейсеру повезло меньше. В 9:00 французские корабли открыли огонь и довольно быстро накрыли «Центу». Крейсер пытался отстреливаться, но его 120-мм снаряды ложились недолетами. Примерно в 9:20 Лапейрер, увидев, что «Цента» окутался дымом, приказал прекратить огонь. В 9:35 крейсер потерял ход, накренился и затонул носом вперед, так и не спустив флага. Из опасения атак австрийских подводных лодок спасательные работы не производились. Однако черногорские шлюпки спасли 6 офицеров и 130 матросов. В полдень французы повернули на юг, чтобы не подвергаться ночным атакам эсминцев. Особо хвалиться своим успехом им не следовало. Огромный флот сумел кое-как потопить маленький крейсер, а эсминец упустил.

Эсминец SMS «Ulan» (1906)

Эсминец SMS «Ulan» (1906)

Политическая задача была выполнена, и теперь перед Лапейрером во весь рост встал неприятный вопрос: а что же делать дальше? Ответить на него французский командующий не сумел. Он организовал классическую блокаду Отрантского пролива, чтобы предотвратить прорыв, который даже не предполагался.

Практически немедленно выяснилось, что морская подготовка французского флота не выше артиллерийской. Ночью флот крейсировал на линии Фано–Санта-Мария ди Леука. А на следующий день в тумане столкнулись броненосцы «Демократа» и «Жюстис», а также эсминцы «Фантассен» и «Шевалье». Все эти корабли плюс эсминец «Жаниссар», имевший неисправности в машине, пришлось отослать на Мальту.

Флот пожирал огромные количества угля и мазута. Заправиться корабли могли только на Мальте, которая находилась на расстоянии 300 миль от Отрантского пролива. В сложившейся ситуации было вполне достаточно организовать наблюдение за проливом. Однако быстроходных крейсеров Лапейрер не имел, и ему пришлось держать в проливе главные силы флота. Предложения использовать в качестве передовой базы греческий остров Корфу или албанский порт Валона были отвергнуты. В итоге 18 августа крейсерам 1-й легкой дивизии контр-адмирала де Сюньи и группе эсминцев пришлось принимать уголь в море. В тот же день Лапейрер ушел с линкорами и броненосцами на Мальту, оставив в проливе группу крейсеров под командованием де Сюньи. Но 23 августа и эти крейсера ушли на Мальту. Теперь пролив в течение 4 дней «блокировал» в гордом одиночестве старый крейсер «Д'Антркасто». 27 августа в пролив вернулись линкоры, а 28 августа — крейсера.

17 сентября французский флот снова вошел в Адриатическое море. Лапейрер прикрывал транспорты, которые перевозили 8 орудий в Антивари (4 — 155-мм и 4 — 120-мм). Несколько крейсеров имели нерешительную перестрелку с береговыми батареями австрийской базы; «Эрнест Ренан» высадил на остров Пелагоза десант, который уничтожил австрийский наблюдательный пост. После этого Лапейрер по просьбе англичан отправил к Дарданеллам броненосцы «Сюффрен» и «Верите».

Самое интересное, что все это время обе стороны играли с огнем. Австрийцы как-то неожиданно выяснили, что порт Каттаро, одна из их важнейших баз, слабо защищен. Береговые батареи вооружены устаревшими орудиями, а гарнизон состоит из почти небоеспособных резервистов. И если бы французы высадили в Антивари хоть одну регулярную дивизию, то черногорцы с ее помощью вполне могли взять Каттаро штурмом. Однако подобная смелая мысль в голову французского командования не пришла. Точно так же и австрийцы упустили свой шанс. Они могли перебросить на юг главные силы своего флота и нанести удар по блокирующей эскадре. Хотя по численности австрийский флот уступал французскому, первые столкновения показали, что подготовка австрийских моряков намного выше, и французы вполне могли потерпеть поражение. Но и адмирал Гаус не смог решиться на такую «авантюру».

Чертеж проекций линкоров типа «Radetzky»

Чертеж проекций линкоров типа «Radetzky»

18 октября французская батарея на горе Ловчен начала действовать. Австрийцы не могли допустить подобного, история порт-артурской эскадры были слишком свежа в памяти, и 21 октября в Каттаро прибыл броненосец «Радецкий» (В книге Томази «Морская война на Адриатическом море» ошибочно указано, что это был «Зриньи»). Он обстрелял батарею, используя для корректировки огня самолеты. Капитан имел приказ экономить боеприпасы и потратил только 23 снаряда калибра 305 мм и 56 — калибра 240 мм. Но к 27 октября укрепления батареи были разрушены, и ее командир капитан 2 ранга Грелье приказал отвести уцелевшие орудия в тыл. 16 декабря броненосец вернулся в Полу.

U-3 у острова Бриония

U-3 у острова Бриония

А вскоре французам пришлось считаться с новым фактором — австрийскими подводными лодками. 16 октября U-3 атаковала броненосный крейсер «Вальдек Руссо», но промахнулась. 20 декабря U-12 лейтенанта Эгона Лерха атаковала крейсер «Жюль Ферри», снова безуспешно. Однако эти случаи не насторожили французов. Более того, они совершенно не учли кровавый урок англичан, которые в течение 1 дня от атаки германской лодки U-9 потеряли броненосные крейсера «Абукир», «Хог» и «Кресси».

Подводная лодка U-12

Подводная лодка U-12

21 декабря случилось неизбежное. Французские линкоры и броненосцы крейсировали в Отрантском проливе, не имея при себе эсминцев. «Для экономии угля» было рекомендовано иметь ход 7 узлов, хотя на самом деле эскадра шла со скоростью 9 узлов. Это ничего не меняло, и командир той же самой U-12 получил такую цель, о которой можно было лишь мечтать. Он дал залп 2 торпедами. В 8:20 первая торпеда попала в носовую часть линкора «Жан Бар», на котором держал флаг сам адмирал Лапейрер. Она взорвалась чуть впереди носовых погребов главного калибра. Линкор дешево отделался, пострадал лишь винный погреб. Вторая торпеда прошла прямо под форштевнем броненосца «Дантон», шедшего в кильватер флагману.

Лапейрер был вынужден перенести флаг на линкор «Франс». «Жан Бар» принял около 1000 тонн воды и был отправлен к берегу Кефалонии. Погода была плохой, и поврежденный линкор простоял на якоре 3 дня. После этого в сопровождении броненосного крейсера «Виктор Гюго» он отправился на Мальту, куда и прибыл 28 декабря.

После этого было решено, что блокировать Адриатику линейными кораблями слишком рискованно. Адмирал Лапейрер написал морскому министру:

«Теперь доказано, что не только никакая операция не может быть предпринята в черногорских портах, но даже никакое эскортирование конвоя в Адриатическом море не может быть произведено без совершенно очевидного риска. Такие операции, как произведенная в сентябре выгрузка материальной части артиллерии в условиях настоящего момента явились бы невозможными, учитывая усиление австрийского флота в Каттаро и начавшееся использование самолетов и подводных лодок».

Ближняя блокада Отрантского пролива была заменена дальней. Для патрулирования теперь использовалась группа из 4 броненосных крейсеров, которая патрулировала значительно южнее — на параллели острова Паксос. 1 крейсер отдыхал на Мальте, 1 крейсер ремонтировался в Тулоне, 1 — грузился углем на Ионических островах. Если погода позволяла, их прикрывали эсминцы, хотя именно эсминцев французам отчаянно не хватало. Впрочем, австрийский флот прорываться в Средиземное море не собирался.

U-5 с новым ограждением рубки и 47-мм орудием (1915)

U-5 с новым ограждением рубки и 47-мм орудием (1915)

На мостике U-5 её командир линиеншиффслейтенант фон Трапп

На мостике U-5 её командир линиеншиффслейтенант фон Трапп

А в конце апреля 1915 года Лапейрер решил доказать, что ему никакой урок не впрок. Броненосные крейсера снова начали патрулировать в Отрантском проливе, и кончилось это очень скверно. 27 апреля «Леон Гамбетта» под флагом командира 2-й легкой дивизии контр-адмирала Виктора Сенэ (В 1904 году он командовал крейсером «Паскаль», находившимся в Чемульпо в день последнего боя «Варяга».) находился в 15 милях южнее мыса Сайта-Мария ди Леука. Крейсер шел со скоростью 6 узлов без сопровождения. Ночь была тихой и лунной, поэтому командир австрийской подводной лодки U-5 капитан-лейтенант Георг Риттер фон Трапп (Именно он изображен в прекрасном американском мюзикле «Звуки музыки», и «Семейный хор фон Трапп» действительно существовал.) мог считать условия атаки идеальными. В 0:40 он выпустил 2 торпеды, обе попали в левый борт крейсера. Первая сделала пробоину в отсеке динамо-машин, вторая — в кормовой кочегарке. Освещение погасло, крейсер потерял ход и начал быстро крениться. Помощь вызвать было невозможно. По утверждению официальной французской истории войны на море, на борту крейсера царило спокойствие. По приказу командира крейсера экипаж перешел на правый борт, чтобы уменьшить крен. Спустить удалось только 1 шлюпку, в которой поместились 108 человек. По другим сведениям, матросы в панике сразу бросились к шлюпкам, и адмирал с мостика в мегафон крикнул: «Не нужно так спешить! Все шлюпки будут ваши, мы все остаемся». Так или иначе, но все офицеры крейсера погибли вместе с кораблем. Через 20 минут после попадания «Леон Гамбетта» перевернулся и затонул. Адмирала и командира корабля капитана 1 ранга Андрэ в последний раз видели стоящими на мостике.

75-мм орудие U-5

75-мм орудие U-5

Французский броненосный крейсер «Leon Gambetta» (1905)

Французский броненосный крейсер «Leon Gambetta» (1905)

Лишь утром шлюпка сумела добраться до берега в районе маяка Санта-Мария ди Леука. Из Бриндизи и Таранто сразу вышли 2 итальянских эсминца и 2 миноносца. Они подобрали еще 29 человек, цеплявшихся за обломки. Из воды также подняли 58 трупов, в том числе и адмирала Сенэ. Вместе с крейсером погибли 684 человека. После этого адмирал Лапейрер снова отодвинул линию патруля на параллель Наварина.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 14 Март 2012
Рубрика: Вооруженные силы, История, Книги, Первая мировая война, Первая мировая война, Первая мировая война
Метки: , , ,

Оставить комментарий

Последние опубликование статьи