Лазурная Адриатика: Действия легких сил Австрийского флота

Больных А.Г.
Морские битвы Первой мировой: Трагедия ошибок (главы из книги)

Хотя мы и говорили, что собираемся рассказать о действиях подводных лодок и сил ПЛО в третьем томе нашей работы, все-таки придется немного рассказать об Отрантском барраже. Ведь иначе описание действий флотов в Адриатике просто закончится 1915 годом. Если набеги германских эсминцев в район Дуврского пролива были не более чем мелким эпизодом действий Флота Открытого Моря, то рейды австрийских легких сил против дрифтеров Отрантского барража стали основным занятием Императорского и Королевского флота. Лишь один из рейдов был проведен с целью помешать попытке эвакуации сербской армии. Учитывая неравенство сил, можно лишь поразиться количеству этих операций.

Карта Отрантского барражаКарта Отрантского барража

В значительной мере своим успехам австрийцы обязаны случайному стечению обстоятельств. В 1910 году австрийский Морской Технический Комитет потребовал от конструкторов создать быстроходный турбинный миноносец, приспособленный для действий на таком замкнутом театре, как Адриатика. Корабль должен был иметь водоизмещение около 275 тонн и держать скорость 30 узлов в течение 10 часов. Этого должно было хватить для перехода из Каттаро к Отрантскому проливу. Но в 1910 году никто ведь еще и не слышал ни об Отрантском барраже, ни о дрифтерах с противолодочными сетями… Можно только поражаться, как здорово угадало командование австрийского флота. Но все-таки большую часть рейдов проводили быстроходные крейсера типа «Адмирал Шпаун» и эсминцы типа «Татра», входившие в состав 1-й минной флотилии.

Легкий крейсер SMS «Admiral Spaun»
Легкий крейсер SMS «Admiral Spaun»

Почти все рейды проводились в полнолуние и тихую погоду. Корабли выходили вечером из Шебенико или Каттаро и возвращались на следующий день. Однако австрийцы имели мало контактов с противником, и произошло всего 3 или 4 боя.

Союзники начали задумываться о создании барража в Отрантском проливе аналогично Дуврскому барражу осенью 1915 года, когда на Средиземном море начали действовать германские субмарины. Ближняя блокада Полы и Каттаро была связана с большим риском и требовала значительных сил. Поэтому было решено попытаться перекрыть Отрантский пролив. Делать это пришлось, разумеется, англичанам. В сентябре 1915 года в Бриндизи из Англии прибыли 65 дрифтеров. К концу 1915 года их число выросло до 100 единиц, но полностью перекрыть пролив они не сумели. Австрийские и германские лодки проходили либо под сетями, либо между группами дрифтеров, и потери союзников продолжали расти. Для охраны дрифтеров обычно выделялись легкий крейсер и 4 эсминца. В Бриндизи дежурил в готовности к выходу в море второй такой же отряд. Но и здесь не все обстояло благополучно: если случались боевые столкновения с австрийскими крейсерами и эсминцами, то силы прикрытия, как правило, безнадежно опаздывали.

В марте 1916 года на Мальте было проведено совещание, на котором было решено увеличить глубину барража. В июне из Англии прибыли еще 24 дрифтера, а в августе — несколько моторных катеров, вооруженных орудиями и глубинными бомбами. В целом Отрантский барраж можно считать неэффективной тратой сил.

Подводная лодка U-16
Подводная лодка U-16

В ночь с 16 на 17 мая 1916 года австрийская подводная лодка U-16 (капитан-лейтенант Эрст фон Цопа) возле Валоны торпедировала и потопила итальянский эсминец «Нембо», который сопровождал транспорт «Бормида». Итальянцы снова показали себя отменными вояками. Команда транспорта, как обычно, в панике бросила судно, при этом многие моряки утонули. Однако глубинные бомбы, находящиеся на палубе «Нембо», взорвались, когда эсминец затонул. Лодка получила сильные повреждения, и экипаж был вынужден покинуть ее. Австрийцы воспользовались шлюпкой «Бормиды» и добрались до берега, где были взяты в плен. На допросе командир лодки сказал, что проход через Отрантский барраж был «немного утомительным». И только!

Эвакуация сербской армии и рейд 30/31 декабря 1915 года

6 октября 1915 года австрийские войска при помощи германской 11-й армии фельдмаршала Макензена начали наступление на сербском фронте. Через 8 дней без объявления войны в Сербию вторглись болгарские войска. Превосходство Центральных Держав в силах было слишком велико, сербская армия потерпела поражение и отступила к побережью Адриатики в районе Дураццо–Сан-Джованни ди Медуа. Перед флотами союзников встала задача эвакуации остатков сербских войск.

Эсминец типа «Tatra»
Эсминец типа «Tatra»

Австрийцы знали, что союзники начали крупные поставки снаряжения и боеприпасов сербской армии. Транспорты следовали из Бриндизи в упомянутые 2 порта. 1 декабря итальянцы оккупировали греческий порт Валона, чтобы получить удобную якорную стоянку. Между прочим, офицеры британских кораблей, сопровождавших десантный отряд, описывали высадку как исключительно медленную и неорганизованную, хотя итальянцам не мешал никто, кроме их собственной расхлябанности. Естественно, что австрийцы хотели помешать этим перевозкам. Австрийское командование решило нанести удар по Сан-Джованни ди Медуа и уничтожить находящиеся там корабли. Было совершенно ясно, что такую задачу могут решить только быстроходные современные корабли. Поэтому командование в лице адмирала Гауcа выделило для набега скаут «Гельголанд» (27 узлов) и 5 эсминцев типа «Татра»: «Балатон», «Чепель», «Татра», «Лика», «Триглав». Эти корабли имели скорость более 30 узлов. Командир «Гельголанда» капитан 1 ранга Зейц считался одним из самых отважных офицеров австрийского флота, и потому был именно тем человеком, который должен был командовать подобным набегом. Он совершенно не боялся смерти. Кое-кто даже поговаривал, что он стремится погибнуть в бою. Может быть, поэтому, а может, потому, что «Гельголанд» был немного быстроходнее 2 однотипных крейсеров, именно этот корабль участвовал в рейдах.

Легкий крейсер SMS «Helgoland» (1914)

Легкий крейсер SMS «Helgoland» (1914)

Ночью 28 декабря, незадолго до полуночи, эскадра вышла в море из Каттаро. Один эсминец находился впереди «Гельголанда», и по 2 корабля шли справа и слева от крейсера. Примерно до 2:00 эскадра двигалась противолодочным зигзагом. Однако ночь постепенно делалась светлее, взошел молодой месяц. На австрийских кораблях сыграли боевую тревогу, и экипажи разошлись по боевым постам. Южнее Каттаро патрулировала французская подводная лодка «Монж». Другая лодка этого же типа — «Архимед» — находилась севернее. Австрийцы неожиданно для себя заметили первую.

Подводные лодки этого типа представляли собой довольно странную конструкцию: под водой они передвигались с помощью электромоторов, однако на поверхности использовали паровые поршневые машины! Над лодкой возвышалась дымовая труба, извергающая клубы дыма. В начале войны французы отправили «Архимеда» в Гарвич в распоряжение Роджера Кийза. Лодка даже совершила один поход в Гельголандскую бухту, который превратился в настоящее испытание для экипажа. При погружении требовалось убрать телескопическую трубу и задраить дымоход. Однако сильная волна смяла направляющие трубы, и лодка потеряла способность погружаться. Она превратилась в очень плохую канонерку. Из помятой трубы, раскаленной докрасна, вылетали снопы искр. А когда ее обдавало волной, лодку окутывали клубы пара. С большим трудом «Архимед» сумел добраться до Гарвича. Кийз отказался от такого подарка, и лодку немедленно отправили в Шербур.

Лодки с паровыми котлами потерпели несколько серьезных аварий еще в мирное время, однако французы продолжали верить в них и широко использовали в годы войны на Средиземном море. «Архимед» сумел отчасти оправдаться за неудачные действия в Северном море. Как раз в тот день, когда капитан 1 ранга Зейц повел свою эскадру в набег, лодка сумела потопить австрийский пароход «Кира», вышедший из Каттаро. За ней погнались австрийские эсминцы. От разрывов глубинных бомб появилась течь, однако лодка сумела оторваться от противника, пересекла Адриатику и прибыла в порт Барлетта.

Эсминец SMS «Balaton»
Эсминец SMS «Balaton»

«Монжу» повезло много меньше, точнее, страшно не повезло. Лодку, находящуюся на поверхности, заметил эсминец «Балатон». Эсминец осветил лодку прожектором и немедленно бросился в атаку. Он успел сделать 7 выстрелов из носового орудия, после чего протаранил «Монжа». Лодка получила пробоину в рубке и быстро затонула. Ее командир Роланд Морилло добровольно остался на тонущей лодке (После войны в его честь была названа переданная Франции по репарациям германская подводная лодка UB-26). «Балатон» сумел подобрать большую часть экипажа и передал пленных на крейсер. После этого австрийцы двинулись дальше на юг. Французские источники утверждают, что на лодку в темноте налетел крейсер «Гельголанд», причем столкновение стало неожиданным для обоих кораблей.

Ночь прошла спокойно, и к рассвету эскадра прибыла к Дураццо. Австрийцы не имели опыта атаки войсковых конвоев или столкновений с патрульными крейсерами и эсминцами. Если бы Зейц прошел немного дальше на юг, он получил бы возможность уничтожить несколько дрифтеров. Однако Зейц имел совершенно другие планы. Судя по всему, он не подозревал, что союзники поставили минные заграждения не только возле Сан-Джиованни ди Медуа, но и возле Дураццо. Кроме того, в Дураццо были построены импровизированные береговые батареи для защиты минных заграждений.

Эсминцы типа «Tatra» на фоне дредноутов
Эсминцы типа «Tatra» на фоне дредноутов

Бухта Дураццо имеет среднюю глубину около 5 фатомов (немного более 9 метров), если не читать нескольких мелей. Поэтому капитан 1 ранга Зейц на «Гельголанде», имея при себе «Балатон», остался мористее, отправив к берегу эсминцы. Они обстреляли стоящий на якоре пароход и быстро потопили его. Были уничтожены несколько мелких парусных судов. Но тут вмешались береговые батареи. Эсминцы бросились наутек, а крейсер осторожно пошел к берегу, чтобы попытаться огнем своих орудий подавить батареи союзников. Чтобы не перекрыть «Гельголанду» линию огня, эсминцы повернули в сторону и вылетели прямо на минное заграждение.

Из многочисленных плачевных экспериментов, которые поставили на себе корабли всех воюющих флотов, известно, что носовой бурун отталкивает мину, однако потом винты тянут ее под корму. Поэтому первый взрыв прогремел под кормой «Лики». Руль эсминца оказался заклинен в положении «лево на борт». Несколько секунд потерявший управление корабль крутился на месте. Экипаж едва не ударился в панику, но все-таки остался на боевых постах. И тут эсминец подорвался на второй мине. Взрыв произошел прямо под носовыми погребами. Вся носовая часть корабля, в том числе мостик, превратилась в обломки. Из разорванных цистерн хлынула нефть, которая немедленно вспыхнула. Эсминец превратился в огромный костер. Взрывом в море сбросило многих моряков, в том числе капитана, находившегося на мостике. С трудом удерживаясь на воде, он крикнул старшему помощнику, остававшемуся на борту до конца, чтобы тот уничтожил секретные документы. Этот офицер показал прекрасный пример верности долгу.

Эсминец типа «Tatra»
Эсминец типа «Tatra»

И практически в этот же момент на мине подорвался шедший впереди «Лики» «Триглав». Взрыв произошел в средней части корабля, и эсминец потерял ход. После некоторого замешательства «Чепель» подошел к «Триглаву» и приготовился взять его на буксир. Остальные эсминцы спустили шлюпки, чтобы подобрать экипаж «Лики». Однако они не смогли подойти к кораблю, и 10 человек остались на борту. Когда эсминец затонул, они провели в воде более 3 часов, после этого их подобрали союзники.

Положение капитана 1 ранга Зейца осложнялось с каждой минутой. Маневрируя, «Чепель» намотал буксирный конец на один из винтов, и после этого буксировку пришлось возложить на «Татру». «Гельголанд» тем временем имел небольшую перестрелку с береговыми батареями. Наконец австрийская эскадра пошла назад. 1 эсминец погиб, второй находился в почти безнадежном состоянии, третий не мог дать полный ход… Лишь чудо спасло от подрыва на минах последние 2 эсминца.

Набег 6 декабря стал для австрийцев развлекательным вояжем. Они обстреляли Дураццо и потопили несколько парусных суденышек, называемых «трабакколо». Австрийские офицеры иронически назвали этот «бой» «битвой при Трабакколо». Но теперь эскадра оказалась в серьезной опасности. Зейц оказался перед дилеммой: предоставить «Триглав» и «Чепель» их собственной участи или пытаться спасти их рискуя потерять всю эскадру? Командир эскадры решил не бросать товарищей. Теперь ему приходилось ждать, что предпримут союзники.

На другом берегу Адриатики, в Бриндизи, сообщение о появлении австрийцев перед Дураццо было получено рано утром 29 декабря. Радиостанция Дураццо отправила радиограмму в 6:30. Вице-адмирал Кутинелли имел в своем распоряжении несколько итальянских и британских крейсеров, а также итальянские и французские эсминцы. Крейсера «Дартмут» (капитан 1 ранга Аддисон, 25 узлов, восемь 152-мм орудий) и «Куарто» (29 узлов, шесть 120-мм орудий) стояли на внешнем рейде в получасовой готовности. В 7:10 на борт «Дартмута» прибыл итальянский офицер с письменным приказом адмирала выходить в море. Через 35 минут оба крейсера снялись с якоря. Французские эсминцы не были готовы к выходу, но Аддисон приказал им разводить пары и следовать к Каттаро. 1-й дивизион французских эсминцев вышел в море в 8:30.

Броненосный крейсер SMS «Kaiser Karl VI»
Броненосный крейсер SMS «Kaiser Karl VI»
Легкий крейсер SMS «Novara»
Легкий крейсер SMS «Novara»

Выйдя из гавани, «Дартмут» развил скорость 23 узла и лег на курс NNO. В полдень он повернул на восток, и через 20 минут наблюдатели заметили мыс Платамоне, находящийся в 13 милях южнее Каттаро. Аддисон рассчитывал выйти к берегу севернее противника и отрезать его от Каттаро. Это ему удалось. Однако тут союзники заметили дым и примерно в 12:30 опознали противника. Им оказался австрийский броненосный крейсер «Кайзер Карл VI». Он уступал крейсерам союзников в скорости, но легко мог уничтожить их обоих огнем своих тяжелых орудий. Дело в том, что капитан 1 ранга Зейц перехватил радиограмму, отправленную из Дураццо, и спешно запросил помощь. Австрийцы отправили из Каттаро броненосный крейсер и легкий крейсер «Новара».

Ситуация изменилась еще раз. Назревал бой, и до конца короткого зимнего дня оставалось около 5 часов. В 12:37 справа по носу у «Дартмута» появились новые дымы. Это подошли французские эсминцы «Каск», «Коммандан Бори», «Коммандан Лука», «Ренодэн» и «Бизон». Они заняли место на правом траверзе «Дартмута». Эскадра союзников теперь шла со скоростью 26 узлов.

В Бриндизи оставались британский легкий крейсер «Веймут» (капитан 1 ранга Крэмптон) и итальянский легкий крейсер «Ниньо Биксио», а также несколько итальянских эсминцев. «Веймут» получил приказ разводить пары и быть готовым дать полный ход к 12:00. Но в 7:45 прибыл посыльный адмирала Кутинелли с устным приказом поторопиться, так как австрийцы все еще находятся возле Дураццо. Механики «Веймута» предпринимали невероятные усилия, и в 9:00 крейсер уже был готов дать полный ход. Через 10 минут пришла радиограмма с сообщением, что австрийцы все еще находятся вблизи Дураццо. Контр-адмирал Беллини поднял флаг на «Ниньо Биксио» и в сопровождении «Веймута», а также эсминцев «Абба», «Ниево», «Моего» и «Пило» вышел в море.

Эскадра пошла к Каттаро на скорости 24 узла. На выходе из гавани была замечена вражеская подводная лодка, которая сразу погрузилась, не пытаясь атаковать. Примерно в 12:55 с «Дартмута» заметили дымы эскадры. В 13:18 «Веймут» повернул на восток и увеличил скорость до 25 узлов. «Дартмут» повернул на SSO и справа по носу заметил дымы отряда капитана 1 ранга Зейца. Австрийцы были еще слишком далеко от спасительной гавани Каттаро, так как еле ползли, буксируя «Триглав».

В 13:30 дымы австрийцев разделились на 2 группы. «Татра», буксирующий поврежденный «Триглав», повернул влево. Капитан 1 ранга Аддисон пошел прямо на «Гельголанд», дав полный ход. Одновременно он приказал французским эсминцам атаковать «Татру» и «Триглав». Начался захватывающий дух смертельный спектакль, главными действующими лицами которого стали командиры крейсеров. К сожалению, контр-адмирал Беллини показал себя законченной бездарью.

В 13:40 Зейц приказал бросить «Триглав». «Татра» выполнил приказ, и французские эсминцы нашли покинутый экипажем тонущий корабль. Вскоре «Триглав» скрылся под водой. «Татра» попытался присоединиться к «Гельголанду», а «Чепель», который не мог дать более 20 узлов, получил приказ спасаться самостоятельно. Он повернул на юг. Из Каттаро вылетел гидросамолет, который сбросил бомбы на итальянские эсминцы, но не добился попаданий. Капитан 1 ранга Зейц уже потерял 2 эсминца, и теперь он делал все возможное, чтобы спасти «Чепель».

«Гельголанд» превосходил в скорости британские крейсера, однако значительно уступал им в огневой мощи. Ему предстояло продержаться 4 часа, прежде чем в 16:23 зайдет солнце. Примерно в 17:30 наступит полная темнота, и тогда «Гельголанд» сможет идти прямо в Каттаро. Но для этого ему нужно было вырваться из окружения. Кроме того, Зейц должен был помнить, что британские 152-мм орудия были дальнобойное его австрийских 100-мм.

Однако в ходе боя австрийский капитан показал исключительное хладнокровие, отвагу и незаурядную интуицию. На этом фоне особенно жалко выглядит поведение адмирала Беллини, который практически устранился от руководства боем. За все 4 часа он отдал только один приказ. Это произошло примерно в 14:00, когда «Веймут» запросил разрешения преследовать противника. Итальянский адмирал разрешил. Беллини продемонстрировал полнейшее отсутствие командирских качеств. Любой нормальный адмирал приказал бы своим эсминцам отрезать противника от базы и с наступлением темноты атаковать его торпедами, пока крейсера ведут перестрелку с неприятелем. Но итальянские командиры, судя по всему, в категорию нормальных не попадали. Гораздо хуже было то, что Беллини не удосужился сообщить в Бриндизи адмиралу Кутинелли о том, что ведет бой. Он должен был передать координаты, курс и скорость австрийских кораблей. В Бриндизи находились еще 2 британских крейсера — «Топаз» и «Ливерпуль», а также быстроходные итальянские броненосцы «Витторио Эммануэле», «Регина Елена» и «Рома». Если бы они вышли в море, исход боя мог оказаться совершенно иным. Впрочем, сам Кутинелли взирал на происходящее с олимпийским спокойствием, не пытаясь двинуться с места. Он ведь мог выйти в море и по собственной инициативе, мог запросить у Беллини или Аддисона информацию, но не сделал абсолютно ничего.

В ходе операции 29 декабря эсминцы доставили капитану 1 ранга Зейцу одни неприятности, не принеся решительно никакой пользы. Без них крейсер действовал бы гораздо свободнее. Сначала 2 эсминца погибли на минах. Теперь Зейц был вынужден идти на помощь «Татре», так как этот корабль мог быть отрезан союзниками. В 13:43 «Гельголанд» повернул на юг, чтобы выручить «Татру», и попал под огонь «Дартмута». Британский крейсер дал первый залп с дистанции 14.000 ярдов и уже четвертым залпом накрыл австрийца, добившись 2 попаданий. «Гельголанд» дал в ответ несколько выстрелов, но все снаряды легли недолетами. С 14:40 до 15:30 шла спорадическая перестрелка на дистанциях от 13.800 до 15.000 ярдов. В 14:27 капитан 1 ранга Аддисон приказал крейсеру «Куарто» атаковать вражеский эсминец, который тащился сзади, пытаясь соединиться с флагманом. Но итальянский корабль не сумел сблизиться с противником, и в 15:15 Аддисон приказал ему вернуться. Через полчаса Крэмптон приказал итальянским эсминцам «Мосто» и «Пило» атаковать «Чепель», но и это ничего не дало. Зейц совершал самые причудливые маневры. Сначала он повернул на юг, потом на юго-восток, наконец на запад. В 15:54 «Веймут» открыл по нему огонь левым бортом с предельной дистанции, но австрийцы поставили дымовую завесу, и англичане прекратили стрельбу.

Капитан Генрих Зейц фон Треффен — будущий командир дреднойта SMS «Szent Istvan»
Капитан Генрих Зейц фон Треффен — будущий командир дреднойта SMS «Szent Istvan»

Капитан 1 ранга Зейц еще раз повернул и прошел под носом «Дартмута». Потом в 15.55 он повернул на юг, чтобы попытаться прикрыть «Татру». Одновременно он внимательно следил за сгущающимися сумерками. В 16:07 «Веймут» с предельной дистанции открыл огонь по «Гельголанду» правым бортом. Но как раз в этот момент эсминец «Татра» наконец соединился со своим флагманом. Дальнейшие маневры австрийцев предсказать было очень просто. До захода солнца оставалось всего 15 минут, поэтому «Дартмут» повернул на юг на тот случай, если австрийцы продолжат спускаться вдоль итальянского берега. «Веймут» держался севернее.

Но капитан 1 ранга Зейц снова обманул противника. Подобрав отставший эсминец, он поставил дымовую завесу и повернул вправо. Примерно в это же время «Чепель» сумел очистить винт и соединился с отрядом. Одновременно 2 других эсминца прошли за кормой «Гельголанда» контркурсом, ставя густую дымзавесу. Это полностью сбило с толку артиллеристов «Веймута» в самый критический момент. Хотя крейсер в 16:45 возобновил огонь, темнота и плохая видимость сделали стрельбу совершенно бессмысленной. Дистанция сократилась до 7.500 ярдов, однако наводчики не видели ничего, кроме вспышек выстрелов австрийских орудий. В 17:50 противники прекратили огонь, так и не добившись серьезных попаданий. Однако радовались этому только австрийцы.

Такой результат стал возможен благодаря прекрасной работе британских и австрийских механиков. Крейсер «Веймут» в ходе боя сумел развить скорость 27,7 узла, намного превзойдя результат, показанный на испытаниях. Причем это был не кратковременный спурт. Крейсер держал эту скорость в течение 4 часов, а потом еще 4 часа давал штатную скорость. «Гельголанд» превзошел сам себя, развив 29 узлов. Именно это спасло австрийский крейсер. Пока за ним гнались союзники, он пересек всю Адриатику. В 16:50 с «Дартмута» был замечен итальянский берег. Эскадра капитана 1 ранга Зейца проскочила всего в 25 милях от Бриндизи. Поэтому, если бы адмирал Кутинелли знал о ходе боя, он мог бы выслать из Бриндизи дополнительные корабли. Тогда судьба австрийцев была бы предрешена. Можно лишь догадываться, в каких выражениях британские офицеры и матросы отзывались о своих союзниках. Лишь слабое представление дает об этом запись в дневнике британского офицера: «Такой случай выпадает раз в жизни, и все погубила привычная непроходимая бездарность итальяшек».

Конец боя был совершенно очевидным. Около 18:00 союзники потеряли австрийские корабли в темноте, и они спокойно направились в Каттаро. Хотя «Веймут», «Дартмут» и «Ниньо Биксио» некоторое время преследовали их, но бой не возобновился, и крейсера союзников повернули на юг в Бриндизи. Впрочем, «Кайзер Карл VI» и другие австрийские корабли, вышедшие из Каттаро, тоже в бою участия не приняли. «Чепель», несмотря на проблемы с винтом, благополучно добрался до порта. Капитан 1 ранга Зейц полностью оправдал возложенные на него надежды. Его корабли получили лишь небольшие повреждения. Союзники, которые имели тройное превосходство в силах, не добились ничего. В результате адмирал Беллини в начале февраля был отстранен от командования.

Этот бой в очередной раз продемонстрировал значение высокой скорости, которая позволяет кораблю выбирать дистанцию боя и свободно маневрировать в ходе столкновения.

Теперь вернемся к сербским делам. К концу декабря итальянские войска продвинулись по берегу от Валоны до Дураццо, чтобы обеспечит защиту этого порта. А 5 января, наконец, было решено эвакуировать сербскую армию на остров Корфу. 9 января туда прибыла французская эскадра. В Бриндизи были сосредоточены 42 пассажирских и грузовых судна и 6 госпитальных судов. Для прикрытия эвакуации союзники привлекли более 70 военных кораблей различных классов, а также около 100 дрифтеров. При этом итальянцы в первую очередь вывезли австрийских пленных, количество которых достигало 25.000.

8 января австрийцы сосредоточили 30.000 человек при 500 орудиях в районе горы Ловчен. При поддержке огня крейсеров и эсминцев они пошли на штурм горы, которая господствовала над Каттаро. Несмотря на отчаянное сопротивление черногорских войск, численный перевес сказался, и австрийцы наконец полностью устранили всякую угрозу базе в Каттаро.

Темпы эвакуации нарастали, и к концу января ежедневно вывозилось до 3.000 человек. Общее число эвакуированных к 20 февраля достигло 149.000 человек. В это время австрийские войска подошли вплотную к Дураццо. 26 февраля последние части итальянского гарнизона грузились на транспорты уже под огнем австрийской артиллерии. В марте эвакуация частей сербской армии была полностью завершена.

Рейд 22/23 декабря 1916 года

Проекции подлодки U-20
Проекции подлодки U-20

17 декабря 1916 года в сетях дрифтеров Отрантского барража запуталась австрийская подводная лодка U-20. После 16 часов борьбы она сумела вырваться, хотя была повреждена глубинными бомбами дрифтера «Фишер Герл». После этого австрийцы решили нанести очередной удар по силам барража. Они планировали расчистить дорогу германской лодке UC-35, которая вышла из Киля 3 декабря и должна была прибыть в Каттаро 26 декабря.

Эсминец SMS «Scharfschütze»
Эсминец SMS «Scharfschütze»

В море вышли 4 старых угольных дестроера, которые сейчас назывались эсминцами — «Шарфшютце», «Река», «Велебит», «Динара». Этот отряд был любопытной иллюстрацией многонациональности австрийского флота. Первым эсминцем и всем отрядом командовал поляк капитан-лейтенант Богумил Новотный. Остальными эсминцами командовали словенец, чех и румын. Примерно в 21:30 австрийцы атаковали дрифтеры и обстреляли «Гоуэн Ли» и «Ауэ Эллайз». Первый из них получил несколько попаданий и был серьезно поврежден. От уничтожения дрифтеры были спасены случайно появившимися 6 французскими эсминцами. Они не патрулировали, обеспечивая безопасность дрифтеров, а просто совершали переход из Бриндизи в Таранто.

Австрийцы немедленно повернули назад. За ними в погоню устремились наиболее быстроходные «Каск» и «Бутфе». Французские корабли были вооружены 100-мм орудиями, поэтому артиллерийская дуэль могла сложиться не в пользу австрийцев, которые имели только 66-мм орудия. «Каск» быстро развил скорость 28 узлов, и начал нагонять австрийцев. Австрийцы открыли огонь, и замыкающий эсминец выпустил торпеду. «Каск» с трудом увернулся от нее, но тут же получил снаряд в котельное отделение. Его скорость упала до 22 узлов, и австрийский оград получил небольшую передышку.

Систершипы-эсминцы типа «Huszar»§
Систершипы-эсминцы типа «Huszar»

Однако в 21:45 французы отправили радиограмму в Бриндизи, сообщая о появлении австрийцев. Поэтому в 23:30 в море вышли 3 итальянских эсминца, через 2 часа гавань покинул британский легкий крейсер «Глостер» в сопровождении 2 эсминцев, а в 3:30 в море вышли итальянский лидер «Мирабелло» и еще 2 эсминца. Так как порт Бриндизи находится сравнительно недалеко от далматинского побережья, можно было предположить, что итальянцы легко установят контакт с французами. Но это произошло слишком буквально.

«Каск», несмотря на повреждения, продолжал погоню. Вскоре к нему присоединились 2 итальянских эсминца. Эсминец «Абба» в пылу погони развил скорость 31 узел, но в темноте неудачно сманеврировал, и врезался в левую раковину «Каска» под углом 45°. С этого момента о погоне уже не было речи. К счастью, торпедный аппарат французского эсминца был развернут именно под этим углом и амортизировал удар. Форштевень итальянца отрубил несколько футов торпедного аппарата, как топором. Но это спасло «Каск» от прямого удара. Хотя взрыватель торпеды сработал, она почему-то не взорвалось, что спасло уже оба эсминца. Однако от сильнейшего сотрясения в корпусе «Каска» возникли течи.

Эсминец SMS «Velebit»
Эсминец SMS «Velebit»
Выстрел торпедой с SMS «Warasdiner»
Выстрел торпедой с SMS «Warasdiner»

На этом неприятности союзников не закончились. Силой удара на «Аббе» сорвало лебедку, и распустившийся трос намотался на оба винта французского эсминца. Радист «Каска» был выброшен в море сквозь закрытую дверь радиорубки и едва не утонул. Итальянский эсминец серьезно повредил себе форштевень и дал задний ход, чтобы оторваться от «Каска». В этот момент из темноты выскочил «Бутфе» и врезался в «Аббу» немного впереди мостика. Скользящий удар разорвал корпус итальянского эсминца почти по всей длине. Как ни странно, сам «Бутфе» повреждений почти не получил. В конце концов, корабли союзников распутались и поползли в порт, волоча «Аббу» на буксире кормой вперед. Австрийцы около 2.00 тоже направились восвояси, потеряв 1 человека убитым и 2 ранеными. Так закончилось итало-французское столкновение.

Зимой 1916–17 годов произошли две важные перемены в Вене. 21 ноября скончался император Франц-Иосиф I, который правил многонациональной империей целых 68 лет. Его сменил внучатый племянник Карл I, жена которого была итальянкой по происхождению. 8 февраля 1917 года скоропостижно скончался гросс-адмирал Антон Гаус. Его сменил вице-адмирал Максимилиан Ньегован. Произошли перемены и в командовании союзников. В декабре 1916 года вице-адмирал Гоше сменил вице-адмирала Дартиж дю Фурнье на посту командующего французским Средиземноморским флотом.

Рейд 14/15 мая 1917 года

Операции австро-венгерского ВМФ против Отрантского барража
Операции австро-венгерского ВМФ против Отрантского барража
Адмирал Максимилиан Ньегован
Адмирал Максимилиан Ньегован

Итак, с того дня, как адмирал Ньегован принял командование, он начал готовить набег на корабли Отрантского барража. 11 марта 4 эсминца вышли, чтобы разведать обстановку в районе Валона–Бриндизи. Их заметила французская подводная лодка, но не сумела атаковать. 21 апреля австрийские миноносцы, уже возвращаясь в Дураццо, возле мыса Линьетта потопили итальянский пароход «Япигиа». Однако союзники усилили барраж, и подводные лодки UC-27, UC-67, UC-74 были атакованы дозорными катерами. U-35, U-43, UC-37 и U-17 столкнулись с некоторыми проблемами при прорыве линии барража.

Австрийцы решили нанести по барражу более сильный удар. 14 мая во второй половине дня в море вышли несколько подводных лодок. U-4 направилась к Валоне, UC-25 — к Бриндизи, где она должна была поставить минное заграждение, U-27 должна была действовать на линии Бриндизи–Остро. После этого вечером из Каттаро в море вышли крейсера «Новара», «Сайда» и «Гельголанд», а также эсминцы «Чепель» и «Балатон». Командовал отрядом капитан 1 ранга Хорти.

U-27 в Поле (8 февраля 1917 г.). В плавдоке позади лодки — легкий крейсер SMS «Admiral Spaun».
U-27 в Поле (8 февраля 1917 г.). В плавдоке позади лодки — легкий крейсер SMS «Admiral Spaun».

Примерно в это же время из Бриндизи в море вышел итальянский лидер «Мирабелло» в сопровождении французских эсминцев «Коммандан Ривьер», «Бизон», «Бутфе» и «Симитер». Эта группа должна была патрулировать в Отрантском проливе севернее линии дрифтеров. Эскадры противников разминулись на расстоянии нескольких миль, не заметив друг друга в темноте. Союзники двигались на восток к албанскому берегу, а австрийские крейсера — на юг, к линии Фано–Леука.

Австрийские эсминцы пошли вдоль албанского побережья, надеясь перехватить какой-нибудь из конвоев между Валоной и итальянскими портами. Около 3.00 примерно в 20 милях южнее Валоны они заметили итальянские пароходы «Карочио», «Верита» и «Берсальере», которые сопровождал эсминец «Бореа». Этот конвой вышел накануне из Галлиполи. В 3.15 конвой, построенный кильватерной колонной, находился в 20 милях южнее входа в бухту Валоны. Здесь он должен был повернуть на запад, чтобы пересечь Отрантский пролив.

Под берегом было еще темно, но командир «Бореа» капитан 2 ранга Франчески заметил справа по носу дымы 2 кораблей, идущих на большой скорости. Он запросил прожектором опознавательные. В ответ «Чепель» и «Балатон» осветили итальянцев прожекторами и открыли огонь. «Бореа» повернул вправо, чтобы прикрыть транспорты. Но «Чепель» уже первым залпом накрыл его и повредил главный паропровод. «Бореа» потерял ход и остановился. Он получил еще несколько попаданий, и немного позднее поврежденный эсминец затонул. Одновременно «Балатон» атаковал торпедами пароходы. 2 судна получили попадания торпедами, а третье было повреждено артогнем. «Кароччио», груженный боеприпасами, взорвался и вскоре затонул, а остальные 2 парохода были брошены перепуганными командами. Итальянцы потеряли 16 человек убитыми, 21 моряк был ранен. Весь бой длился считанные минуты. Австрийские эсминцы повернули на север. Они не удосужились дождаться гибели итальянских судов, и позднее буксиры, вышедшие из Валоны, подобрали брошенные пароходы.

На рассвете 15 мая, примерно в 4.00, на позиции должны были находиться 8 дивизионов дрифтеров. Но около 3.00 один дивизион выбрал сети и направился в Таранто. Вскоре после этого из темноты неожиданно вынырнули 3 австрийских крейсера, и началось хладнокровное избиение младенцев. Итальянское командование не удосужилось предупредить дрифтеры об опасности рейда, и сначала они приняли австрийские крейсера за свои. Но это заблуждение было быстро рассеяно. Один крейсер атаковал дрифтеры на западном краю завесы, другой — на восточном, а третий — прямо в центре.

Крейсера останавливались недалеко от дрифтера и приказывали команде покинуть судно. Австрийцы, конечно, вели себя благородно. Но что могли противопоставить крошечные суденышки с 6-фн орудиями современным легким крейсерам, вооруженным орудиями калибра 100 мм и торпедными аппаратами? Даже если бы; дрифтеры не были привязаны к сетям, они не имели никаких шансов удрать от противника, имеющего скорость более 27 узлов. Однако не все дрифтеры выполняли требование австрийцев. Командир «Гоуэн Ли» шкипер Джозеф Уотт в ответ приказал открыть огонь, сказав команде: «Мы будем сражаться до конца». Ответный залп снес орудие и взорвал ящик с боеприпасами. Хотя «Гоуэн Ли» получил тяжелые повреждения, он не затонул. За свой подвиг Уотт был награжден Крестом Виктории. Следующий в линии дрифтер «Эдмирабл» отстреливался, пока на нем не взорвался паровой котел.

Миклош Хорти на капитанском мостике легкого крейсера SMS «Novara»
Миклош Хорти на капитанском мостике легкого крейсера SMS «Novara»

Дрифтер «Флоанди», атакованный крейсером «Новара», тоже начал отстреливаться. Хотя австрийский крейсер всадил в него несколько снарядов, ранив нескольких человек, шкипер Д.Дж. Николе отказался спустить флаг, хотя сам получил 3 раны. И этот корабль тоже уцелел! «Гоуэн Ли» подошел к нему на помощь, и общими усилиями команды заделали пробоины «Флоанди». Николе был награжден «Медалью за выдающуюся отвагу». Но не всем дрифтерам повезло так сильно. В ходе этого рейда австрийцы потопили 14 из 47 дрифтеров. Это были «Эдмирабл», «Эвондейл», «Корал Хэйвен», «Крэгнун», «Феличитас», «Герл Грэйси», «Герл Роуз», «Эленора», «Кварри Ноув», «Селби», «Серена», «Тэйтс», «Транзит» и «Янг Линнет». Погибли 1 офицер и 70 матросов, еще 72 человека австрийцы взяли в плен. Еще 10 дрифтеров были повреждены, часть из них — австрийскими эсминцами вблизи о. Фано. Покончив с дрифтерами, австрийцы взяли курс на Каттаро. Однако спокойно уйти им не удалось.

U-4 в Рагузе
U-4 в Рагузе

В это время группа «Мирабелло» находилась в 20 милях севернее Дураццо и уже повернула на юг. Французский эсминец «Коммандан Бори», который шел из Таранто на Корфу, примерно в 4:30 заметил к северу от себя вспышки орудийных выстрелов. Однако из-за неполадок в машине он не мог развить скорость более 18 узлов. Хотя «Коммандан Бори» и направился на помощь дрифтерам, он, разумеется, опоздал. Эсминец обнаружил австрийскую подводную лодку U-4, попытался таранить ее, но промахнулся.

Радиограммы дрифтеров не были приняты командованием союзников, а сообщение эсминца «Коммандан Бори» было получено в Бриндизи только в 5:30. К этому времени там уже была объявлена тревога, так как в 4:00 пришло сообщение с берегового поста на о. Сазено, заметившего противника. Но эта радиограмма была зашифрована итальянским шифром, поэтому ни англичане, ни французы ее не поняли. Все корабли, стоящие в Бриндизи, получили приказ поднимать пары. Крейсер «Бристоль» и 4 эсминца находились в получасовой готовности, «Дартмут» мог дать ход в 5:30, а «Ливерпуль» чистил котлы и мог сняться с якоря только через 6 часов.

Актон передал по радио командиру «Мирабелло»: «Неприятельские корабли в Отрантском проливе, следуют курсом зюйд». Группа эсминцев повернула на юг, хотя «Бутфе» отстал из-за аварии в холодильнике. Примерно в 6:45 немного севернее о. Сазено австрийские корабли заметили группу «Мирабелло», идущую встречным курсом. Имела место короткая перестрелка, но союзники, значительно уступавшие австрийцам, были вынуждены прекратить бой. Они ограничились слежением за противником с расстояния около 5,5 миль.

Около 5:00 в море вышел «Бристоль» и итальянские эсминцы «Моего» и «Пило». Сам адмирал Альфредо Актон вышел в море на крейсере «Дартмут» в сопровождении эсминцев «Шиаффино» и «Ачерби» примерно через 20 минут. Легкий крейсер «Марсала», лидеры «Аквила» и «Раччиа» и эсминец «Инсидиозо» получили приказ присоединиться к «Дартмуту» как можно быстрее. «Аквила» вышел в море практически сразу вслед за адмиралом. Но к этому времени уже прошло 3 часа с момента атаки дрифтеров.

Эсминец SMS «Csepel»
Эсминец SMS «Csepel»

Адмирал Актон в момент выхода в море не знал точного места нахождения противника. В 6:45, когда все корабли, вышедшие из Бриндизи, собрались вместе, он построил отряд строем фронта и пошел на северо-восток к заливу Дрин. В этот момент австрийские эсминцы находились в 25 милях от него на SO, австрийские крейсера находились в 46 милях на SSW. За ними по пятам гнались «Мирабелло» и французские эсминцы. Хорти тоже не знал обстановки. Он предполагал, что не встретит ничего страшнее «Мирабелло». Но примерно в 7:30 пришли несколько радиограмм от «Чепеля» и самолетов, из которых Хорти узнал, что севернее него в море находятся 7 крейсеров и эсминцев союзников.

Модель эсминца типа «Tatra»
Модель эсминца типа «Tatra»

В 7:40 он приказал лидеру «Аквила» и эсминцам полным ходом следовать к мысу Мендерс. Эта группа дала 35 узлов и быстро обогнала крейсера. Примерно в 8.00 итальянские эсминцы вблизи Дураццо столкнулись с «Чепелем» и «Балатоном», которые тоже обогнали свои крейсера. В ходе завязавшейся перестрелки «Чепель» добился попадания в «Аквилу», и итальянский лидер снизил скорость. Стрельбу австрийских кораблей корректировали самолеты. Летчики с помощью жестов руками помогали артиллеристам, вероятно, это был первый в истории случай корректировки огня кораблей в морском бою. Видя, что прорваться в Каттаро не удается, австрийские эсминцы направились в Дураццо. Береговые батареи прикрыли их отход и вынудили итальянцев отказаться от преследования.

Снимок с самолета легкого крейсера SMS «Novara» (15 мая 1917 г.)
Снимок с самолета легкого крейсера SMS «Novara» (15 мая 1917 г.)

Сообщение об этой стычке с неправильными координатами «Мирабелло», который все еще оставался позади крейсеров, вынудило ошибиться адмирала Актона. Он не подозревал, что силы противника разделены на 2 группы, что сам он находится севернее австрийских крейсеров и вполне может зажать противника в клещи. Но в 8:25 Актон приказал крейсерам «Ливерпуль» и «Марсала», лидеру «Раччиа» и эсминцам «Импавидо», «Индомито» и «Инсидиозо» выйти из Бриндизи и следовать на северо-восток. Сам он пошел на помощь «Аквиле», который к этому времени полностью потерял ход и стоял на месте. Актон считал, что австрийские крейсера находятся к северу от него. В результате в 9:30 он совершенно неожиданно для себя столкнулся с вражескими крейсерами. Уже вторым залпом с дистанции 60 кабельтов «Дартмут» добился попадания в мостик «Новары», при этом был убит старпом крейсера. Австрийские крейсера повернули на запад, укрываясь дымовой завесой, англичане начали их преследовать. 8 австрийских самолетов атаковали крейсера союзников, и несколько бомб разорвались недалеко от борта «Дартмута», но повреждений не причинили. Итальянские самолеты атаковали австрийцев, однако воздушный бой завершился безрезультатно.

Спуск на воду со стапеля легкого крейсера SMS «Novara» (15.2.1913)
Спуск на воду со стапеля легкого крейсера SMS «Novara» (1913)

Хорти пошел на сближение, чтобы более эффективно использовать свои 100-мм орудия. Это ему удалось, и «Дартмут» получил 3 попадания. Однако австрийцы не желали рисковать. Они немедленно повернули на северо-запад, так как теперь путь к Каттаро был открыт. «Новара» все еще мог дать 27 узлов, и австрийская эскадра начала медленно отрываться от противника. «Дартмут» мог развить только 25 узлов, а «Бристоль» — вообще только 23 узла, так как давно не чистил корпус в доке. Около 10:00 «Мирабелло» тоже снизил скорость. Официальным объяснением послужило загрязнение топлива водой. Через несколько минут авария холодильника вынудила остановиться «Коммандан Ривьер». После этого «Симитер» и «Бизон» тоже остановились, чтобы прикрыть их от атак подводных лодок. Хотя, скорее всего, командиры эсминцев проявили «разумную трусость», не желая вести артиллерийский бой с крейсерами. «Шиаффино» и «Пило» остались прикрывать «Аквилу».

Преследование продолжал только «Дартмут» в сопровождении эсминца «Ачерби». Сильно отстав, за ним тянулся «Бристоль». Британский крейсер добился нескольких попаданий в «Новару» и повредил ему главный паропровод. В 10:10 был ранен капитан 1 ранга Хорти. Он еще пытался командовать, но вскоре потерял сознание. Командование крейсером принял лейтенант Викторокский. Но к этому времени «Бристоль» отстал настолько, что был вынужден прекратить огонь.

Легкий крейсер SMS «Novara» на ремонте в доке (май 1917 г.)
Легкий крейсер SMS «Novara» на ремонте в доке (май 1917 г.)

Ахтон несколько снизил скорость, чтобы увеличить дистанцию и дать возможность «Бристолю» подтянуться. К 11:00 «Новара» настолько снизил скорость, что начал отставать. Союзники перенесли огонь на замыкающий строй крейсер «Сайда» и повредили его, хотя и незначительно. В 11:30 крейсер «Сайда» взял флагмана на буксир, а «Гельголанд» попытался прикрыть их от огня «Дартмута».

Модель эсминца типа «Tatra»
Модель эсминца типа «Tatra»

В этот момент начали прибывать вызванные по радио обоими противниками подкрепления. На юго-западе появилась группа «Марсалы», но тут же на севере показались вызванные на помощь из Каттаро броненосный крейсер «Санкт Георг» и эсминцы «Татра» и «Варасдинер». После этого корабли союзников прекратили преследование и повернули на юг. В полдень «Чепель» и «Балатон», проскочившие на север под самым берегом, соединились со своими крейсерами.

Теперь союзникам предстояло решить неприятную задачу — организовать отход поврежденных и потерпевших аварии кораблей, которые могли быть атакованы вражескими подводными лодками. «Аквила» был взят на буксир эсминцем «Шиаффино», а «Коммандан Бори» — лидером «Мирабелло». К вечеру обе группы прибыли в Бриндизи.

Легкий крейсер SMS «Saida» (1914)
Легкий крейсер SMS «Saida» (1917)

Крейсера двигались назад строем фронта в охранении эсминцев. В 13:15, когда они находились в 40 милях от Бриндизи, «Дартмут» был атакован германской подводной лодкой UC-25 и получил торпеду в борт. Крейсер получил небольшой крен и дифферент на нос, он также потерял ход. Эсминцы начали преследовать лодку и помешали ей выпустить новые торпеды. В 14:30 команда покинула корабль, адмирал Актон перешел на борт эсминца «Инсидиозо». Но, когда стало ясно, что «Дартмут» не тонет, капитан 1 ранга Аддисон с частью команды вернулся обратно.

С большим трудом крейсер удалось отбуксировать в гавань, куда он прибыл через 12 часов после взрыва торпеды. К счастью, он сумел обойти мины, поставленные этой же лодкой. Зато французскому эсминцу «Бутфе», вышедшему из порта на помощь «Дартмуту», повезло меньше. Прямо за боновым заграждением он натолкнулся на мину, взорвался и затонул, на нем погибли 12 человек.

В этот день австрийцы одержали решительную победу. Союзники потеряли 2 эсминца и 14 дрифтеров, «Дартмут» вышел из строя на 3 месяца, еще несколько кораблей получили небольшие повреждения. Австрийцы пострадали меньше. На крейсере «Новара» 12 человек были убиты, 25 ранены, на других австрийских крейсерах 2 человека были убиты и 6 ранены. Вдобавок, моральный дух экипажей дрифтеров настолько упал, что, начиная с 31 мая, англичанам пришлось отказаться от ночных дежурств в проливе. Кроме того, линия сетевых заграждений была отодвинута на юг. В результате барраж превратился в чисто символическое мероприятие. Только после того, как из Венеции в Бриндизи был переведен дивизион новых эсминцев («Пеле», «Поэрио», «Орсини», «Россарол»), а англичане прислали крейсера «Веймут» и «Ньюкасл», 1 июля ночное патрулирование возобновилось.

Австрийцы, которые благополучно избежали смертельной опасности, возобновили рейды только осенью.

Рейды австрийцев против сил Отрантского барража

1915 год

18/19 февраля КР «Гельголанд», ЭМ «Татра», «Балатон», «Чепель», «Орьен», «Лика», «Триглав», MM 75T, 76Т, 56Т Контактов нет
10/11 апреля КР «Гельголанд», ЭМ «Татра», «Балатон», «Чепель», «Орьен», «Лика», «Триглав» Контактов нет
22/23 ноября КР «Гельголанд», «Сайда», ЭМ «Татра», «Балатон», «Чепель», «Орьен», «Лика», «Триглав» «Триглав» потопил ит. шхуну, замечены 4 ит. эсминца
5/6 декабря КР «Гельголанд», «Сайда», ЭМ «Татра», «Балатон», «Чепель», «Орьен», «Лика», «Триглав» Контактов нет
30/31 декабря КР «Гельголанд», ЭМ «Татра», «Балатон», «Чепельи «Орьен», «Лика», «Триглав» Потоплена фр.ПЛ», «Монж», «Триглав» и «Лика» погибли на минах. «Гельголанд» имел бой с КР «Дартмут» и «Куарто»

1916 год

3/4 апреля КР «Новара», MM 79T, ПЛ U-5, U-6 Контактов нет
31 мая/1 июня ЭМ«Орьен», «Балатон», ММ 77Т, 79Т, 81Т «Орьен» потопил англ. дрифтер «Бенефишент»
4/5 июля КР «Гельголанд», ЭМ «Орьен», «Татра», «Балатон», MM 83F, 85F, 87F Контактов нет
8/9 июля КР «Новара», MM 73F, 54Т, 87F Потоплены англ. дрифтеры «Аструм Спей», «Клавис»
30/31 июля ММ 83 F, 85 F, 87F, 88F Контактов нет
26/27 сентября ЭС«Вильдфанг», «Гусар», «Варасдинер», «Турул» Контактов нет
4/5 октября MM 87F, 99 М, 100М Контактов нет
28/29ноября MM 82F, 86F, 89F, 90F, 91F Контактов нет
22/23декабря ЭМ«Шарфшютце», «Река», «Динара», «Велебит» Перестрелка с франц. ЭМ

1917 год

11/ 12 марта ЭМ «Чепель», «Орьен», «Гатра», «Балатон» Контактов нет
21/22 апреля MM 84F, 92F, 94F, 100М 100М потопил ит. пароход «Япигиа»
22/23 апреля ЭМ«Ускок», «Штрейтер», «Варасдинер», «Река» Контактов нет
25/26 апреля ЭМ «Чепель», «Татра», «Балатон» Контактов нет
5/6 мая ЭМ «Чепель», «Татра», «Балатон» Контактов нет
14/15мая КР «Новара», «Гельголанд», «Сайда», ПЛ U-27, U-4, UC-25; независимо ЭМ «Чепель», «Балатон» Потоплены 14 дрифтеров, крейсера имели бой с КР «Бристоль», «Дартмут», «Марсала»
20/21 сентября ЭМ «Чепель», «Татра», «Балатон», «Орьен» Контактов нет
18/19 октября КР «Гельголанд», ЭМ «Татра», «Чепель», «Триглав», «Лика» Контактов нет
12/13 ноября КР Новара», MM 85F, 88F, 96F Операция прекращена из-за плохой погоды
13/14декабря ЭМ «Татра», «Балатон», «Чепель» Короткий бой с 4 ЭМ союзников

1918 год

22/23 апреля ЭМ «Чепель», «Ускок», «Дукла», «Лика», «Триглав» Бой с англ. ЭМ «Ягуар», «Хорнет»
Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 12 марта 2012
Рубрика: Вооруженные силы, История, Книги, Первая мировая война, Первая мировая война, Первая мировая война
Метки: , , ,

Последние опубликование статьи