Австрийские специализированные войска в период Напоелоновских войн

Данный материал является переводом книги Philip Haythornthwaite (цветные иллюстрации Bryan Fosten) «Austrian Specialist Troops of the Napoleonic Wars» из серии «Man-at-Arms» No 223. Перевод Терещенко Д. Г. был опубликован в военно-историческом альманахе «Солдат» №. 60 (Артемовск, 2000). Так как оригинальный английский текст отсутствует и невозможно определить: где ошибки автора, а где переводчика, то исправления внесены сразу в текст, а не поданы в виде комментариев как обычно.

В квадратных скобках подается номер страницы перевода Терещенко Д. Г.

Артиллерия

[29] К концу XVIII века австрийская артиллерия стала лучшей в Европе и считалась примером для других армий. В ходе Войны за Австрийское наследство австрийская артиллерия показала себя крайне неудачно, что заставило обратить на этот род войск пристальное внимание. В 1744 году на должность генерал-директора артиллерии назначили князя Лихтенштейна. Новый начальник основал в Будвайзе (сейчас Будейовицы в Чехии) артиллерийскую школу и приказал разработать новые, более легкие и маневренные орудия. К началу Семилетней войны реформа была в целом проведена, и австрийская артиллерия послужила образцом для копирования в других странах. Пруссия позаимствовала австрийскую 12-фунтовую пушку, а Франция скопировала гаубицу Лихтенштейна. Грибоваль в период с 1756 по 1762 года служил в рядах австрийской артиллерии и затеял реорганизацию французской артиллерии по австрийскому образцу. Однако в конце XVIII века в Австрии наметилась некоторая стагнация. Австрийская артиллерия по-прежнему оставалась лучшей в Европе, а австрийские артиллеристы были отлично подготовлены, но австрийская армия продолжала придерживаться старых тактических принципов. Такое положение дел сохранялось по крайней мере на протяжении первой половины французских революционных войн.

Артиллерия, 1798 год. Младший офицер (слева) в шлеме образца 1798 года с черно-желтым гребнем. Коричневый камзол с красной отделкой и подкладкой, без отворотов. Артиллерист (справа) в шлеме с кожаным подбородочным ремнем и красным гребнем. За спиной скатанная шинель, в руках моток веревки. Ездовой (в центре) в униформе транспортной службы светло-серого цвета (в том числе и бриджи) с желтой отделкой. На левом рукаве черно-желтая повязка. На голове обычная круглая шляпа с черно-желтым помпоном и плюмажем.

Артиллерия, 1809 год. Унтер-офицер (слева) в коричневой укороченной двубортной шинели с красным воротником и коричневыми (а не красными) манжетами. Шляпа отделана желтой тесьмой. В руках трость. Темляк на сабле желто-черный. Артиллерист (в центре) несет сумку через плечо. На другом боку подвешен моток троса. Оба артиллериста в сапогах с прямыми голенищами. Ездовой (справа) в белой с желтой отделкой униформе. Пехотного типа кивер с желто-черным помпоном и латунными украшениями. Хотя рядовые погонщики обычно были безоружными, этот вооружен саблей.

Организация

Организация австрийской артиллерии была тесно связана с теорией тактики. В мирное время артиллерия не имела собственной тактической структуры, будучи представленной только органами управления. В военное время формировались артиллерийские подразделения, которые выступали в роли полевой артиллерии. Кроме того, легкие орудия включались в состав каждой пехотной и пограничной (Grenz) части. Эта система, известная под названием «батальонных пушек», практиковалась во многих других европейских армиях. Однако уже первые столкновения в ходе Революционных войн показали, что ей присущи органические недостатки. В частности, недостаточная маневренность батальонных пушек затрудняла наступление пехоты, что не могло окупиться дополнительной огневой мощью. Англия и Франция первыми поняли, что «батальонная артиллерия», по сути, приводит лишь к распылению сил, и перешли в другую крайность, начав практиковать так называемый «массированный батарейный огонь». Массированное применение артиллерии давало дополнительный эффект, превышающий простое суммарное воздействие пушек. Австрия начали предпринимать попытки по централизации своей артиллерии лишь в XIX веке, формируя «батареи поддержки» и «позиционные батареи». Это формирование шло на базе артиллерийского резерва — первоначально небольшой службы в составе артиллерии.

Австрийские артиллеристы 1799–1800 гг.

В 1792 году артиллерия состояла из нескольких штабов общей численность 270 человек, трех полков полевой артиллерии общей численностью 9282 человека, 13 артиллерийских [30] гарнизонных округов общей численностью 2166 человек, бомбардирского корпуса численностью 845 человек и батальона артиллерийских фузилеров численностью 959 человек. На вооружении состояли 3-, 6-, 12-, 18- и 24-фунтовые пушки, 7- и 10-фунтовые гаубицы, а также 30-, 60- и 100-фунтовые мортиры Кегорна. Некоторые тяжелые орудия были чугунными, но большинство стволов отливались из меди. Австрийский фунт был легче, чем в других европейских странах, составляя всего 0,83 от английского фунта, а французский фунт был еще тяжелее. Поэтому австрийская 12-фунтовая пушка соответствовала 9,96 английским фунтам или 12,81 французским фунтам. Таким образом, французские орудия при равном номинальном калибре имели залп на четверть больший.

Распределение артиллерии в пехотных частях было неравномерным. В Италии и Тироле каждый пехотный батальон располагал двумя 3-фунтовыми пушками, а в Германии и Нидерландах — 6-фунтовыми. В резерве пехотного полка находились 12-фунтовые пушки и гаубицы. Пограничные части обычно располагали четырьмя 3-фунтовывми пушками на каждые три батальона. В пограничных частях орудийные расчеты формировались из солдат батальонов. Расчет полковой батареи состоял из 50 солдат. Лишь несколько человек были собственно артиллеристами, большинство расчета представляло собой просто рабочую силу.

Во время боя артиллерия выдвигалась вдоль фронта, резервные орудия находились дальше к тылу, при этом орудия практически не перемещались. Передовые орудия разворачивались в 15 метрах перед строем пехоты и вели огонь в промежутках между залпами пехотинцев. При необходимости 10-фунтовые гаубицы и 12-фунтовые пушки также могли выдвигаться на передовую. Этот маневр добавлял огневой мощи и неоднократно приводил к успеху, как это имело место в ходе Войны за баварское наследство (1778–1779). В ходе Революционных войн подобный маневр также практиковался, но без заметных результатов, что было связано с меньшей относительной насыщенностью артиллерией пехотных частей.

[31] Позиционные батареи обычно состояли из четырех пушек и двух гаубиц. Расчет батареи составляли бомбардиры, фузилеры и личный состав гарнизонной артиллерии, а также прикрепленные пехотинцы. Часть «легкого резерва» составляли «кавалерийские батареи», вооруженные легкими 6-фунтовыми пушками. При этом «кавалерийские батареи» не были конной артиллерией в точном смысле этого термина. К формированию этих частей приступили в 1778 году. Батареи создавались с целью создать подвижные артиллерийские части, хотя не обязательно для усиления только кавалерийских частей. Личный состав батарей набирался из числа обычных артиллеристов, кавалерийские батареи не выделялись в особый род войск. Орудия кавалерийских батарей имели удлиненную станину лафета, на которой находилось сиденье для расчета. Зарядный ящик также оборудовался сверху сиденьем для остальных членов расчета. Такие ящики получили название Würst-Wagen («колбасная телега»). Из личного состава батареи верхом передвигались только офицеры и старшие унтер-офицеры. Нижним чинам коней не полагалось. Появление кавалерийских батарей было одним из следствий постепенной утраты кавалерии ударной силы. На протяжении второй половины XVIII века кавалерия постепенно превращалась во вспомогательный род войск. Батареи не должны были поддерживать огнем кавалерийские атаки, а действовали в роли обычных полевых батарей.

Артиллерист, 1798 год. Шлем образца 1798 года, на бляхе изображение орудийного ствола. Гетры вместо сапог. Более узкий ремень через правое плечо поддерживает моток троса.

Барабанщик, артиллерия. Униформа музыкантов в «технических» частях представляла собой обычную униформу, дополненную галунами на воротнике и манжетах, а также «ласточкиными гнездами» на плечах. Этот барабанщик носит «корсиканскую» шляпу позднего типа.

Кавалерийские и обычные, «пешие» батареи действовали совместно с корпусом погонщиков (Führwesenkorps). Корпус также обеспечивал тягой штабные повозки. Такое выделение погонщиков в отдельную службу было обычным делом для Европы, но такая организация серьезно затрудняла взаимодействие артиллеристов и погонщиков. До 1805 года артиллерия не имела своих коней, и перед началом кампании приходилось заниматься реквизициями.

Требования к рекрутам в артиллерии были выше, чем в пехоте. От кандидатов в артиллеристы требовалось наличие определенных навыков. Хотя в военное время требования снижались (например, смягчались требования к росту рекрутов), от кандидата требовалось уметь писать по-немецки и быть австрийским гражданином. Артиллеристы обучались в артиллерийской школе в районе Будвайза в Богемии, а также в Бомбардирском корпусе князя Кински, ставшего генерал-директором артиллерии в 1786 году. В учебных заведениях солдаты получали как теоретические знания, так и практические навыки. Обучение проходили и нижние чины. Курс, рассчитанный на семь лет, включал в себя не только основы обращения с орудием и азы тактики, но также охватывал такие области знаний, как математика, наблюдение, фортификация, управление и наука. Солдаты, окончившие курс, получали офицерский патент. Выпускники пятилетнего курса становились унтер-офицерами, командирами расчета и имели право на производство в офицеры в дальнейшем. Благодаря налаженному обучению австрийские артиллеристы были лучшими в Европе. Хотя в 1802 году эрцгерцог Карл провел реформы, служба в артиллерии все равно продолжалась дольше из-за курса обучения. Так, пехотинец служил в австрийской армии 10 лет, кавалерист — 12, а артиллерист — 14.

Штаб артиллерии назывался Feld-Zeugamt (управление арсеналами) и был сформирован в 1772 году. Первоначально штаб состоял из собственно штаба и двух рот. В 1791 году провели реорганизацию, численность штаба достигла 270 человек, а в 1802 году численность довели до 463 человек. Штаб комплектовался мастеровыми (кузнецами, плотниками и т.д.). В период с 1800 по 1818 год командовал штабом подполковник (Major-Oberst) Адольф Гайгер. Штаб отвечал за обслуживание и ремонт артиллерийского парка и повозок. Личный состав штаба числился в резерве. Дополнительно штаб отвечал за распределение боеприпасов. Feld-Zeugamt располагался в Вене, но его склады были разбросаны по всей Империи. Ключевые центры австрийской артиллерии находились в Вене (осадный парк, склад южных провинций), Будвайзе (учебный центр, артиллерийский резерв), [32] Праге (центр обслуживания в Богемии) и Брно (обслуживал артиллерийские части в Моравии).

Артиллерийский младший офицер, униформа соответствует 1813 году. Фалды камзола с отворотами, шляпа надета на манер пилотки.

Транспорт и саперы, 1798–1800

Гарнизонная артиллерия организовывалась по принципу округов (Garnisons-Artillerie-Distrikte), число которых постоянно колебалось в небольших пределах в зависимости от территориальных приобретений и потерь Австрии. Впервые округа гарнизонной артиллерии сформировали в 1772 году. Округа охватывали Верхнюю и Нижнюю Австрию (включая Вену), Внутреннюю Австрию (Грац), Богемию (Прага), Моравию (Ольмюц (теперь Оломоуц в Чехии)), Венгрию (Офен), Банат (Темешвар (теперь Тимишоара в Румынии)), Славонию (Петервардайн), Хорватию (Карлштадт (теперь Карловиц в Хорватии)), Трансильванию (база, первоначально располагавшаяся в Германнштадте (теперь Сибиу в Румынии), а затем в 1794 году перенесенная в Карлсбург), Тироль (Инсбрук был потерян в 1805 году), Нидерланды (Мехелен, потерян в ходе Нидерландской кампании), Италию (Мантуя потеряна в 1797 году, возвращена в 1799 году, снова потеряна в 1800 году), Галицию (Лемберг (теперь Львов на Украине), Венецианскую Область (город Венеция с 1798 года) и Далмацию (Зара). Дополнительный округ на короткий период в 1793–1794 гг. существовал в Валансьене.

Личный состав гарнизонной артиллерии состоял из артиллеристов, набранных из 2-го артиллерийского полка (венского), инвалидов, списанных из частей полевой артиллерии, а также тех, кто не мог служить в полевых частях по состоянию здоровья. Кроме того, активно привлекались гражданские специалисты, которые занимались ремонтом и изготовлением орудий, стрелкового оружия и пороха. В 1801 году части гарнизонной артиллерии насчитывали 1791 артиллериста и 1113 гражданских специалистов.

Артиллерист «кавалерийской батареи». Укороченная шинель, через левое плечо ремень, поддерживающий моток троса. Орудие – 6-фунтовая пушка Cavalleriegeschuetz с удлиненной станиной, на которой закреплено седло для четырех членов расчета. Дуло закрыто чехлом. На запальное отверстие надета заглушка.

Как говорилось выше, Бомбардирский корпус использовался в качестве школы, а также аккумулировал в своем составе наиболее квалифицированных [33] артиллеристов. При необходимости кадрами корпуса усиливали части полевой или осадной артиллерии. Корпус был сформирован 1 ноября 1786 года и состоял из штаба и четырех рот. Возглавлял корпус офицер в звании подполковника (Oberst-Lieutenant). В период с 1808 по 1812 год корпусом командовал полковник (Oberst) Йозеф Смола. Штаб корпуса располагался в Вене. Штаб состоял из командира корпуса, двух майоров, одного инструктора по теории артиллерии (капитан), двух обер-фейерверкмейстеров и трех фейерверкмейстеров (звание фейерверкмейстера соответствовало лейтенанту). В 1801 году штатное расписание штаба расширили, добавив пятую роту. Рота состояла из капитана, обер-лейтенанта, двух унтер-лейтенантов, 24 обер-фейерверкеров, 36 фейерверкеров, шести кадетов, одного фурьера (квартирмейстера) и одного помощника фурьера, а также двух музыкантов и 131 бомбардира. Главная база корпуса располагалась в Зиммеринге, ею командовал офицер в чине обер-фейерверкмейстера. В полевых частях бомбардиры автоматически назначались на должность командира орудия, фейерверкеры возглавляли орудийные секции и даже целые батареи.

«Кавалерийская батарея» 6-фунтовых пушек на марше. Погонщики в новой униформе транспортной службы, введенной в 1809 году, что можно определить по наличию кивера.

Батальон артиллерийских фузилер существовал с начала XVIII века. В 1772 году его расформировали, а личный состав влили в 3-й полк полевой артиллерии. Батальон поставлял неквалифицированную рабочую силу для частей, действовавших самостоятельно (батареи в составе пехотных или кавалерийских полков использовали солдат из частей, к которым были прикреплены). В 1790 году батальон сформировали заново в составе штаба и шести рот. Штаб состоял из подполковника, майора, капеллана, аудитора (чиновник военно-юридической службы), рехнунгсфюрера (казначея), хирург-майора, батальонного хирурга, четырех помощников хирурга, офицера военной полиции и барабанщика. В каждой роте служили капитан, обер-лейтенант, унтер-лейтенант, фельдфебель, фурьер и его помощник, шесть капралов, два барабанщика, 100 нижних чинов и 4 мастеровых. В военное время штатное расписание увеличивалось. Батальон обслуживал артиллерийские части на территории Богемии, Моравии и Нидерландов. В 1802 году его снова расформировали, а личный состав распределили между окружными штабами и новым 4-м полком полевой артиллерии.

Основную боевую силу австрийской артиллерии составляли три (позднее четыре) полка полевой артиллерии, которым с 1807 года присвоили территориальные обозначения. Полки были сформированы 1 мая 1772 года на базе прежних артиллерийских частей, нидерландского полка полевой артиллерии и батальона артиллерийских фузилер. Три полка состояли из четырех батальонов по четыре роты в каждом. В 1790, 1796 и 1797 годах полки получили по дополнительной роте.

1-й полк полевой артиллерии (с 1807 года Богемский полк полевой артиллерии (Böhmisches Feldartillerie-Regiment)) к 1801 году насчитывал уже 22 роты. В 1802 году шесть рот вывели из состава полка, сформировав на их базе новый 4-й полк. В 1815 году 1-й полк получил две дополнительные роты.

2-й полк полевой артиллерии (с 1807 года Нижнеавстрийский полк полевой артиллерии (Niederösterreichisches Feldartillerie-Regiment)) в 1797 году насчитывал 20 рот. В 1802 году из его состава выделили четыре роты для 4-го полка. В 1815 году в полку сформировали дополнительную роту.

3-й полк полевой артиллерии (с 1807 года Моравский полк полевой артиллерии (Mährisches [34]Feldartillerie-Regiment)) также насчитывал 20 рот, а в 1802 году из его состава выделили 4 роты для 4-го полка. В 1815 году сформировали две дополнительные роты.

4-й полк полевой артиллерии (с 1807 года Внутриавстрийский полк полевой артиллерии (Inner-Österreichisches Artillerie-Regiment)) был сформирован 1 февраля 1802 года на базе 12 рот, выделенных из состава трех первых полков, и личного состава расформированного батальона артиллерийских фузилер. Первоначально полк насчитывал 16 рот, в 1815 году их число увеличилось на два. Почти сразу 17-я и 18-я роты полка послужили базой для формирования нового, 5-го полка полевой артиллерии.

Австрийский корпус инженеров, 1798–1800

Полки никогда не выступали в полном составе. Роты полка представляли собой полуавтономные части, способные действовать по отдельности в составе пехотных частей. Например, в 1809 году роты 2-го полка были распределены следующим образом: 6 рот находились в Италии в составе армии эрцгерцога Иоганна, 3 роты оставались в Вене, две входили в состав армии эрцгерцога Карла в Германии, две пребывали в полковом депо в Пеште, одна рота дислоцировалась в Венгрии, одна в Граце и одна в Тироле.

Штаб полка включал в себя почетного командира полка (Inhaber), полковника, который фактически командовал полком, подполковника, трех майоров, капеллана, адъютанта, аудитора, рехнунгсфюрера, полкового хирурга, четырех батальонных хирургов, девяти помощников хирурга, тамбурмажора, шестерых музыкантов и офицера военной полиции.

Рота состояла из капитана или капитан-лейтенанта (обычно на 18 рот полка приходилось 12 капитанов и 6 капитан-лейтенантов), обер-лейтенанта, двух унтер-лейтенантов, фельдфебеля, фурьера и помощника фурьера, 11 капралов, 100 канониров, 50 унтер-канониров и двух музыкантов.

Численность роты могла колебаться. В 1802 году штатная численность роты составляла 174 человека. В 1811 году — 170 человек, а в 1813–15 г.г. — 177 человек. Численность штаба в 1802 году составляла 31 человек, в 1811–15 г.г. возросла до 43 человек. Численность полка составляла 2815 человек (1802), 2875 человек (1813) и 3229 человек (1815). Численность в 1815 году соответствует полку с 18 ротами.

Численность расчета зависела от типа орудия. 3-фунтовое орудие обслуживали 4 артиллериста и 4 солдата. 6-фунтовое — четыре артиллериста и шесть солдат. Расчет 6-фунтовой кавалерийской пушки состоял из шести артиллеристов. 12- и 18-фунтовые пушки обслуживались расчетом из четырех артиллеристов и 8 солдат. Расчет гаубицы состоял из двух бомбардиров, двух артиллеристов и семи солдат. До 1808 года солдаты набирались из пехотных батальонов, к которым были приданы пушки, а в резервных частях служили фузилеры.

Реорганизация и тактическое применение

Реорганизация артиллерии была вызвана развитием тактической мысли. Вместо распыления артиллерии по [35] отдельным батальонам австрийское командование перешло к более эффективному методу концентрирования огня. Первым о концентрации заговорил эрцгерцог Карл в начале 1795 года, однако прошло довольно много времени, прежде чем предложения эрцгерцога оценили по достоинству. Под Аустерлицем, например, майор Фриренберг сумел сконцентрировать одновременно огонь 12 пушек, сумев оказать заметное влияние на ход боя. Хотя Австрия и располагала большим количеством орудий, тактические просчеты приводили к тому, что перевес в артиллерийском огне постоянно был на стороне противника. Например, под Ваграмом французы сумели собрать 554 орудия, в то время как австрийцы противопоставили только 414 орудий. Учитывая численность французской (154000) и австрийской (142000) армий, французы имели по 3,6 орудия на 1000 солдат, тогда как у австрийцев этот показатель равнялся всего 2,9.

Артиллерийские головные уборы. Указанные даты следует понимать как примерное указание, поскольку границы перехода с одного на другой головной убор довольно размыты.

В ходе кампании 1805 года насыщенность артиллерией австрийской армии по-прежнему оставалась недостаточной. Австрийская армия располагал 11260 артиллеристами, которым помогало некоторое число необученных пехотинцев. В результате в ходе кампании австрийская армия смогла использовать лишь половину имевшейся артиллерии. По-прежнему, артиллерия разделялась на линейную и резервную. Хотя большинство пехотных бригад располагало 3-фунтовыми пушками, кавалерия осталась без артиллерийской поддержки.

Поражение 1805 года заставило австрийское командование пересмотреть свою деятельность. Эрцгерцог Карл сумел в 1808 году провести некоторые преобразования. Однако австрийская артиллерия по-прежнему ощущала острую нехватку личного состава, транспорта, а также продолжала использовать устаревшую тактику. Карл постепенно отказался от использования батальонных пушек. 3-фунтовые пушки были собраны в составе восьмиорудийных бригадных батарей, а 6-фунтовые пушки оказались в составе артиллерийского резерва. Разделение пехоты и артиллерии заставило сформировать вспомогательный артиллерийский корпус — Artillerie-Handlanger Corps. Корпус насчитывал 8 рот, которые при мобилизации разворачивались в восемь батальонов, обслуживая как бригадные батареи, так и артиллерийский резерв.

Артиллерийские офицеры, 1815 год. Обычная (слева) и походная (справа) униформа. Походная униформа включает в себя Oberrock и рабочие брюки. Офицер слева награжден военным значком 1814 года. Оба носят бикорны поперек, хотя в это время их могли носить и на манер пилотки.

Плотник артиллерийской части. Кожаный фартук с карманами, ножовка в чехле и топор в руках. Шинель в скатанном виде подвешена за спиной.

Вспомогательный корпус сформировали 6 июня 1808 года из артиллерийских офицеров и унтер-офицеров, а также пехотинцев «германских» пехотных полков. Роты попарно объединялись в «дивизионы». К 1813 году местами дислокации дивизионов были Вена (там же находился штаб корпуса), Грац, Ольмюц и Прага. Один «дивизион» придавался каждому артиллерийскому полку. Одной роты хватало, чтобы обеспечить рабочей силой три батареи. Рота состояла из лейтенанта, фельдфебеля, восьми капралов. 170 рядовых и слуги. Штатное расписание штаба корпуса предусматривало 16 офицерских, унтер-офицерских и вспомогательных должностей. Возглавлял штаб подполковник К.Ф. Мареш фон Марсфельд.

До 1812 года разворачивать корпус не было надобности — для решения задач хватало восьми рот (пять во вспомогательном корпусе Шварценберга в составе Великой армии, две в Вене и одна в Терезиенштадте). В 1813 году численность корпуса составила уже 30 рот, а в 1814 году достигла 33 рот. При этом штатная численность корпуса составила 7157 человек, хотя фактически в корпусе служило около 6000 солдат. 1 августа 1816 года корпус расформировали.

Эрцгерцог Карл также реорганизовал артиллерийский резерв, выделив в его составе позиционные батареи и батареи поддержки. Каждая батарея обычно состояла из шести пушек, отличаясь тем самым от восьмиорудийных [36] бригадных батарей. Батареи поддержки (Unterstuetzungs Battarien) оснащались 6-фунтовыми пушками (в батареях обычно также имелось по две 7-фунтовых гаубицы). Позиционные батареи располагали более тяжелыми орудиями, обычно четырьмя 12-фунтовыми (иногда 6- или 18-фунтовыми) пушками и двумя 7-фунтовыми гаубицами. Верхом передвигались только офицеры и унтер-офицеры. Транспорт для батарей обеспечивал транспортный корпус, который к тому времени был частично военизирован, многие командиры корпуса получили офицерские патенты. С конца 1808 года каждая батарея получала постоянных ездовых.

Австрийская артиллерия, 1809

В 1809 году Карл ввел новый артиллерийский устав, который фактически закрепил сложившуюся систему. В уставе отмечалось, что эффективность артиллерии повышается, если одновременно действует несколько батарей, однако никаких конкретных предписаний на этот счет не было. С 1809 года каждый командир корпуса имел в своем штабе офицера по связи с артиллерией, однако новая тактика приживалась очень медленно. В 1809 году австрийская армия перешла на корпусную систему, а артиллерию разделили на бригадные, кавалерийские, позиционные батареи, а также батареи поддержки. Каждая бригада располагала батареей 3- или 6-фунтовых пушек, большинство кавалерийских бригад усиливались кавалерийской батареей 6-фунтовых пушек. Каждая дивизия обычно располагала батареей поддержки 6-фунтовых орудий, а на уровне корпуса в резерве находились две-три позиционные батареи 12-фунтовых пушек. К 1809 году батареи организовывались по следующей схеме. Бригадные батареи: 8 пушек, 8 одноосных зарядных ящиков, 2-3 багажные повозки, 23 артиллериста, 32 или 48 помощников (для 3- или 6-фунтовых батарей, соответственно). 6-фунтовая батарея поддержки: 4 пушки, 2 гаубицы, 2 одноосных зарядных ящика, 6 двухосных повозок для подвоза боеприпасов, 3 багажные повозки, 20 артиллеристов, 46 помощников. Кавалерийская батарея: четыре 6-фунтовые пушки, 2 гаубицы, 2-3 одноосных зарядных ящика, 24 вьючных лошадей, 6 фуражных повозок, 2 багажные повозки, 1 повозка фейерверкера, 32 артиллериста. 12-фунтовая позиционная батарея: 4 пушки, 2 гаубицы, 6 двухосных повозок для боеприпасов, 3 багажные повозки, 20 артиллеристов, 46 помощников.

[37] 7-фунтовые гаубицы, зарядные ящики и багажные повозки обычно запрягались двумя лошадьми. 6-фунтовые пушки и повозки для боеприпасов — четырьмя. 12-фунтовые орудия буксировались шестеркой коней. Ездовые числились отдельно.

После поражения в 1809 году четыре артиллерийские полка продолжали существовать, но численность вспомогательного корпуса сократили. От корпусной системы отказались, поэтому в 1813 году армия Богемии была организована как левый фланг основных сил. К сентябрю 1813 года было решено воссоздать некое подобие корпусной системы, хотя официально название «корпус» не использовалось, а вместо этого применяли термин Armee Abteilungen. Первоначально армейская артиллерия насчитывала 52 батареи: три 3-фунтовых, тридцать шесть 6-фунтовых, одиннадцать 12-фунтовых и две 18-фунтовых. Видно, что от 3-фунтовых пушек постепенно отказывались в пользу 6-фунтовых. Аналогичный процесс шел и во многих других армиях. Бригадные батареи по-прежнему насчитывали восемь пушек, а позиционные батареи – четыре пушки и две гаубицы, обычно 7-фунтовые.

Коричневые артиллерийские камзол службы боеприпасов (красный воротник, манжеты и отвороты, латунные пуговицы) и шинель (красный воротник, коричневые манжеты и погоны с красным кантом, латунные пуговицы), 1803 г.

К сентябрю 1813 года армия Богемии имела следующую структуру (термин «корпус» используется для понятности): авангард: две 6-фунтовые конные батареи, две 3-фунтовые бригадные батареи. I, III и IV корпуса: четыре 6-фунтовые бригадные батареи, одна 6-фунтовая конная батарея, одна 6-фунтовая позиционная батарея и две 12-фунтовыве позиционные батареи. II корпус: одна 3-фунтовая и три 6-фунтовые бригадные батареи, одна 6-фунтовая конная батарея, одна 6-фунтовая и две 12-фунтовые позиционные батареи. Армейский резерв: четыре 6-фунтовые бригадные батареи, четыре 6-фунтовые конные батареи. Артиллерийский резерв: одна 3-фунтовая бригадная батарея, пять 6-фунтовых конных батарей, две 6-фунтовые, четыре 12-фунтовые и две 18-фунтовые позиционные батареи.

Офицер (слева) и унтер-офицер транспортной службы, конец Наполеоновских войн. Офицер в сером камзоле с желтой отделкой, красный чепрак. Унтер-офицер в белой униформе с желтой отделкой, на кивере бляха с номером части. Сверху кивер отделан галуном. Трость пристегнута к пуговичной петле куртки. Тяжелая кавалерийская сабля также служила атрибутом унтер-офицера.

Прямое указание концентрировать артиллерийский огонь было дано Шварценбергом в августе 1813 года. Он предписывал выдвигать орудия вперед как можно дальше, при этом не оставляя их без прикрытия. Несколько батарей должны были вести огонь совместно под командованием старшего офицера. По наблюдению сэра Роберта Вильсона, к тому времени уровень подготовки австрийских артиллеристов заметно упал.

Типичная батарейная организация в 1813 году выглядела следующим образом:

Бригадная батарея: 6 пушек, две 7-фунтовые гаубицы, 8 зарядных повозок, 3 багажные повозки, 1 командир (офицер или фейерверкер), 4 унтер-офицера, 34 артиллериста, 54 помощника. Позиционная батарея: 4 пушки, две 7-фунтовые гаубицы, 6 зарядных повозок, 3 багажные повозки, 1 командир (офицер или обер-фейерверкер), 4 капрала, 6 формайстера (фейерверкера или бомбардира), 4 бомбардира, 46 артиллеристов, 44 помощника (54 помощника в 12-фунтовых батареях).

Австрия была одной из двух европейских стран (второй была Англия), которая с 1808 года использовала ракеты. 6- и 12-фунтовые ракеты использовались для осады и бомбардировки.

Артиллерийская униформа

Австрийская артиллерийская униформа походила на пехотную, как по стилю, так и по вносимым изменениям. Рядовые носили укороченную однобортную куртку, а офицеры длинный сюртук. Особенность униформы [38] артиллеристов заключалась в цвете. Униформа была коричневой с красной отделкой. Оттенок коричневого мог меняться от года к году. Обычно этот цвет описывают как «замшево-коричневый», теплый, средне-светлый. Более ранние описания упоминают волче-серый, серо-коричневый. Такие оттенки встречались до 1803 года. Однако, точно определить тот или иной оттенок не представляется возможным.

Инженерный корпус, 1809

Несмотря на изменения в стиле униформы (изменения произошли в 1798 году, когда уменьшили размеры отворотов фалд, и в 1808 году, когда отвороты фалд уменьшили еще больше), цвет и знаки различия остались прежними. Укороченная солдатская куртка имела простой красный воротник, круглые манжеты и отвороты (цвет иногда называли «маково-красным»). Погоны с красным кантом. Красный кант проходил вдоль разреза в полах и вдоль вертикальных и диагональных карманов. С 1809 года число пуговиц на груди уменьшилось с 10 до 6, однако картины того времени показывают, что куртки с 10 пуговицами были в употреблении вплоть до 1814 года. На карманах сначала было по одной пуговице, а затем стало три. Две пуговицы нашивались над разрезом, еще по одной пуговице нашивалось на погоны. Две пуговицы имелись на заднем шве манжета (отсутствовали у солдат гарнизонной артиллерии и Zeugamt). У офицеров пуговицы покрывались позолотой, но не имели никаких изображений. У нижних чинов пуговицы были медными и несли номер полка (полевая артиллерия), букву «G» (гарнизонная артиллерия), «Z» (Zeugamt), «В» (бомбардиры) или не имели никаких меток (фузилеры). У бомбардиров и подносчиков боеприпасов отсутствовали красные манжеты.

Обувь и штаны походила на ту, что носили солдаты «германских» пехотных полков. Белые бриджи с черными гетрами (фузилеры), черные сапоги с голенищами до колен (полевая артиллерия). Рабочие штаны использовались редко, этот вывод делается на основе анализа картин того времени. Около 1813 года штаны стали шить из сукна того же коричневого цвета, что и куртку. Черные гетры и сапоги с укороченными голенищами появились в 1815 году. В то же время у высоких сапог стали делать небольшой вырез на голенище с задней стороны колена. Дополнял униформу жилет коричневого цвета.

Головной убор артиллеристов первоначально представлял собой «корсиканскую шляпу» (Corsehut). Похожий головной убор носили егеря. Шляпа имела цилиндрическую тулью. Похожие головные уборы использовались во многих европейских армиях в 90-е годы XVIII века. Шляпа изготавливалась из черного фетра, имела невысокую тулью и широкие поля. С одной из сторон (обычно сзади) поля заламывали, пристегивая их к тулье черно-желтой кокардой. Кокарда крепилась с помощью медной пуговицы и желтой петли. По краю шляпу иногда отделывали черной матерчатой или кожаной лентой. В качестве дополнительного украшения встречался черно-желтый плюмаж. В это время на головных уборах часто носили пучки зеленых дубовых листьев (Feldzeichen). Этот обычай долго сохранялся в австрийской армии.

Офицер транспортной службы, 1800 год. Видны детали конской упряжи. Красный чепрак с желтой или золотой тесьмой с черным просветом, императорский вензель в задних углах. Седло затянуто черной овечьей шкурой. Хотя на шляпе галун старшего офицера, соответствующие галуны на манжетах отсутствуют. В центре черно-желтого помпона императорская монограмма «FII», характерная для офицеров.

Саперная служба, 1800 год. Все в сине-голубой с темно-красной отделкой униформе. Слева направо: старший офицер (вспомогательный саперный корпус), сапер, младший офицер инженерного корпуса, минер. Сапер и минер носят круглую шляпу с заломленным задним полем. На круглой шляпе офицера галун. Плюмаж инженера целиком черный.

В 1798 году появился пехотный шлем, который артиллеристы носили наряду с прежней шляпой. Ношение шлема отменили в 1803 году. Корсиканская шляпа снова стала единым [39] головным убором, хотя несколько изменилась по стилю. Заламывать стали левое поле, залом имел резкий угол, шляпу украшали шерстяным помпоном государственных цветов (желтый с черной серединой) и плюмажем тех же цветов. В 1806 году ввели ношение шляпы-бикорна (у унтер-офицеров такая шляпа появилась уже в 1802 году). Корсиканскую шляпу снова стали носить с 1811 года, однако на практике бикорны встречались до конца Наполеоновских войн.

Знаки различия следовали пехотному образцу. Унтер-офицеры носили серебряный галун на корсиканских шляпах. Обер-фейерверкеры носили офицерскую униформу, а фейерверкеры офицерский камзол, но с солдатскими бриджами, гетрами и шляпой. Подносчики боеприпасов (Munitionär) отличались бриджами и высокими сапогами, но не имели темляка на сабле. Унтер-офицеры, обер-фейерверкеры и фейерверкеры носили саблю, подвешивая ее к поясному ремню. У фельдфебелей была простая артиллерийская форма, но со знаками Prima Plana. B 1802 году унтер-офицеры, фурьеры и хирурги получили большие бикорны из качественного фетра с золотой петлей, плюмажем из перьев длиной 10 дюймов и двумя помпонами по углам. Среди характерных для артиллеристов деталей униформы следует назвать золотые петли на унтер-офицерских шляпах (желтые у нижних чинов), коричневые жилеты, а также значок в виде гренады на портупеях у бомбардиров.

Офицерская униформа также по стилю повторяла пехотную униформу и представляла собой коричневый камзол с длинными фалдами. Эполеты отсутствовали, также как отсутствовали любые знаки различия в современном понимании этого слова. Старших офицеров от младших отличал золотой галун, окаймляющий манжеты камзола. (Впрочем, на одной из картин виден довольно необычный офицерский камзол — с укороченными фалдами и тяжелыми эполетами). На звание офицера указывали шарф (Feldbinde), поясной ремень и темляк. Кушак был черно-золотой. Поясной ремень у старших офицеров черный с золотыми полосами и позолоченной пряжкой с орлом. У младших офицеров поясной ремень из белой кожи. Темляк – черно-золотой. Хотя официально австрийский камзол не имел отворотов, часто встречались индивидуально пошитые камзолы с отворотами того же цвета, что воротник, манжеты и подкладка. Офицеры носили белые рейтузы и сапоги с голенищами до колен. Вооружались офицеры шпагой, похожей на шпагу офицеров-фузилеров «германских» пехотных полков. Встречались клинки других типов. Например, известно изображение артиллерийского офицера, вооруженного тяжелой драгунской саблей.

Униформа вспомогательного корпуса походила на униформу частей полевой артиллерии, но отличалась голубым цветом воротника, манжет и отворотов. Личный состав вспомогательного корпуса носил бикорны, а вооружался и экипировался по пехотному образцу. Личный состав кавалерийских батарей носил обычную артиллерийскую униформу. В Эльберфельдском манускрипте, датированном 11 марта 1814 года, содержится описание артиллеристов кавалерийских батарей. Из него следует, что артиллеристы носили коричневую униформу с красной отделкой и окантованными погонами, серые рабочие рейтузы на пуговицах вдоль наружного шва, черный кожаный кавалерийский шлем с латунной отделкой и черно-золотым гребнем, черный поясной ремень с портупеей и кавалерийскую саблю в железных ножнах. Возможно, это описание касается отдельных солдат или одной батареи, использовавших кавалерийские шлемы в качестве стандартного головного убора. (Или тут речь идет о кавалеристах в артиллерийских камзолах?).

Артиллерийская экипировка соответствовала пехотному образцу, хотя мушкетами вооружались почти исключительно фузилеры и солдаты вспомогательного корпуса. Все артиллеристы имели сабли того же типа, что у пеших гренадеров со слегка выгнутым широким клинком в коричневых кожаных ножнах, отделанных латунью (латунные детали часто закрывали [40] кожей). Сабля имела черную рифленую рукоятку и латунную гарду. На эфесе завязывался белый кожаный темляк. Ножны зажимом крепили к белой перевязи через правое плечо. На похожей перевязи через левое плечо носили черную кожаную сумку с артиллерийскими принадлежностями. У некоторых членов расчета имелся коричневый артиллерийский ранец, который носили на ремне через правое плечо. К сумке на правом бедре часто крепился моток троса, который использовался в случае, когда пушку приходилось перекатывать вручную. Дополняла экипировку стандартная армейская фляжка или овальная деревянная бутыль. Артиллеристы, вооруженные мушкетами, носили пехотные патронные сумки на белом кожаном ремне, а к ножнам сабли зажимом крепился штык.

Транспорт

Организация

Генералитет, штаб и медики

Военно-транспортная служба обеспечивала повозками и ездовыми не только штабы, но также артиллерийские и саперные части, полевые пекарни. Службу сформировали в 1772 году как Militär-Fuhrwesencorps. При Иосифе II численность корпуса составила 1743 человека и 1908 лошадей, при этом предусматривалась возможность развернуть корпус в военное время до численности 17180 человек и 34000 лошадей. Основные силы военно-транспортного корпуса взаимодействовали с артиллерией. Artillerie-Bespannungs-Division обеспечивал транспортом три пешие или две конные батареи и состоял из офицера, пяти унтер-офицеров, трех мастеровых (коновала, кузнеца и шорника), а также 69 ездовых при 180 лошадях (122 ездовых при 203 лошадях в конных батареях). Точное число ездовых и лошадей в батарее зависело от типа пушек. Самые легкие батареи обслуживались 28 погонщиками, самые тяжелые — 66.

Минер, 1800 год. Характерная минная экипировка, включающая пистолет в кобуре на ремне через плечо. Чехол лопаты снят и лежит возле ног.

Сапер, 1800 год. Саперная сабля (с открытым эфесом) и двуручная пила в чехле. В руках металлическая фляжка, которая появилась и получила широкое распространение в 1798 году.

Особой нехватки транспорта не ощущалось. Напротив, офицеры держали в обозе огромное число личных повозок с багажом, что заметно сковывало маневренность армии. Несмотря на частую критику, наладить порядок в обозе не удавалось, и обычная скорость австрийской армии на марше [41] составляла всегопятнадцать километров в сутки. Честно говоря, скорость марша французской армии обычно была не многим выше, но французы могли при необходимости делать быстрые переходы, в то время как австрийцы не имели такой возможности. Это давало возможность французам выигрывать инициативу. В 1805 году Мак отдал приказ бросить обоз и взять с собой только необходимый запас провианта и фуража на три-четыре дня, а также тенты для половины личного состава. Однако эта попытка австрияков действовать на французский манер потерпела фиаско. Французы практиковали подобный прием уже несколько лет. в то время как у австрийцев это была первая попытка.

Кроме военно-транспортной службы войска сопровождались «главным складом» (Hauptmagasine), укомплектованный гражданскими наемниками. Склад снабжал передовые склады (Fassungsmagasine), из которых шло снабжение боевых частей. Количество багажа колебалось от размера части. В 1809 году были введены официальные нормы, которые предусматривали, что один пехотный полк может иметь в обозе одну четырехконную повозку для личного багажа, десять четырехконных повозок с провизией (шесть для пограничного полка), походную полевую кузнецу и штабную повозку (обе двухконные), а также 26 вьючных лошадей. Число дополнительных личных повозок не регламентировалось. У кавалерийского полка число продовольственных повозок составляло только три, а вьючных лошадей кавалеристам не полагалось вовсе. Егерский батальон имел право на багажную повозку, шесть повозок с провиантом и 12 вьючных лошадей. Саперный батальон располагал багажной повозкой, четырьмя продовольственными повозками, кузней и четырьмя вьючными лошадями.

Униформа

Хотя военно-транспортный корпус не был до конца военизирован (рядовые получили оружие лишь в 1819 году), личный состав корпуса носил униформу военного типа. Рядовые ездовые в качестве отличительного знака носили на левом рукаве повязку государственных цветов (то есть черно-желтую). Поначалу офицеры и рядовые обмундировывались в белые камзолы с открытой грудью, желтым воротником и манжетами, причем у офицеров камзол имел длинные фалды, а у рядовых фалды были укорочены. Дополнял униформу белый жилет (у офицеров соломенно-желтый) и белые бриджи. Офицерский головной убор — бикорн, солдатский — пехотная каскетка без козырька. Пехотный поясной ремень с прямоугольной латунной пряжкой надевали поверх жилета, но под камзол. С 1772 года ездовые, обслуживающие артиллерийские части, носили артиллерийские коричневые камзолы, хотя многие продолжали донашивать старую белую униформу.

Австрийская тяжелая конница носила кирасы вплоть до войны с турками 1788-89 гг. Такие же кирасы использовали саперы. Французская армия также использовала кирасы и железные шлемы для защиты саперов, действующих в зоне ружейного огня противника.

Новая униформа появилась в 1798 году. Весь личный состав военно-транспортного корпуса получил новые головные уборы: черные фетровые шляпы с тульей высотой 6 дюймов, похожие на те, что носили понтонеры. Шляпу украшал черно-желтый помпон и черно-желтый плюмаж. Куртка пехотного покроя но мышино-серого цвета (оттенок мог колебаться) с желтым воротником и манжетами, жилет пехотного типа, но с рукавами, длинные пехотные брюки, сапоги с высокими голенищами, рукавицы, пилотка и roquelor (плащ-накидка). Внедрение новой униформы заняло некоторое время, поэтому еще в 1800 году был сделан рисунок, изображающий ездового в каскетке, светло-серой куртке и бриджах, с черной кожаной перевязью, и в сапогах с отвернутыми голенищами. С 1798 года офицеры носили круглую шляпу и серую униформу с желтой отделкой. 1799 годом датируется описание унтер-офицера, носящего на шляпе золотой галун шириной 1 дюйм (у капралов галун был шириной полдюйма). Вооружение офицеров и унтер-офицеров составляла кавалерийская сабля «германского» типа, а рядовые оружия не имели. В 1799 году в составе корпуса появились мастеровые, которые носили зеленый камзол и красную нарукавную повязку, серые бриджи и жилет с рукавами, а также кожаные рукавицы и фартук. Такую униформу можно увидеть на рисунке Кобелля, сделанном в 1805 году. Круглая шляпа имеет высокий черно-желтый плюмаж, серо-коричневая куртка и черная нарукавная повязка с желтым кантом.

Сапер, 1809 год. Стандартная униформа (светло-серая с зеленой отделкой куртка, белые пуговицы, «германские» бриджи и гетры), но с «корсиканской» шляпой. На шляпе черно-желтый плюмаж; черно-желтый помпон и черный кожаный подбородочный ремень.

В 1803 году униформа изменилась вновь. Ездовые получили обычные корсиканские шляпы (у унтер-офицеров и капралов с серебряным галуном) без плюмажа. Куртка осталась пехотного покроя, но стала белой у барабанщиков (нарукавная повязка отсутствовала), [42] унтер-офицеров и погонщиков. У кузнецов куртка серого цвета с желтой отделкой. Офицерская униформа изменилась меньше. Правила 1811 года определяют темно-серый камзол с подкладкой того же цвета, императорско-желтая (kaisergelb) отделка воротника и манжет, серебряные пуговицы, шляпа-бикорн. В остальном униформа совпадала с пехотной. У старших офицеров отсутствовали знаки различия, зато они носили Oberrock пехотного покроя, белые бриджи и сапоги с голенищами до колена, стальные кавалерийские «германские» шпоры, жилет, перчатки, шпагу с темляком. Кушак отсутствовал. В 1810 году адъютанты стали носить золотой темляк. Чепрак «германского» кавалерийского образца (т.е. квадратный), но упряжь гусарская.

Кивер появился примерно в то же время, но в отличие от пехотных частей не получил повсеместного распространения. Оттенфельд изображал кивера в период с 1809 года. В 1813 году Барч изобразил кучера багажной повозки в кивере. Кляйн продолжал рисовать «корсиканские шляпы» вплоть до 1814–15 гг. Кивер пехотного типа с кокардой или латунной бляхой на лбу. На бляхе помещалась буква «Т» (транспорт) и номер дивизиона. Такие обозначения продолжали использоваться еще долгие годы после завершения Наполеоновских войн.

Иллюстрации Кляйна дают отличный пример униформы погонщиков в 1813–1815 гг. Обычно униформа состояла из «корсиканской шляпы» с желто-черным помпоном (помпон мог быть с желтой петлей) и заломленным левым полем, с или без черно-желтого плюмажа; белой куртки с желтой отделкой и шестью пуговицами на груди; белых бриджей; кавалерийских сапог со шпорами; и широкого белого кожаного поясного ремня. Некоторые (возможно кузнецы) носили темно-серые куртки (иногда совсем без фалд) с желтым воротником и манжетами; темно-серые рабочие брюки с коричневой кожаной отделкой и белыми пуговицами; «корсиканскую шляпу» или алый колпак. Похожие куртки без фалд использовались в качестве рабочей одежды вместе с Corsehut, бриджами, сапогами, кожаным фартуком и кавалерийскими рабочими брюками с пуговицами вдоль наружного шва штанин. Встречалась рабочая шапка с козырьком темно-серого или темно-синего цвета. Серо-коричневая шинель и белые рабочие шаровары дополняли гардероб. Кляйн изображал офицеров в простых бикорнах (вдоль края иногда отделанных лентой) и плащах с капюшоном. На воротнике желтые петлицы с белыми пуговицами.

Саперная служба

Организация

Саперные войска в австрийской армии состояли из нескольких отдельных служб, некоторые из которых даже не подчинялись генерал-директору саперных войск. Кроме вспомогательного саперного и двух понтонных корпусов в составе австрийской армии были три крупные саперные службы, которые существовали и в мирное время, занимаясь строительством, обслуживанием и защитой крепостей.

Сапер (слева) и понтонер, 1800 год. У сапера светло-серая куртка с зеленой отделкой и белыми пуговицами, «немецкие» штаны, черные гетры и простая круглая шляпа. У понтонера темно-синяя куртка и бриджи с красной отделкой, на шляпе черно-желтый плюмаж. Оба в белой пехотной экипировке.

Наиболее значимой службой, укомплектованной целиком офицерами, был Инженерный корпус (в начале Наполеоновских войн им командовал граф Пелегрини). В корпусе служило десять генерал-майоров, шесть полковников, 11 подполковников, десять майоров, 26 капитанов и 106 лейтенантов. Офицеры обучались в Инженерной [43] академии в Вене. В академию принимали как дворян, так и лиц неблагородного происхождения, причем последние преобладали — потомственная аристократия не жаловала «технические» рода войск. Курс в Инженерной академии длился восемь лет. Поскольку Инженерный корпус был малочисленный, выпускников академии часто распределяли в линейные полки. К 1801 году в Инженерном корпусе служили: генерал-директор, шесть полковников, восемь подполковников, 12 майоров, 30 капитанов, 30 капитан-лейтенантов и 60 обер-лейтенантов. В эту же структуру входил Гарнизонный Инженерный корпус, объединявший одного подполковника, шесть майоров и 12 капитанов.

Инженерные войска, 1809 год. Слева направо: cапер, понтонер, минер. Все в серо-синих с темно-красной отделкой куртках, хотя понтонеров часто изображают в униформе более темного синего цвета. У всех троих «корсиканские» шляпы с черно-желтым помпоном и плюмажем. У понтонера заломленное поле шляпы заколото значком в виде якоря. Обратите внимание на экипировку минера, включающую пистолетную кобуру и чехол для лопаты.

В распоряжении Инженерного корпуса было два батальона: саперно-строительный и саперно-минерный. Первый из них располагался в Терезиенштадте, Богемия и отвечал за сооружение укреплений и военных построек. Второй базировался в Йозефштадте и отвечал за оборону и осаду крепостей.

В 1801 году саперно-строительный батальон состоял из четырех рот и запасного отряда. В 1806 году число боевых рот возросло до шести. К этому времени штаб батальона состоял из полковника, майора, хирурга, казначея, адъютанта, трех фельдшеров, трех фурьеров с двумя помощниками, тамбурмажора, офицера военной полиции и трех специалистов. Каждая рота состояла из капитана, капитан-лейтенанта, обер- и унтер-лейтенанта, трех старших саперов (Sappeurmeister und Sappeurführer), десяти младших унтер-офицеров (Ober-Sappeur), 25 ветеранов (или «старых саперов» — Alt-Sappeur) и жестко не определенного числа «молодых саперов» (Jung-Sappeur). В запасном отряде служили четверо офицеров, 14 унтер-офицеров, 12 ветеранов и неопределенное число молодых саперов.

Саперно-минерный батальон организовывался по той же схеме. В 1801 году минная рота насчитывала четырех офицеров, двух фельдфебелей, двух минных мастеров (Minenmeister), двух старших минеров (Minenfuehrer) и некоторого числа нижних чинов (Ober-, Alt- und Jung-Mineur). B 1805 году батальон состоял из пяти рот общей численностью 637 человек и запасного отряда численность 85 человек.

Хотя Инженерный корпус, а также саперно-строительный и саперно-минерный батальоны были самостоятельными частями, они имели общую иерархию, хотя офицерам-саперам для перевода в инженерный корпус требовалось сдавать экзамен или становиться инструктором в Инженерной академии. До 1800 года батальоны пополняли за счет пехотинцев. Обычно командиры полков отправляли в саперы своих худших солдат, поэтому в 1801 году начался набор рекрутов среди гражданского населения. К рекрутам предъявлялись следующие требования: молодой возраст, холостое состояние, физическая сила, рост не менее 163 см и умение читать и писать по-немецки.

Униформа

Личный состав всех трех саперных частей носил униформу одной расцветки: серо-синюю или васильково-синюю с темно-красной отделкой. Покрой униформы пехотный. В первый период своего существования офицеры Инженерного корпуса носили бикорны с золотым галуном, синие камзолы с красной отделкой и расшитыми золотом пуговичными петлями. Старшие офицеры отличались по красному жилету и бриджам, у младших офицеров эти предметы были соломенно-желтого цвета. У жилета пуговичные петли также расшивались золотом. Минеры и саперы носили сине-серые куртки пехотного покроя с темно-красной отделкой и белые бриджи, «круглые шляпы» с заломленным на затылке полем и черно-желтым плюмажем на левой стороне.

Артиллерия, 1813–1814

[44] С 1798 года цвет униформы становится васильково-синим, а отделка — малиновой. В качестве головного убора появилась «корсиканская шляпа» с заломленным полем, черно-желтым помпоном и черно-желтым плюмажем на левой стороне. Офицеры-саперы носили камзолы с длинными фалдами пехотного покроя и шляпу с золотым галуном. Офицеры-минеры отличались по серебряному галуну на шляпе. Офицеры Инженерного корпуса носили ту же униформу, что саперы с минерами, но со шляпой бикорном с черным плюмажем. Белые бриджи и кавалерийские «германские» сапоги дополняли униформу. Во время работ в поле надевались рабочие штаны навыпуск, серые куртки и жилеты.

В 1811 году офицерская униформа была приведена к пехотному образцу (т.е. все офицеры стали носить шляпы-бикорны). Инженеры отличались черным плюмажем высотой 25 см, саперы и минеры носили черно-желтый плюмаж. Камзол пехотного покроя васильково-синего или темно-серого цвета с вишнево-красной бархатной отделкой по воротнику и манжетам, подкладка того же цвета, что и сам камзол, пуговицы позолоченные без рисунка. Другие детали униформы (шпага, кушак, перчатки и др.) пехотного типа. Oberrock хотя и пехотного покроя, но того же цвета, что и камзол. Рядовые продолжали носить Corsehut, на униформе белые пуговицы. Звание Obermineur и Obersappeur позволяло носить перчатки и трость, а также шерстяную ленту на шляпе. Экипировка описана в комментарии к цветной иллюстрации Е. На время осадных работ саперы могли носить железные кирасы и шлемы.

Вспомогательный саперный корпус

Организация

Вспомогательный саперный корпус формировался только на время войны и предназначался в помощь саперам и минерам. Первый вспомогательный батальон сформировали в ноябре 1792 года. До 1809 года батальон подчинялся штабу, а не генерал-директору Инженерного корпуса. Личный состав батальона комплектовался за счет солдат негерманских национальностей. Половину солдат батальона составляли выходцы из Богемии, а 35% — жители Моравии.

Вспомогательный саперный корпус вел свою историю от батальона, сформированного в 1758 году в составе четырех рот. В батальоне служили плотники, лесники, шахтеры и судостроители. В задачу батальона входила прокладка дорог и те инженерные задачи, которые прежде решала артиллерия. К 1801 году батальон состоял из штаба и пяти рот. 17 августа 1805 года приказом эрцгерцога Карла батальон развернули, сформировав три батальона: два батальона по четыре роты предназначались для службы в Италии, а один батальон из шести рот служил в Германии. Германский батальон формировался в Линце, итальянские — в Герце. Личный состав батальонов набирался из пехотных полков (один полк поставлял десять рядовых и двух капралов), а также ветеранов-саперов, служивших в прежнее время. «Итальянские» батальоны располагали по 1010 топоров разных типов, 840 кайл, 840 лопат, 120 кожаных фартуков (для плотников), 64 пилы и 200 ножей-резаков. Каждая рота располагала параконной повозкой, а каждый [45] дивизион (две роты) — четырехконной повозкой. Кроме того, в каждой роте имелся один понтонный мост. «Германский» батальон располагал 720 топорами, 630 кайлами, 630 лопатами, 48 пилами и 150 ножами-резаками.

Сапер, 1813 год. Куртка позднего типа с узкими отворотами, появившимися после 1808 года, но со старыми клапанами на одной пуговице. Лопата убрана в чехол. Вооружен солдат карабином вместо положенного мушкета.

После кампании 1805 года корпус расформировали, но в феврале 1806 года сформировали заново. К осени существовали две роты (три офицера, 12 унтер-офицеров, 15 плотников, 160 саперов и два барабанщика в каждой). Еще две роты сформировали в январе 1808 года. В сентябре того же года добавилось еще две роты, что позволило объединить их всех в составе батальона. В каждой роте шестьдесят солдат вооружались мушкетами, остальные 100 действовали топорами, кайлами и лопатами. В декабре 1808 года сформировали еще три роты. Две из них составили отдельный дивизион, дислоцированный в Коморне, а третья рота вместе с шестью прежними были развернуты в дивизионы. В каждом дивизионе служили: капитан, капитан-лейтенант, два обер-лейтенанта, два унтер-лейтенанта, четыре фельдфебеля, хирург с помощником, фурьер с двумя помощниками, 20 капралов, 30 плотников, 320 рядовых, четыре барабанщика и четыре слуги. Дивизионы с 1-го по 4-й дислоцировались в Праге, с 5-го по 7-й — в Ольмюце, а 8-й и 9-й — в Граце. В августе 1809 года сформировали 10-й дивизион.

1 – Саперная сабля, состоявшая на вооружении с середины XVIII века до 1802 года. Ребристая рукоятка, латунная гарда. Слегка изогнутый клинок длиной 26 дюймов, на задней стороне пила. У старших унтер-офицеров на клинке не было зазубрин, а эфес отделывался позолотой. 2 – Саперная сабля образца 1769 года. Латунный эфес с деревянной или костяной рукояткой, слегка изогнутый клинок длиной 22 дюйма с пилой на задней стороне. 3 – Саперная сабля образца 1807 года. Латунный эфес с рубчатой кожаной рукояткой, слегка изогнутый клинок длиной 24 дюйма с пилкой на задней стороне.

После кампании 1809 года численность вспомогательного саперного корпуса сократилась до батальона из шести рот. Батальон сформировали в Граце из венгерских рот и в январе 1810 года отправили в Вену. В июле 1810 года численность батальона немного сократилась и составила пять капитанов, один капитан-лейтенант, шесть обер-лейтенантов, шесть унтер-лейтенантов, 12 фельдфебелей, 30 кадетов, 72 капрала, шесть квартирмейстеров, 120 плотников, 810 рядовых, 12 барабанщиков и 12 слуг. Сокращение численности компенсировали более тщательной подготовкой личного состава. В августе 1812 года сформировали еще две роты, реорганизовав корпус в виде двух батальонов по четыре роты в каждом. Каждый батальон состоял из 12 офицеров, 56 унтер-офицеров, 4 квартирмейстеров, 80 плотников, 620 рядовых, восьми барабанщиков и восьми слуг. В мае 1813 года 1-й батальон развернули до численности шести рот. 2-й батальон стал насчитывать шесть рот в июне. В августе сформировали 3-й батальон из четырех рот, а в июне 1815 года была сформирована запасная саперная рота. В 1816 году корпус реорганизовали и перевели на штаты мирного времени.

Униформа

Так как вспомогательный саперный корпус находился в ведении генерал-квартирмейстера и до 1809 года не входил в состав саперных войск, солдаты не носили свою серую со светло-зеленой отделкой униформу. Первоначально в качестве головного убора использовалась пехотная каскетка с латунной бляхой и обычным черно-желтым шерстяным помпоном, но в 1798 году униформу изменили. В качестве головного убора стали носить круглую шляпу с заломленным на затылке полем и украшенную помпоном. Короткая солдатская куртка серого цвета с зеленой отделкой. В 1805 году ввели ношение «корсиканской шляпы» и светло-серую с зеленой отделкой униформу. В 1811 году офицерская униформа стала похожей на егерскую, но без эмблемы в виде охотничьего рога, с гладкими белыми пуговицами, пехотными жилетом, бриджами и остальными предметами. Плащ темно-серый (schwarzgrau, буквально черно-серый) с зеленой отделкой и белыми пуговицами.

Понтонеры

[46] Мостостроительная служба в австрийской армии была важным родом войск. В этом смысле австрияки составляли исключение в Европе. Во время войны с турками в Венгрии переброска сил по рекам по объему не уступала переброске по дорогам, поскольку дороги часто были перекрыты. С середины XVI века за водный транспорт отвечала специальная служба (Schiffmeisteramt), которая при Марии-Терезии выделилась в понтонный корпус, подчиненный Kriegsbrücken-Wesen. В июне 1767 года служба представляла собой батальон со штабом и гарнизонную роту. Общее командование понтонными войсками осуществлял офицер в чине обер-вахмистра. Гарнизон службы находился в Клостернойбурге. Батальон состоял из четырех рот. В каждой по три офицера, Oberfeldbrückmeister, два Unterfeldbrückmeister‘a, пять капралов, 15 ветеранов, 40 рядовых и барабанщик. Роты располагали сборными мостами, перевозимыми на шестиконных повозках, обслуживаемых транспортным корпусом. В мирное время мостостроители подчинялись Oberschiffamt в Вене.

Униформа понтонеров, 1798-1800 гг. Куртки без фалд, красные воротники типа отложной со стойкой, лацканы и остроконечные манжеты, сапоги гусарского стиля, круглая шляпа. Тесьма на шляпе желтого цвета.

3 мая 1805 года корпус развернули до шести рот, каждая численностью 121 человек: три офицера, два обер-брюкенмейстера, два унтер-брюкенмейстера, восемь капралов, фурьер, десять плотников, 22 ветерана, 72 рядовых и барабанщик. В ходе кампании 1805 года 100 понтонов отправили в Германию и столько же в Италию. В ходе кампании 1809 года каждую роту усилили 25 рядовыми. Для перевозки 120 понтонов требовалось 120 шестиконных повозок, шесть повозок для оборудования, пять кузниц, пять повозок с углем для кузниц, пять пассажирских повозок и 804 ломовых лошади. В ходе кампании 1809 года в составе австрийской армии действовали три роты, располагавшие 170 (позднее 195) понтонами. Одна рота находилась в Польше, одна – в Италии и одна рота оставалась в резерве. После окончания кампании 1809 года корпус усилили офицерами из расформированного австрийского военно-морского флота. В 1812 году одна понтонная рота сопровождала вспомогательный корпус Шварценберга и потеряла в России почти весь личный состав и всю материальную часть. В 1813/14 гг. понтонный корпус поддерживался отрядом из 150 ландверовцев и двумя ротами чайкистов.

Чайкистами (Czaikisten) было пограничное ополчение, состоявшее из крестьян, проживавших в междуречье Дуная и Тиссы. В задачу ополчения входило обеспечение порядка и снабжения, а также выполнение роли таможенной службы на Дунае. Чайкисты использовали длинные легковооруженные корабли-чайки (Tschaiken). Название лодки происходит от турецкого «каике» — весельная лодка. В качестве простых понтонеров чайкисты придавались пехотным ротам, часто служили и в составе понтонных рот.

Униформа

Униформа понтонеров в целом напоминала униформу саперов, но имела ряд особенностей. Цвет униформы описывался как васильково-синий, как видно на рисунках того времени, имел светлый оттенок. Офицеры носили обычные камзолы с длинными фалдами и красной отделкой, красные жилеты и белые бриджи, а также шляпу-бикорн. Униформа рядовых была тех же цветов, но вместо камзола использовалась куртка без фалд (или пехотная куртка с укороченными фалдами) и круглая шляпа.

К 1803 году, если не раньше, в качестве головного убора стала использоваться «корсиканская шляпа», украшенная латунным якорем. Приказом от 1805 года солдатский головной убор описывается как шляпа без украшений, на шляпах унтер-офицеров должен был быть серебряный галун, причем у старших унтер-офицеров использовался галун в два раза дороже, чем у капралов. В 1809 году латунный якорь имел высоту 7,5 см. У унтер-брюкенмейстеров на шляпе имелся галун шириной 2,5 см, у капралов галун был вполовину уже. Офицерская униформа, описанная в 1811 году, состояла из васильково-синего камзола, накидки со светло-красным воротником и манжетами, белыми пуговицами, серебряными шевронами над манжетами, красного жилета, белых бриджей, гренадерской сабли и других предметов пехотной униформы. Цвет униформы описывали по-разному. Определения оттенка колебались в широких пределах. В 1805 году упоминались светло-голубые жилет, куртка и парусиновые рабочие штаны. Но обычно речь шла о более темных оттенках: серовато-синем или даже темно-синем. На картинах того времени оттенок мог передаваться недостаточно точно (особенно, когда речь идет о раскрашенных вручную гравюрах), но на картинах оттенок униформы достаточно светлый.

Эрцгерцог Карл (1771–1847), сын Императора Леопольда II и младший брат Франца II. Карл был одним из лучших австрийских полководцев своего времени (несмотря на свою опалу после поражения 1809 года). Он много сделал в плане реорганизации австрийской армии.

Иллюстрации Кляйна, сделанные в [47] 1813/15 г.г., изображают Corsehut с высоким заломленным левым полем, черно-желтым помпоном спереди и высоким черно-желтым плюмажем из перьев. Куртка синего цвета, застегивающаяся на груди на шесть пуговиц, воротник и манжеты красные, на манжетах вдоль заднего шва пришиты две белые пуговицы. Также красные отвороты и кант на белом погоне на правом плече. Синие бриджи, черные сапоги с высоким голенищем. На голенище имелся наколенник или вырез сзади. Белая кожаная пехотная экипировка. Гренадерская сабля с железным эфесом в коричневых кожаных ножнах. Белый кожаный темляк.

Ездовой понтонной части, 1770–98 гг. Униформа в целом стандартная, но дополнена пехотной каскеткой с эмблемой в виде якоря.

У чайскистов униформа первое время была той же, что и у понтонеров, но на куртке имелись красные заостренные манжеты, а в качестве головного убора использовалась пехотная каскетка, вероятно с изображением якоря на бляхе. К 1809 году покрой униформы приобрел отчетливый венгерский стиль. Синяя пехотная куртка с красными петлицами, отворотами и манжетами украшалась узлом из бахромчатого белого галуна — так называемым Bärentatzen (медвежья лапа). Синие венгерские рейтузы с черно-желтым галуном вдоль наружного шва и «венгерским узлом» на передней стороне бедер, а также венгерские сапоги. Пехотный кивер почти без украшений, лишь имелся один черно-желтый помпон и латунный якорь. Черная кожаная пехотная экипировка (включая гренадерскую саблю).

Медицинская служба

Организация

Медицинская служба в австрийской армии находилась в зачаточном состоянии и была совершено неадекватна потребностям. Ситуацию не спасало даже существование Военно-медицинской академии — Йозефиниума, названного так в честь императора Иосифа II, основавшего ее в Вене в 1785 году. Академию возглавлял Антон Эдлер фон Биненбург, который по совместительству командовал и медицинской службой австрийской армии. Первые организованные медицинские подразделения появились в австрийской армии только в конце Семилетней войны, когда Ласи создал мобильные «летучие» санитарные группы, оказывавшие помощь легкораненным солдатам. Позднее эти группы превратились в полевые госпиталя.

В мирное время госпиталя обслуживали армейские гарнизоны, а в военное время следовали за армией. Комплектовали медицинскую службу как попало. Например, в роли санитаров обычно выступали инвалиды или солдатские жены. При возможности госпитали разворачивали в ближайшем к месту боя населенном пункте, привлекая к работе в нем мирное население.

[48] Несмотря на все недостатки, австрийская медицинская служба была представлена во всей армии — в каждом полку имелся старший хирург. При батальонах действовали помощники хирурга, а в каждой роте имелись санитары. Обучаться в Йозефиниуме могли только старшие офицеры. Параллельно действовала медицинская школа в Гумпендорфе. Всего австрийская армия располагала 120 штабными хирургами и примерно таким же количеством полковых хирургов. Все они имели высшее медицинское образование. Батальонные хирурги (Ober-Chirurgen) имели некоторое систематическое медицинское образование, а ротные санитары (Unter-Chirurgen или Feldschers) совмещали свои прямые обязанности с функциями цирюльника и до всего доходили своим опытом. Даже старшие хирурги не имели статуса офицеров, а считались военными чиновниками, в чем походили на командиров транспортного корпуса. Все это делало медицинскую службу мало престижной, что вызывало нехватку кадров. В дополнение к медицинской службе в армии действовал военный фармакологический департамент, который располагал полевыми аптеками. С 1794 года аптеками заведовали гражданские лица, подчинявшиеся полковым хирургам.

Инженерный корпус, 1813–1814

Эрцгерцог Карл многое сделал для того, чтобы изменить ситуацию к лучшему. В 1807 году он приказал, чтобы части в бою сопровождали санитарные повозки (Bandagenwagen), которые играли роль передвижной перевязочной станции. В 1808 году началось формирование гарнизонных госпиталей. Во время боя в тылу работали пункты медицинской обработки раненых. Там служили два штаб-хирурга с помощниками, а в качестве живой силы использовались инвалиды и легко раненные. Они собирали раненных на поле боя и эвакуировали их в тыл. Оказывать тяжелораненным квалифицированную медицинскую помощь на месте запрещалось. Офицеры, даже с пустяковым ранением, имели безусловный приоритет. Без помощи гражданских лиц и религиозных организаций австрийская медицинская служба нормально функционировать не могла.

Униформа

Медицинские работники, подчинявшиеся начальнику медицинской службы носили характерную униформу, резко отличавшуюся от армейского образца. Покрой униформы с течением времени менялся, но цвета оставались неизменными. Первоначально врачи носили синий офицерский камзол пехотного образца с черным воротником и манжетами, красный жилет и бриджи, а также шляпу-бикорн. У старших медков шляпа и жилет отделывались золотым галуном, на рукавах камзола старших офицеров помещались знаки различия из золотого галуна. Кушак медикам не полагался, что означало отсутствие у них офицерского патента. Вместо кушака носили белый кожаный поясной ремень, надеваемый поверх жилета, но под камзол. Шпага пехотного типа, с 1799 года медики получили право носить на шпаге темляк. Цвет униформы сохранялся на протяжении всего периода, лишь позднее появились белые пехотные бриджи. [49]

Штаб-офицеры, 1800 год. Генерал (в центре) в белом камзоле с красной отделкой и красных бриджах, воротник раннего типа отложной со стойкой. Слева член квартирмейстерского штаба в зеленом камзоле с черной отделкой и золотым галуном на манжетах. Справа генерал-адъютант в зеленом с красной отделкой камзоле, кушак перевязан через плечо, как и у полковых адъютантов. У всех зеленые штабные плюмажи.

Члены военных департаментов. Слева военный капеллан, справа медик. Капелланы носили черный костюм. Вместо сапог встречались чулки с туфлями. Характерный воротник черного цвета с белым кантом. Медик носит голубой пехотный камзол с черной отделкой (встречалась и синяя отделка). Золотая тесьма на манжетах и шляпе. Белые бриджи, сапоги, пехотная шпага подвешена на поясном ремне. Поскольку оба персонажа не имеют офицерского патента, кушак им не полагается.

Генерал, 1809 год. Камзол позднего типа с белым стоячим воротником и красными манжетами. Галун с характерным зигзагообразным рисунком. Бриджи красные, шляпа с золотым галуном и зеленым плюмажем. Слева гренадер «германского» полка.

Генеральный штаб

Организация

[50] В результате реформ, проведенных фельдмаршалом графом Ласи, председателем военного совета в 1766–74 гг., австрийская армия получила развитую штабную структуру. Возможности австрийского штаба позволяли без напряжения управлять австрийскими войсками, оставляя необходимый запас для руководства частями союзной русской армии. Например, в ходе аустерлицкой кампании австрийцы целиком обеспечили русские войска руководством на марше. Это доминирование австрийцев привело к определенным трениям с русским командованием, особенно когда в результате просчетов австрийского командования последовал ряд поражений. Несмотря на мощь австрийскому штабу были присущи недостатки. Прежде всего, серьезно мешало то обстоятельство, что многие штабные структуры дублировали друг друга, обязанности не были четко распределены, а в некоторые сугубо штабные вопросы имели право вмешиваться гражданские власти. Другим недостатком австрийского штаба была его невероятная бюрократизация. Масштабы бумаготворчества превосходили все вообразимые пределы.

На многих картинах того времени австрийские военные изображены с наградами. Здесь показан орден Золотого руна – главная австрийская награда, учрежденная еще в 1429 году Филиппом Добрым, герцогом Бургундии. Орден состоит из золотого значка в виде руна, подвешенного на голубом эмалевом свитке с надписью Pretium laborum nоn vile (Награда не уступает подвигу), языки пламени красные, бьют из голубого камня. Орден носили на шее, подвесив на красной ленте, или продевали ленту через пуговичную петлю.

Орден Святого Стефана (учрежден в 1764 году). Это была награда для гражданских лиц. Франц I основал в январе 1808 года орден Леопольда, которым награждались как военные, так и гражданские лица. Большой рыцарский крест ордена представлял собой нагрудную звезду с вписанным в нее красно-белым крестом, окруженным дубовыми листьями. В центре вписан девиз Integritati et Merito, и вензель FIA (Franciscus Imperator Austritte). Командорский крест имел похожий дизайн, но увенчивался золотой императорской короной. Его носили на шее на красной с белым кантом ленте шириной 2,5 см. Рыцарский крест имел уменьшенные размеры и носился на ленте шириной 1,75 см, продетой в пуговичную петлю. Существовала медаль Большого рыцарского креста, которую носили на повседневной униформе.

Главной административной единицей австрийской армии был Придворный военный совет — Hofkriegsrat. Совет был учрежден еще в 1566 году. Он руководил работой «технических» департаментов: инженерного, интендантского и оружейного. Также Совету непосредственно подчинялась пограничная охрана на участке границы с Оттоманской империей. Однако в задачи Совета не входило прямое управление войсками в ходе кампании. В 1792 году был сформирован Государственный совет (Staatsrat), который отвечал за внутренние дела. Этот совет с самого начала дублировал уже существующие структуры, поэтому необходимость в нем вызывала споры. Ласи разделил Придворный военный совет на два военных и один гражданский департамент (военной юстиции). Аналогичным образом было организовано управление в 12 военных округах (Generalkommanden) Австрийской империи. С Придворным советом были связаны, но сохраняли самостоятельность «технические» департаменты: саперный, артиллерийский, оружейный, медицинский, а также гражданская служба снабжения (Hauptverpflegungsamt) и речная транспортная служба (Schiffamt).

[51] Эрцгерцог Карл предпринял попытку упорядочить структуру штаба в 1801–05 гг. Государственный совет был упразднен, а главным руководящим органом стало Военное министерство, которое подчинило себе Придворный военный совет. Структура придворного совета осталась без изменений. Сам Карл занял пост военного министра. Своей реформой Карл сумел уменьшить забюрократизированность армейского руководства, но Придворный совет сумел сохранить старые рычаги и связи, и, когда в 1809 году Карл впал в немилость у императора, все очень быстро вернулось в исходное состояние.

Орден Марии-Терезии давался исключительно за военные заслуги. Его учредили в 1757 году. С 1765 года орден существует в трех классах: Большой рыцарский крест, Рыцарский крест и Командорский крест. Другие степени награды представляли собой белые эмалевые кресты с золотой каймой и красно-белой серединой. Крест носили на шее (командорский) на красно-белой ленте или в пуговичной петле (рыцарский).

Большой рыцарский крест носили в виде широкой ленты через правое плечо с парадной униформой (лента маково-красная с белым просветом) и серебряного нагрудного креста с золотой окантовкой и девизом Fortitudine (За доблесть) в обрамлении зеленых эмалевых лавровых листьевВ центре креста вписан красно-белый австрийский герб.

Непосредственное управление войсками вел общий квартирмейстерский штаб. Ведущие роли в нем принадлежали императору и его военным советникам, которые образовывали генеральный штаб. Штаб каждого рода войск комплектовался профессиональными штаб-офицерами и генерал-адъютантами. В военное время штабы родов войск усиливались офицерами генштаба. Снабжением и военной полицией ведал смешанный военно-гражданский Генеральный военный комиссариат. В мирное время штаб рода войск состоял из 21 штаб-офицера (в звании от майора и выше), 16 капитанов и 12 лейтенантов. Эти штабы не смогли справиться с корпусной системой организации армии, введенной накануне кампании 1809 года. Каждый командующий корпусом получил в свое распоряжение небольшой штаб, который занимался управлением «техническими» родами войск. С управлением непосредственно корпусом штаб не справлялся, в результате все решения принимались с опозданием, реакция на действия противника была неадекватной. После поражения 1809 года на должность начальника общего квартирмейстерского штаба был назначен граф Йозеф Радецкий, который в 1810 году реорганизовал штаб, разделив его на несколько департаментов. Однако Радецкий оставил транспорт и полицию в ведении гражданских властей, хотя эти два вопроса нуждались в первоочередном разрешении.

Штаб располагал собственными боевыми частями, формируемыми в военное время и отвечающими за охрану и эскорт членов штаба. Это были штабс-пехотный и штабс-драгунский отряды. Драгуны передвигались верхом и носили характерную голубую с красной отделкой драгунскую униформу. Штабс-драгунский отряд был сформирован в 1758 году из наиболее надежных кавалеристов. Один из дивизионов штабс-драгун служил в 1812 году в Галиции, а в 1813/15 гг. — в Германии и Франции. Второй дивизион был сформирован в июне 1813 года и служил в Италии. Третий дивизион сформировали в январе 1814 года. Эта часть в 1814 году служила во Франции и в 1815 году в Эльзасе. Все штабс-части расформировали в 1816 году.

Униформа

До 1751 года для штаб-офицеров и генералов не существовало особой униформы, и они носили свои полковые мундиры. Затем появилась белая униформа с золотым галуном. В 80-х годах XVIII века на галуне добавился зигзагообразный узор. Пуговицы позолоченные с ободком и стилизованным изображением цветка. Покрой униформы следовал моде того времени, изменяясь вслед за изменением пехотной униформы.

Орден Элизаветы-Терезии, учрежденный в 1750 году для офицеров, прослуживших 30 лет. Крест имел одну (рыцарскую) степень и представлял собой белую эмалевую медаль с красно-белыми лучами, с золотым кантом, золотым девизом и золотым венком. Орден носили на черной ленте, продетой в пуговичную петлю. В центре вензеля ЕС (Elizabeth Cristina) и МТ (Maria Theresia).

В 1798 году появилось разделение на повседневную и парадную униформу. Парадная генеральская униформа состояла из белого с красной отделкой камзола, украшенного золотым галуном и позолоченными пуговицами, красных бриджей, кушака и бикорна с зеленым плюмажем, а также черного и золотого ремня. Повседневная униформа состояла из серой куртки, цвет которой по официальным документам совпадал с цветом отделки униформы 49-го пехотного полка с красным воротником и манжетами. Упряжь генеральских лошадей соответствовала той, что использовалась в «германских» кавалерийских частях. Чепрак алый с золотым кантом. В задних углах золотая императорская монограмма. Кобелль в 1805 году изобразил чепрак с заостренными концами. Чепрак был белый (возможна ошибка?) с золотым кантом и монограммами во всех четырех углах.

Особую униформу носили генералы венгерской кавалерии. Стиль этой униформы был гусарский. Парадная униформа венгерских генералов включала следующие предметы: меховой кивер с плюмажем, красный доломан и бриджи, белый ментик с пятью рядами пуговиц, золотым галуном, черно-золотой гусарский кушак, поясной ремень с золотым галуном, красная ташка с золотой императорской монограммой. Парадный чепрак красный с золотым и черным кантом, седло затянуто тигровой шкурой. Повседневная униформа состояла из фетрового кивера с козырьком, тремя золотыми галунами и зеленым плюмажем высотой 25 см, красного доломана, серого ментика и бриджей из белой, красной ткани или желтой кожи. Венгерский (т.е. остроконечный) чепрак с золотым галуном.

Генерал-адъютанты получили свою униформу в 1765 году. Униформа имела пехотный покрой, была темно-зеленой с красной отделкой и гладкими золотыми пуговицами. Шляпа-бикорн пехотного офицерского образца с зеленым плюмажем. Жилет и бриджи соломенно-желтые, сапоги офицерские, «германского» типа. Oberrock темно-зеленый с красными манжетами и подкладкой, зелеными пуговицами. Генеральский поясной ремень черно-золотой со шпагой. В походе генералы носили серые рабочие штаны. Конская упряжь пехотного старшего офицера. Флигель-адъютанты носили такую же униформу, но с серебряными пуговицами и саблей вместо шпаги. Полковые адъютанты носили перевязь через левое плечо.

В число штабных работников входили капелланы, которые носили черные сюртуки, жилеты и бриджи, черные чулки и ботинки или сапоги. [53]

Медаль За храбрость учреждена Иосифом II для унтер-офицеров и рядовых, проявивших героизм. Было две степени медали: золотая и серебряная. Кавалеры серебряной медали получали пятидесятипроцентную прибавку к жалованью, а кавалеры золотой медали имели право пожизненно получать повышенное жалованье. На аверсе профиль Иосифа II, на реверсе лавровый венок с надписью Der Tapferkeit (За храбрость). Красно-белая полосатая лента.

Крест за отличие для военных капелланов. Учрежден Францем II в ноябре 1801 года за героизм во время службы. Золотой крест с голубым эмалевым центром. Девиз Piis Mentis, бело-красная полосатая лента.

Медаль За Храбрость (реверс)

Военное отличие 1814 года. Его получали все участники кампаний 1813-14 гг. Бронзовый крест в дубовом венке, черная ленточка с белым просветом. Второе название отличия - "Орудийный крест", так как награда изготавливалась из бронзовых стволов трофейных французских пушек.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 22 июня 2010
Рубрика: Вооруженные силы, Наполеоновские войны, Обмундирование, Рисунки
Метки: , ,

Последние опубликование статьи