О.Р.Вульф. Австро-венгерская Дунайская флотилия в мировую войну 1914–1918 годов: Предисловие к первому изданию

Капитан 2 ранга С. Гаврилов
капитан 2 ранга П. Трайнин

Действия австро-венгерской Дунайской флотилии в войну 1914–1918 годов привлекли к себе внимание многочисленных авторов. Помимо отдельных журнальных статей и упоминаний об этих действиях в различных трудах, посвященных деятельности сухопутных войск (Из таких статей и трудов можно отметить: Мацетти «Австро-Венгерская Дунайская флотилия» (Морской сборник. 1928, №5); «Invalid Navy of Austria» (U.S.N.I.P.1934, №9); O. Regele «Kampf um Flüsse»; I. Suhay «Die Rolle der Donau im Weltkriege» (Schweizerische Monatschrift fur Offiziere aller Waffen), 1930.), Дунайской флотилии посвящены два капитальных труда: «Völkerringer um Donau» (Веrlin, 1919) и вышедший в 1934 году труд вице-адмирала Олафа Рихарда Вульфа: «Die Österreichisch-Ungarische Donauflottille im Weltkriege 1914–1918», обработанный применительно к труду «Война Австро-Венгрии на море в 1914—18 г.» капитан-лейтенантом Соколом, с приложением очерка работы Дунайского торгового флота во время войны капитана 2 ранга в отставке Габор фон Дебрентей (Вена—Лейпциг, 1934).

Книга О.Вульфа представляет большой интерес, так как в ней наиболее полно и детально освещена, кроме оперативной, и тактическая сторона деятельности флотилии, о которой до сих пор имелись самые расплывчатые сведения.

Ценность этого труда увеличивается тем, что автор его — непосредственный участник всех описываемых событий, притом занимавший достаточно ответственные должности (в том числе командира отдельно действующего отряда и, под конец, командующего флотилией). Это обстоятельство позволило автору отразить в своем труде живые воспоминания о боевой деятельности флотилии, представляющие немалый практический интерес, и дать изложение и оценку действий всей флотилии в целом, притом в непосредственной связи с обстановкой на прилегающих к Дунаю сухопутных театрах и с военно-экономическим положением центральных держав. Правда, эти же обстоятельства (то есть участие автора в описываемых событиях) обусловили и недостатки труда. В частности, это находит отражение в ура-патриотической оценке ряда действий флотилии, так же как и в шовинизме и прикрытии различными громкими фразами грабительской империалистической политики австро-германского командования в Румынии и, особенно, на Украине. В переводе, однако, большинство подобных рассуждений выпущено, поскольку они не были необходимы для понимания событий; истинную же цену тех немногих из подобных рассуждений, которые исключать было нецелесообразно, читатель сразу определит сам.

Главное значение предлагаемого труда в настоящее время обуславливается прежде всего театром, на котором происходили описываемые автором события. Вторая по величине (после Волги) река в Европе — Дунай, в полном смысле этого слова, может быть назван международной рекой. В период империалистической войны Дунай протекал по территории семи государств (Швейцария, Германия, Австро-Венгрия, Сербия, Румыния, Болгария и Россия.), шесть из которых приняли участие в мировой войне в составе двух враждебных коалиций.

Длина этой реки — 2860 км, площадь бассейна — 800 000 км². Это мощный водный путь, связывающий центральную Европу с причерноморскими государствами и вместе с тем — к началу войны 1914 года — мощная водная преграда на южной границе Австро-Венгрии. Плавание по Дунаю от устья и до Железных ворот было интернационализировано по Парижскому миру (1856 год) и Берлинскому мирному договору (1878 год). Пересекая на протяжении 370 км Нижне-Венгерскую низменность, Дунай течет плавным потоком, достигая ширины 1200 м. От Старой Молдавы на участке 90 км он пробивается сквозь скалистые горы, сужаясь до 200 м, а в одном месте (Каzan pass) — даже до 151 м (на участке 9 км). Наибольшей стремительности поток достигает в так называемых «Южных воротах», где скорость течения доходит до 18 км/ч. Для облегчения буксировки здесь построен обходный канал. В нижнем течении Дунай снова приобретает равнинный характер, течет медленно, образуя много островов, а при впадении в Черное море — дельту шириной 96 км.

Протекая в начале войны на большей части своего протяжения параллельно фронту воюющих государств, Дунай и некоторые его притоки (в частности река Сава) явились мощными водными рубежами, которые неоднократно пришлось форсировать обоим противникам (большей частью австро-германцам), несмотря на весьма значительные трудности и большие жертвы, связанные с этой операцией. Крайняя важность для центральных держав сомкнуть занятую их войсками территорию с Болгарией и Турцией, без чего они не могли долго продержаться, как участники войны, — придало особое значение и особую остроту борьбе за Дунай в кампании 1914—1915 годов.

В этой борьбе центральные державы и, в частности, Австро-Венгрия получили большое преимущество перед своим противником — Сербией, благодаря наличию достаточно мощной австро-венгерской Дунайской флотилии. Первые два монитора флотилии «Maros» и «Leitha» появились в 1878 году, вызванные к жизни опытом Гражданской войны в США.

К началу Первой мировой войны флотилия уже насчитывала шесть мониторов и несколько сторожевых кораблей. 6 августа 1914 года флотилия получила приказ о перегруппировке и подчинении фельдцейхмейстеру Оскару Потиореку. Отмобилизовавшись, флотилия к началу войны была дислоцирована следующим образом:

Действия флотилии в течение периода борьбы с Сербией (1914–1915 гг.) обеспечили успех ряда операций, проводившихся в районе Дуная. Наиболее значительными из них явились: прорыв флотилии из Дуная в Саву в 1914 году, сорвавший переправу сербских войск, и поддержка флотилией в 1915 году переправы через Дунай, для занятия Белграда, войск 8-го австро-венгерского корпуса. Показательно, что выполнявшаяся одновременно с переправой 8-го австро-венгерского корпуса через Дунай переправа 22-го германского резервного корпуса через Саву, необеспеченная содействием кораблей Дунайской флотилии (которые не могли войти в Саву из-за разрушения железнодорожного моста), несмотря на значительное превосходство над сербами германских войск, несколько раз чуть не была сорвана и вызвала значительные потери.

Тем не менее, несмотря на отсутствие у противника речных сил, отдельные части флотилии неоднократно попадали в тяжелое положение благодаря применению сербами и их союзниками (В том числе и русскими моряками, сыгравшими известную роль в войне на Дунае в этот период.) разнообразных боевых средств, к борьбе с которыми флотилия не была достаточно подготовлена в мирное время. К этим средствам, в первую очередь, следует отнести тяжелую сухопутную и морскую береговую артиллерию, мины заграждения, торпедные батареи, прожектора и так далее.

Недостаточной оказалась и подготовка флотилии к совместным действиям с сухопутными войсками, чему в мирное время уделялось мало внимания.

Правда, как показывает О.Вульф, с течением времени недочеты эти в значительной степени были изжиты, однако, своеобразная «минная война» на реке повлекла за собой немало потерь в корабельном составе флотилии, поглотила много средств и, по существу, явилась одной из главных задач флотилии на протяжении всей войны.

Со вступлением в войну Болгарии, а после нее и Румынии, центр тяжести деятельности Дунайской флотилии переносится на среднее и нижнее течения Дуная, причем у австро-венгерской флотилии появляется новый серьезный противник, в виде румынской Дунайской флотилии. Однако пассивность последней, фактически устранившейся от участия в борьбе за владение рекой, не внесла новых осложнений в обстановку для деятельности австро-венгерской флотилии. Главными противниками ее и на этот период остались береговая и полевая артиллерия и мины. В этот период австро-венгерская флотилия обеспечила решающий успех по срыву переправы через Нижний Дунай у Ряхово румынских войск и уничтожению тех из них, которые уже переправились на болгарский берег.

После разгрома австро-венгерскими войсками Румынии, Дунай получил значение важнейшей водной коммуникации, по которой отправлялись награбленные в Румынии нефтепродукты, хлеб и другие грузы, крайне необходимые для уже выдыхавшихся в экономическом отношении центральных держав. Обратным потоком по Дунаю из Австро-Венгрии и Германии в Сербию, Румынию, Болгарию и Турцию шли военные грузы и уголь. Обеспечение этих перевозок, как в районе устья Дуная, где действовали румынские и русские морские и речные корабли, так и вдоль берегов самой реки от различных партизанских отрядов, явилось в этот период, пожалуй, самой важной задачей австро-венгерской флотилии, имевшей тесную связь с созданными на Дунае экспозитурами и комендатурами (органами военных сообщений Центрального транспортного управления). Следует отметить, что в районе среднего и нижнего Дуная, территориально находившегося в зоне влияния Австро-Венгрии, германское командование параллельно с австро-венгерскими транспортными органами создало и свои, что приводило к немалым трениям и недоразумениям. Недоверие к своему союзнику и стремление всюду иметь свои боевые части повлекло за собой и создание «Императорской германской флотилии моторных катеров на Дунае», причем первые четыре катера были перевезены на Дунай по железной дороге еще в октябре 1915 года из состава Вислинской военной флотилии.

Автор лишь вскользь упоминает о боевых столкновениях, которые австро-венгерская флотилия имела на нижнем Дунае с русскими вооруженными пароходами и о нахождении в том районе значительного числа русских торговых судов, часть которых была захвачена австрийцами во время их действий против румынских речных портов. Между тем, русское морское командование по непосредственным указаниям царского правительства организовало еще в 1914 году на нижнем Дунае так называемую «Экспедицию особого назначения на Дунае» под начальством известного тогда своим самодурством адмирала Веселкина. Деятельность этой весьма значительной по составу экспедиции, включавшей в себя и боевые части (морские, речные и береговые) и многочисленные тыловые организации, в основном протекала по двум направлениям. Во-первых, ей ставилась задача транзита в Сербию военного снаряжения и инструкторского состава (в первую очередь для организации использования на Дунае различных морских боевых средств) и, во-вторых, она выполняла посредническую роль по закупке и отправке в Россию болгарского (до вступления Болгарии в войну) и румынского хлеба. Характерно, что главным основанием для этих закупок явилось намерение лишить агентов центральных держав возможности производить закупки для своих государств.

1917 и 1918 годы до сентября месяца были периодом, когда флотилия фактически не имела противника на Дунае и, обосновавшись на нижнем течении реки, частично перенесла свою деятельность на прилегающий к устью Дуная район Черного моря. Деятельность здесь выразилась, главным образом, в организации траления, осуществлявшегося находившимся в составе флотилии дивизионом тральщиков Черного моря.

1918 год представляет интерес и тем, что в то время из состава флотилии был выделен особый отряд для действий на реках южной Украины с целью поддержки находившихся там войск австро-германских интервентов и для обеспечения речных и морских перевозок всего награбленного там хлеба, сырья, топлива и других многочисленных грузов в Австро-Венгрию и Германию. О.Вульф явно неохотно и вскользь упоминает о том враждебном отношении, которое встретили на Украине интервенты, но нам прекрасно известно, какую страстную ненависть и какой сокрушительный отпор вызвали их действия со стороны украинских крестьян и рабочих.

После блестящих успехов центральных держав на Балканском театре, на нем же осенью 1918 года произошел решительный поворот войны в пользу Антанты, и на Дунайскую флотилию была возложена трудная задача прикрытия отступления с Балкан и из Румынии австро-германских войск и обеспечение эвакуации громадных запасов снабжения.

Следует особо отметить, что эта задача выполнялась флотилией в особенно тяжелой для нее политической обстановке, поскольку начавшийся распад австро-венгерской монархии повлек за собой постепенный уход с кораблей представителей многих народностей, составлявших население прежней Австро-Венгрии.

Из краткой характеристики основных этапов боевой деятельности австро-венгерской Дунайской флотилии видно насколько она была многообразной и разносторонней. Правда, как уже было сказано выше, с точки зрения ценного боевого опыта она имеет значительный минус, а именно, отсутствие равноценного противника в виде речной же флотилии. Незначительным и мало показательным даже для того времени был и опыт борьбы флотилии с авиацией противника, которая, как можно судить по данному труду, была и немногочисленна и недостаточно активна.

О.Вульф делает интересное замечание: «Правильное применение речных сил могло определиться только на основе опыта Мировой войны, так как за долгие мирные годы установились неверные взгляды на возможности их применения. Содержанием учений большей частью были исключительно двухсторонние занятия групп мониторов. В Мировую войну до таких боев не дошло, главным образом потому, что румынская Дунайская флотилия еще до объявления войны герметически закупорилась. В высшей степени важная совместная работа Дунайской флотилии с сухопутными войсками почти не была предметом подготовки флотилии в мирное время».

Труд О.Вульфа наглядно и убедительно показывает важность тесного взаимодействия между речными флотилиями и сухопутными войсками и крупнейшее место, которое занимают в боевой деятельности флотилий действия против сухопутных войск противника. Данная работа напоминает также и о том, что в процессе боевой подготовки флотилий иногда проявляется недооценка этих сторон деятельности. Таким образом, книга содержит в себе немало поучительного и ценного как для командного состава флота и, в особенности, речных флотилий, так и для командиров сухопутных войск.

Происшедшее недавно насильственное присоединение Австрии к Германии и агрессивные планы германского фашизма в отношении других дунайских и балканских стран вновь делают актуальной проблему речных сил на Дунае. Недаром в апрельском номере германского журнала «Der Deutsche Volkswirt» определяется значение Австрии для Германии, как «новых германских ворот на Восток».

В связи с этим Дунай вновь приобретает значение одного из основных путей военной и экономической экспансии германского фашизма в придунайские страны, на Балканы и побережье Черного моря. Что подготовка к этому заканчивается подтверждает и английская пресса, в частности «Дейли Мейл», которая утверждает, что в ближайшем будущем Германия объявит о ликвидации международного контроля над австрийской частью Дуная и о запрещении судам других наций свободного плавания в этом районе. Об этой экспансии свидетельствует и прибытие в Бухарест 20 апреля 1938 года германской «миссии» во главе с доктором Шнее, которая, по утверждению самого Шнее, имеет задачу изучения и определения путей дальнейшего экономического и политического проникновения Германии в дунайские и балканские страны. Аналогичные шаги, и притом не встречающие противодействий, предпринимаются и в Венгрии. В числе мероприятий, обеспечивающих это проникновение, уже запланирована постройка нового канала Рейн–Майн–Дунай, так как существующая уже связь между Дунаем и Рейном в виде, так называемого Людвигского канала (Ludwig-Kanal), начинающегося от Бамберга на Майне и заканчивающегося у Кельгейма на Дунае (выше Регенсбурга в Баварии), видимо признается недостаточной по причине как небольшого тоннажа пропускаемых судов (до 130 т грузовместимости), так и большого количества шлюзов (около 100), значительно увеличивающих продолжительность перехода по каналу. Включение в состав германского военно-морского флота австрийской дунайской флотилии, состоящей из семи небольших речных кораблей, важно не с точки зрения боевой ценности этой флотилии, которая сама по себе невелика, но как символ того, что Германия решила создать на Дунае свои речные силы в дополнение к созданным уже ею на Рейне, Эльбе, Одере, восточно-прусских реках и Мазурских озерах. Возможности к этому имеются вполне достаточные — как путем переброски кораблей из других флотилий по каналам и железным дорогам (германские речные суда строятся с учетом требования перевозки их по железной дороге), так и путем быстрой постройки на самом Дунае.

По последним данным германской печати, судостроительным заводам австрийского города Линца, выбранного в качестве базы флотилии, уже переданы заказы на постройку боевых речных кораблей.

Большое внимание, уже несколько лет уделяемое военной и воен­но-морской прессой Германии вопросам речной войны, указывает на то значение, какое на основе тщательно изученного исторического опыта придается речным флотилиям со стороны германского фашизма. В числе прочих исторических изысканий, начиная с Гражданской войны в США в 1861–1865 годах и до последних войн включительно, особенное значение придается опыту Мировой войны на Дунае и на восточно-германских реках.

Это обстоятельство следует учесть нашим командирам при изучении труда О.Вульфа, наиболее полно отражающего боевые действия в Мировую войну на Дунае.

Опубликовал: Дмитрий Адаменко | 30 января 2012
Рубрика: Вооруженные силы, История, Книги, Первая мировая война, Первая мировая война, Первая мировая война
Метки: , , ,

Последние опубликование статьи